Когда муж уехал, а свекровь нагрянула в гости без предупреждения

Терпеть не могу ночных звонков. Нормальные люди так поздно не беспокоят, если, конечно, не случилось что-то из ряда вон выходящее. Поэтому я всегда вздрагиваю от ночных звонков и жду неприятных известий.

Я уже проваливалась в сон, когда мелодия мобильника мужа разорвала тишину спальни. Муж вздохнул и взял телефон.

— Номер незнакомый, — сказал он, бросив на меня взгляд через плечо.

— Выключи звук. Кому надо, утром перезвонят, — пробурчала я и с головой нырнула под одеяла.

Телефон всё звонил и звонил. Я вздохнула и откинула одеяло.

— Да ответь, наконец! – попросила я, понимая, что уснуть уже не получится.

Муж долго слушал кого-то, потом сказал, что утром выезжает.

— Что? – спросила я, окончательно проснувшись. – Куда собрался?

— Женька умер. Сердечный приступ. Жена его звонила, просила приехать. Завтра утром отпрошусь с работы и поеду. Эх, Женька, Женька… Сорока ещё нет… — Стас встал и пошёл на кухню.

Ранним утром я проводила мужа, положив с собой сменную рубашку и бритву. Женьку я знала плохо, поэтому с мужем не поехала.

Я пила кофе, планируя, с чего начать свой день: с уборки квартиры или со стирки занавесок? Выходных, как известно, у женщин не бывает. Решила, что готовить не буду. Три дня без еды только на пользу пойдут. В крайнем случае, пожарю яичницу. А к возвращению мужа приготовлю что-нибудь вкусное.

Но моим мечтам не суждено было сбыться. Едва я успела привести себя в порядок, как в дверь позвонили. Я подумала, что соседка за чем-нибудь пришла, и смело распахнула дверь.

На пороге стояла моя свекровь, а за её спиной маячил второй её муж Семён.

— Ты, я вижу, не рада? Мы тут неподалёку были, решили зайти. Но если ты занята, то мы, пожалуй, пойдём, — говоря это, Мария Васильевна даже не двинулась с места, продолжая изучать моё лицо.

Можно подумать, она когда-нибудь предупреждала нас о своём визите.

— Нет, что вы, проходите, — сказала я, растянув губы в улыбке и впуская их в квартиру.

— Мы ненадолго, правда, Сёма? — сказала Мария Васильевна, сбрасывая с плеч норковую шубу.
Семён виртуозно поймал её на лету, не дав упасть на пол.

— Не разувайтесь, я ещё не убиралась сегодня. Я всегда вам рада, Мария Васильевна. Вы хорошо выглядите, — сказал я как можно приветливее.

— А Стасик где, на работе? Сегодня же выходной. Не бережёт он себя. Тебе тоже не мешало бы устроиться на работу. Тогда ему не пришлось бы вкалывать в выходные. – В голосе свекрови слышался не упрёк, а прямо обвинение в моём безделье.

— Я работаю, только дома… — начала оправдываться я.
Можно было кричать во все горло, она всё равно не услышала бы меня. Только я пыталась объяснить, что сейчас можно работать в интернете и хорошо зарабатывать, как у неё наступала временная глухота.

Свекровь придирчиво окинула взглядом комнату, заметив и пыль на шкафу, и рубашку Стаса, брошенную на стуле. Я забыла её отнести в стиральную машину.

— Ты купила новые занавески? Красивые, но те тоже были ещё ничего. Вы живёте не по средствам, слишком много тратите. Новый диван купили? А что случилось со старым? – Не ожидая от меня ответа, Мария Васильевна уселась на диван, прислушиваясь к своим ощущениям. – Не слишком светлый?

А ещё говорят, что с возрастом ухудшается память. У моей свекрови она только обострилась. Это надо же, она запомнила, какие занавески висели в нашей квартире несколько месяцев назад.

Я оставила её наслаждаться удобным диваном, а сама бросилась на кухню, вспоминая, какие продукты есть в холодильнике. Просто чай не прокатит. Я знала, она будет звонить вечером всем подругам и рассказывать, что я плохо её встретила. А Стасика, её единственного сыночка, вовсе не кормлю. Ну уж нет, не доставлю ей такого удовольствия.

Я открыла холодильник. Так, овощи на салат есть, уже неплохо. Достала из морозильника кусок мяса и положила в микроволновку. А пока оно размораживается, затеяла быстрый бисквитный пирог.

Сунула пирог в духовку, мясо отбила и положила на раскалённую сковородку и принялась резать овощи на салат. По квартире поплыл запах свежей выпечки. Я ожидала, что мама моего мужа тут же зайдёт на кухню… Зря надеялась.

Услышав вскрик то ли возмущения, то ли радости, я бросилась в комнату, не представляя, что могло случиться. Мария Васильевна стояла у шкафа с посудой и держала в руках вазу знаменитого императорского фарфорового завода Кузнецова.

— Это же антиквариат! Так ты тратишь заработанные моим сыном деньги?! – Воскликнула она и глянула на меня так, словно увидела таракана.

Я торопливо пустилась в пространные объяснения, что это бабушка подарила на память два месяца назад…Пирог! Я метнулась на кухню, вытащила из духовки подрумянившийся пирог. Слава Богу, успела. Перевернула мясо, накрыла скороду крышкой и занялась салатом.

Когда мясо было готово, я накрыла стол парадными тарелками и пригласила гостей.

— Мы не есть приехали, а просто проведать вас, — сказала Мария Васильевна, усаживаясь за стол.
Придирчивый взгляд её метался от тарелки с мясом к салатнику, потом к аппетитному пирогу и снова к мясу.

Семён взял вилку и поддел поджаристый кусок. Ножи я тоже предупредительно положила рядом с вилками, но Семён был мужиком простым, не владеющим правилами этикета. Он откусил мясо и зажмурился от удовольствия. Моя душа запела, собираясь взлететь до потолка от радости, что не зря старалась. На землю меня вернул ледяной и отрезвляющий голос свекрови.

— Как ты можешь, Сёма?! Ведь идёт пост.

Семён поперхнулся и поморщился, словно во рту у него оказался не кусок нежного мяса, а ядовитая жаба.

Я со страхом замерла, испугавшись, что он сейчас подавится под осуждающим взглядом жены или выплюнет. Но Семён прожевал и проглотил мясо.

От ужаса, что я совершила роковую ошибку — совершенно забыла про начавшийся пост, — меня начало мелко потряхивать. Надо же было так опростоволоситься?! Я взяла себя в руки, решив достойно принять удар.

С виноватым видом я пустилась объяснять, что Стас, мой любимый муж, её, свекрови, единственный сын, обожает приготовленное мною мясо, поэтому в холодильнике всегда есть вырезка. А в магазине рядом с нашим домом продаётся разве что минтай. Не угощать же мне дорогих гостей минтаем и пикшей.

— Если бы вы предупредили заранее, я успела бы купить рыбу в фирменном магазине, — проблеяла я.

Семён тем временем доедал мясо, присматривая новый кусок.

— Положить вам салат? – с милой улыбой спросила я Марию Васильевну, пытаясь исправить свою ошибку.
Я похвалила себя, что хоть салат догадалась не заправлять майонезом. Свекровь его не ела.

Мария Васильевна благосклонно позволила положить на тарелку ложку салата. Она подцепила вилкой дольку огурца и осторожно положила её в рот.

«Ага, проглотила!» — возликовала я, похвалив себя, что не забыла добавить в салат сок лимона. Теперь у мамы мужа не будет повода прочитать мне нотацию, что за столько лет нашего брака с её сыном я так и не научилась правильно готовить салат. О чудо! Она промолчала!

Воодушевившись молчанием жены Семён протянул руку с вилкой к следующему куску мяса, но был остановлен её презрительным взглядом и резким окриком. Семён положил вилку на стол, не в силах отвести глаз от вожделенного мяса. Мне стало его жалко.

Отец моего мужа не выдержал железного характера жены и сбежал от неё, когда Стасу было восемь лет. Несколько лет назад, на юбилее подруги, Мария Васильевна встретила Семёна, свою первую любовь, который к тому моменту стал вдовцом, и вышла за него замуж.

Я встала из-за стола и поставила на плиту чайник, порезала восхитительно поднявшийся пирог. Потом выставила на стол самые красивые чашки – подарок моей мамы на нашу со Стасом свадьбу. Самый красивый кусок я положлда Марии Васильевне.

— В прошлый раз я забыла добавить в пирог корицу, помните? Попробуйте теперь. Вы точно заметите разницу, — с милой улыбкой нагло соврала я.
В прошлый раз свекровь убеждала меня, что корицы надо было положить побольше.

— Да? – спросила Мария Васильевна, подняв на меня удивлённые глаза.

Семён, заметив, что жена отвлеклась, тут же схватил кусок мяса и стал быстро глотать его, почти не жуя.

Чайник засвистел, и я разлива в чашки крепкий свежезаваренный чай. Свекровь одарила меня убийственным взглядом.

— Что, горячий? Разбавить? – Тут же вскочила я за графином с холодной кипячёной водой.

— Чёрный чай вреден для здоровья. Неужели ты не знаешь? – раздражённо отчеканила она, глядя на меня, как на неразумную идиотку.

— В пост? – наивно спросила я.

Она окинула меня ледяным взглядом.

Семён поднёс ко рту вилку с мясом, но свекровь перехватила его руку.

— Хватит, Сёма. У тебя и так холестерин высокий. Положи ему пирога. Надеюсь, от него не будет изжоги, — проворчала Мария Васильевна.

Семён с тоской посмотрел на мясо. Я поставила перед ним блюдечко с порядочным куском пирога.

— Мария Васильевна, я сейчас заварю зелёный чай, — сказала я, вскочила со стула выпрямившейся пружиной, подскочила к шкафу и достала упаковку с пакетиками зелёного чая.

— Ты собираешься меня отравить? Чай в пакетиках нельзя пить. Там же сплошной пластик, — скривилась она. – Сядь! Не стоит беспокоиться, одна чашка чёрного чая не убьёт меня, надеюсь.

Свекровь отпила из чашки и даже не поморщилась, к моему искреннему удивлению.

Они с Семёном пили чай, а я сидела, боясь шелохнуться и сделать снова что-то не так. Наконец, Мария Васильевна отставила пустую чашку. Её щёки порозовели, настроение явно улучшилось.

— А где же Стасик? – спросила она, милостиво взглянув на меня. – Пора бы ему давно быть дома.

Почему она взрослого мужчину называла уменьшительно-ласкательным именем, для меня всегда было загадкой. Стас этого, кстати, терпеть не мог. Если вы заметили, меня она вообще никак не называла.

— А разве я не сказала? Он уехал на похороны. Умер его институтский друг. Вдова ночью позвонила и просила приехать. Стас вернётся послезавтра.

— Да? Значит, я пропустила мимо ушей. Жалко, – сказала свекровь, поджав губы.

Я не поняла, было ей жалко, что она не застала дома сына, или что так некстати умер его друг. Мы помолчали каждый о своём.

— Ну что ж, не будем тебя отвлекать от дел. Семён, нам пора, — сказала свекровь, не двигаясь с места.

Отвлекать от дел? Я бы лучше перемыла окна, полы в квартире и лестницу в подъезде, чем носиться по квартире в желании угодить, а она даже этого не заметила.

— Ну что вы, какие дела. Я всегда рада вам, Мария Васильевна, — елейным голосом пропела я, обрадовавшись, что реалити-шоу «Свекровь нагрянула в гости без предупреждения» подошло к концу.

Мария Васильевна встала из-за стола и посмотрела на мужа. Мне показалось, что она сейчас скомандует: «К ноге!» Но Семёну хватило одного взгляда.

— Когда Стасик вернётся, передай ему, что мы заходили. – Свекровь окинула взглядом стол с почти нетронутой едой.

— Машенька! – позвал Семён уже из прихожей, держа наготове её шубу.

Мария Васильевна долго одевалась, потом мы долго прощались в дверях.

— И всё же мясо в пост не нужно готовить. – Мария Васильевна поставила жирную точку в конце своего визита.

Я никогда раньше не замечала у неё склонности к религиозности. Мы дружно расцеловали воздух возле ушей друг друга. С Семёном мы обменялись понимающими взглядами.

Я закрыла дверь, вернулась в комнату и без сил плюхнулась на новый диван. Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах, что называется.

Потом убрала со стола, повздыхала над мясом и пожалела, что Стаса нет дома, перемыла посуду и занялась уборкой квартиры. До следующего визита свекрови можно жить спокойно.

Через два дня Стас вернулся с похорон. Как же я соскучилась по нему!

— Ты плохо выглядишь. Много работала? – спросил он, рассказав про похороны.

— Да, — честно призналась я. – Твоя мама приезжала и жалела, что тебя не застала.

— И как всё прошло? – муж спросил так, словно говорил не о собственной маме, а об английской королеве.

— Прекрасно. Мы расстались довольные друг другом, — ответила я с абсолютно невинной улыбкой.

Муж недоверчиво покосился на меня. На самом деле мне было жалко, что он не видел этого представления. Но мама есть мама, я никогда не жаловалась на неё, понимая, что мне достался прекрасный муж, в чём была и её заслуга. А что она считала меня недостойной своего сына, так в этом тоже была доля правды. Мы женаты шесть лет, а детей у нас всё не было.

Мы поужинали мясом с картошкой. Как ни странно, в прошлый раз оно получилось лучше и нежнее. Потом пили крепкий чёрный вредный чай.

— Маму ты тоже кормила мясом? И что? Ела? — спросил Стас.

— Нет, конечно, — вздохнула я. — Но Семён оторвался по полной.

Муж откинулся на спинку стула и весело рассмеялся.

Как же я его люблю! Вот кто меня понимает, так это он. Ради него я даже готова терпеть его маму каждые выходные. В общем-то, я была благодарна ей за сына и прощала её нелюбовь ко мне. Я ведь, если честно, тоже не подарок. Главное, что между нами со Стасом царили мир и понимание.

Всех с наступающим весенним праздником!
Любви и мирного неба над головой.

«Мечтая о принце, помните, что будущая свекровь – королева!»
Андрей Соколов

«Доброй хозяйки должность есть: быть тихой, скромной, постоянной, осторожной; к Богу усердной, к свекру и свекрови почтительной; с мужем обходиться любовно и благочинно, малых детей приучать к справедливости и любви к ближнему; перед родственниками и свойственниками быть учтивой, добрыя речи слушать охотно, лжи и лукавства гнушаться; не быть праздной, но радетельной на всякое изделие и бережливой в расходах»
Екатерина Великая

Оцените статью