— Квартиру продали. На наследство не рассчитывай, — сказали внуку, когда тот вернулся в отчий дом

— Как же ты без меня справишься, бабуль? — спросил Глеб, собираясь учиться.

— Не волнуйся, справлюсь. А тебе надо профессию получать, да в жизни устраиваться. Поезжай. Я пока на ногах смогу сама себя обслуживать. А уж стану старая, тогда и решим, — сказала Евфросинья Виленовна, бабушка Глеба. Она понимала, что внуку нужно встать на ноги, а в их небольшом посёлке перспектив для молодого талантливого парня нет.

Глеб хорошо рисовал, любил черчение и мечтал строить дома. Он очень много трудился, и наконец его мечта сбылась:

— Меня взяли в строительный институт! — обрадовал бабушку внук. — На бюджет!

— Ты же мое золото! — Евфросинья Виленовна даже расплакалась от счастья. Она знала, что Глеб — большой молодец и сможет добиться своего даже без связей. Она благословила внука на поездку, и он стал собираться в большой город.

— На каникулы буду приезжать. Не скучай, — сказал он и, обняв бабушку на прощанье, отправился в новую жизнь.

Глеб жил в общежитии, учиться ему нравилось, а преподаватели отмечали его талант. На одной из студенческих выставок, которая прошла в самом начале семестра, зарисовку Глеба отметил ректор. Случилось чудо после собеседования — Глеба перевели на архитектурный факультет.

Глеб перестал есть и спать, нагонял одногруппников, но его работоспособность и стремление к цели принесли плоды. Было трудно, но он сумел нагнать студентов и сдать первую сессию.

Учиться на архитектора было очень сложно. Бесконечные чертежи, макеты, конструирование и рисунки. Порой Глеб так уставал, что забывал звонить бабушке. Впрочем, Евфросинья Виленовна относилась с пониманием к стремлениям внука и гордилась им.

Она рассказывала всем своим соседкам о том, что Глеб станет великим архитектором, что его ждет большое будущее.

И внук не подвел. Его проект занял одно из призовых мест, и парня позвали на стажировку в одну из крупных строительных компаний. Глеб был счастлив и с удовольствием рассказывал бабушке о своих успехах.

— На каникулы не приеду. Буду работать. Но если все сложится, мне обещают заплатить!

Глеб жил на стипендию, а еще тратил то, что оставили ему родители. Эти резервные деньги как раз были отложены на его обучение, и парню хватало на еду. Но устроившись на стажировку, Глеб поставил цель не только набраться опыта, но и закрепиться, начать зарабатывать и помогать бабушке, ответить ей за то добро и любовь, с которыми она его растила.

А для этого ему пришлось пожертвовать временем.

Евфросинья Виленовна немного расстроилась. Она очень скучала по внуку, но виду не подала. Понимала, что для Глеба наступил очень важный момент, поэтому поддерживала его как могла. Она даже не сказала ему, что в последнее время у нее болело сердце, и она все чаще задумывалась о том, что может не дожить до встречи с любимым внуком.

— Работай, внучок. Я в порядке, — говорила она.

Шли месяцы, Глеб окончил институт и закрепился в той самой компании. Поначалу платили немного, хватало только на съемную квартиру и еду, но Глеб верил, что впереди светлое будущее.

Он познакомился с хорошей девушкой, Ольгой, и жил вполне неплохо. Впереди его ожидало долгожданное повышение, и он был в радостном предвкушении. Вот только мысли об одинокой старенькой бабушке не давали ему покоя.

Она не жаловалась. Тихонько жила на свою пенсию, разговаривала с котом и пила чай, в ожидании звонка от любимого внука. Но он так редко звонил, что порой бабушка забывала о том, когда последний раз общалась с Глебом. Она вообще начала много чего забывать.

И все же ее ожидания были не напрасны. Под Новый год случилось чудо. Ее молчаливый звонок ожил и она, опершись на клюку и прихрамывая, пошла открывать дверь.

— Глебушка?! — старушка кинулась обнимать внука. — А я и не знала… и стол не накрыла… ну проходи, дорогой мой! — засуетилась Евфросинья Виленовна. Она так расчувствовалась, что сквозь слезы не сразу заметила, что Глеб приехал не один.

— Бабуль, это Оля. Знакомься.

Невеста внука понравилась Евфросинье Виленовне. Бабушка была настолько рада внезапному визиту гостей, что помолодела лет на десять. Порхала по дому словно на крыльях. Откуда ни возьмись на столе появился пирог, вкусный чай и варенье…

— Вы надолго? — спросила она у внука.

— Нет… работа не отпускает.

— А на Новый год?.. — глаза Евфросиньи Виленовны потухли.

— Останемся, — вместо Глеба ответила Ольга. — Если вы не против.

До праздника было всего ничего. Бабушка разместила гостей в отдельной комнате, и с их приездом дом одинокой женщины вновь ожил и наполнился счастьем.

Отметили в узком кругу: Глеб, Ольга, Евфросинья Виленовна, двоюродная тетка Глеба, Наталья Евгеньевна, с мужем и соседка Евфросиньи Виленовны, тётя Шура.

Всем было очень интересно узнать про жизнь в большом городе, а Глеб с удовольствием рассказывал о том, какие замечательные проекты они воплощают в жизнь. Евфросинья Виленовна так гордилась внуком, что несколько раз расплакалась. Она загадала в Новогоднюю ночь, чтобы у Глеба все было хорошо. А для себя ей не нужно было ничего.

К сожалению, праздник подошел к концу, и Глебу с Ольгой нужно было возвращаться.

— Бабушка, может быть, ты поедешь с нами? — спросил Глеб.

— Как я уеду? У меня тут все… и магазин под боком и поликлиника. Место привычное, тихое, свое, — ответила Евфросинья Виленовна. Она понимала, что она будет мешать молодым строить семью. У Глеба не было своей жилплощади, они с Ольгой снимали однушку, в которой бабушке места бы не нашлось. Во всяком случае так решила Евфросинья Виленовна.

— Хорошо, пока оставайся. Но как только захочешь, скажи, — сказал ей Глеб.

Евфросинья Виленовна провожала внука в слезах, но снова отпустила его в светлое будущее.

А через некоторое время с ней случилась беда. Она неудачно упала и повредила бедро.

Глеб сразу же выслал деньги на лечение. Приехать он не смог, но договорился с тёткой, что та будет ухаживать за бабушкой. Глеб пообещал, что будет платить ей деньги вместо сиделки. Забрать Евфросинью Виленовну сразу после операции было бы неудобно для всех.

Наталья Евгеньевна была по образованию медсестрой и выполняла свои функции безупречно.

— Ты Наташе деньги переводи, Глебушка. Она все равно и продукты покупает, и за квартиру платит… — сказала Евфросинья Виленовна внуку в один из разговоров.

Глеб подумал и решил, что так будет удобнее. Бабушка многое забывала и надежнее было иметь дело сразу с Натальей. Та, в свою очередь, деньги брала, не жаловалась. Но ровно до тех пор, пока Евфросинья Виленовна не сказала ей, что Глеба повысили.

На самом деле у Глеба на работе и правда произошли изменения. Они с Ольгой решили взять в ипотеку более просторную квартиру, и Евфросинья Виленовна узнала об этом. Эту новость она не забыла, а приукрасила её, что-то перепутала, добавила и… в глазах тётки Глеб получился чуть ли не олигархом.

Она позвонила Глебу и сказала, что требует повышения оплаты услуг.

— Тётя Наташа… я очень благодарен вам, но ведь бабушка и так не получает ни копейки. Вы все оставляете себе и распоряжаетесь деньгами так, как считаете нужным.

— Я покупаю ей еду, плачу за квартиру, делаю капельницы и прочее, хожу в аптеку. Денег вечно не хватает! К тому же чем старше она становится, тем больше требует! Вчера попросила деликатесную колбасу! — возмущалась Наталья Евгеньевна. — В общем, если не поднимешь мне оплату, то я отказываюсь от своих обязательств.

Глеб подумал, что найти лучшую сиделку он вряд ли сможет, к тому же доверял родственнице. Поэтому стал платить больше, хоть и в ущерб себе. Он планировал в будущем забрать бабушку, но пока в новой квартире был ремонт и они с Олей сами жили на чемоданах.

Чтобы не обижать тётку, он стал переводить деньги несколько раз в месяц, надеясь на то, что бабушка получает должный уход. Когда он звонил проведать ее, Евфросинья Виленовна всегда была рада его слышать. Но она не помнила, что ела на завтрак и вообще, почти все, что происходило до звонка, забывала.

Глеб доверял Наталье, поэтому мог на некоторое время пропасть. Например, когда ему было необходимо срочно улететь в командировку или завершить важный проект. Деньги переводились исправно, и он не волновался. После одного из таких перерывов они с Ольгой решили, что пора ехать к бабушке, чтобы навестить ее. Глеб позвонил тётке и сказал, что приедет.

— Не приезжай, она приболела, ей не до тебя. — Телефон Наталья Евгеньевна тоже не дала, сославшись на то, что у Евфросиньи Виленовны температура и ей не надо волноваться.

Глеб расстроился, но Ольга его уговорила.

— Мало ли что… давай съездим.

Когда Глеб открыл дверь в подъезд, то его накрыло странным ощущением волнения.

— Замок… — он кивнул на дверь. — Сменили без моего ведома.

Они с Ольгой посмотрели друг на друга, и Глеб начал звонить в дверь.

Никто не открыл.

— Тётя Наташа не берёт трубку…

— Может, что-то случилось с бабушкой? — Ольга выглядела растерянной. Они не знали, что делать.

На их счастье, шум в подъезде услышала соседка. Та самая, с которой дружила Евфросинья Виленовна.

— Тётя Шура! — крикнул Глеб, увидев в приоткрытой двери любопытное лицо соседки.

— Глеб?! Явился… не запылился.

— Вы не знаете, что с бабушкой? — не обращая тон соседки, спросил он.

— А разве тебя это волнует? Или про наследство вспомнил?

— Какое наследство?! Тётя Шура, миленькая, что случилось?!

— Квартиру продали, бабушка твоя бездомная теперь. И не говори, что не твоих рук дело! Ни стыда, ни совести! Она ведь и жила-то только для тебя! А ты… эх, молодежь пошла!

Тётя Шура еще долго причитала, взывая к совести нерадивого внука, а Глеб думал, как же так могло произойти.

Пока они стояли в тамбуре, мимо прошла женщина с большой сумкой. Она извинилась и стала открывать дверь квартиры, где жила Евфросинья Виленовна.

— Женщина, а вы кто? — спросил Глеб.

— Я тут живу. А вы кто?

— Я хозяин.

— Муж Натальи?

— Нет, я ее племянник.

— Тогда причем тут вы? Квартира принадлежит Наталье Евгеньевне. Все документы у меня есть в договоре. Могу показать.

— Вы что, эту квартиру снимаете?

— Снимала. Но теперь собираюсь покупать. Уже внесла задаток хозяйке. Так что простите, молодые люди, но квартира уже почти моя.

Женщина не стала разговаривать, просто захлопнула дверь.

— Значит, Наталья Евгеньевна обманула нас? — спросил Глеб у Ольги. Та была ошеломлена происходящим.

— Надо бабушку найти, пока не поздно, — ответила она.

Евфросинья Виленовна оказалась в стационаре. У нее был сердечный приступ и она лежала на реабилитации. До госпитализации Наталья Евгеньевна приходила к ней два раза в неделю, приносила минимум продуктов и убеждалась, что женщина кое-как справляется. Бабушка жила в ужасных условиях, не зная, что Глеб остался в неведении.

Наталья сказала ей, что Глеб перестал оплачивать ее содержание. Она убедила Евфросинью Виленовну, что она никому не нужна, и заставила переписать квартиру на себя, взамен хоть на какой-то уход. У старушки не осталось выбора.

У Евфросиньи Виленовны были проблемы с памятью, а препараты для мозга, прописанные врачом, Наталья не покупала, экономила. У неё была возможность определить бабушку в одну из палат, где сама Наталья работала. Там она просто оставила старушку на дожитие, рассчитывая, что та не вернется из больницы. Но Евфросинья Виленовна оказалась крепче, чем полагала Наталья.

Вот только возвращаться Евфросинье Виленовне было некуда. Квартира, которую она доверчиво переписала на племянницу, быстро сдалась и нашла новых владельцев. Наталья Евгеньевна почти провернула сделку, но Глеб вовремя приехал и обо всем узнал.

Он забрал бабушку из больницы и начал процесс против тётки. Сделку признали недействительной, потому что Евфросинья Виленовна действовала под давлением родственницы.

Квартиру удалось вернуть, а Евфросинья Виленовна с той поры жила с внуком и его невестой. Они забрали ее из поселка в большой город. Глеб нанял новую сиделку и тщательно следил за тем, чтобы бабушка была под присмотром.

Наталья Евгеньевна же получила сполна. На нервной почве из-за суда, осуждения близких и понимания, что легкие деньги уплыли из рук, она слегла. «Бумеранг» судьбы прилетел и к ней. Но это уже совсем другая история.

Оцените статью
— Квартиру продали. На наследство не рассчитывай, — сказали внуку, когда тот вернулся в отчий дом
Кеосаян разговорился о чем не просят, но Галкин закрыл его рот: Пугачева вне обсуждений