— Мы как раз к ужину успели, салатик быстренько нарежьте, — заявила незнакомая женщина с ребенком

— Почему у нас ничего не приготовлено на ужин? — Степан пришел с работы голодный и злой. Свое раздражение он решил выплеснуть на жену, Ксению. Обычно такие моменты заканчивались ссорами, но в тот день у Ксении не было сил спорить. Она лежала с высокой температурой и надеялась, что муж позаботится о продуктах и зайдет в аптеку, о чем она заранее попросила его.

— Я не в состоянии готовить. Ты купил лекарства? — спросила она.

— Да, купил, — он сунул ей пакетик. Она заглянула и разочарованно ответила:

— Это не то, что нужно!

— То же самое, только с другим названием, — отмахнулся Степан.

— Нет. Я просила тебя купить конкретный препарат! Почему ты купил не то, что я просила?!

— Потому что я не вижу смысла переплачивать за бренд, — отмахнулся Степан.

— Ты решил сэкономить на моем здоровье? Тебе не стыдно?

— Нет. Я не привык сорить деньгами.

Ксения посмотрела на мужа. Ее удивляло его безразличие и патологическая «бережливость». Раньше Ксении нравилось, что муж подходил к тратам рационально, но она считала, что есть моменты, когда экономия неуместна. Например, когда дело касалось здоровья или экстренных нужд.

В последнее время Степан экономил на всем. Он покупал самые дешевые продукты, выбирал некачественную одежду, исключал «неважные», по его мнению, траты, если считал, что это лишнее или без этого можно обойтись. По этой же причине Ксении пришлось продать автомобиль: Степан подсчитал, что старенькая машинка слишком дорого обходится их семье.

— Бензин, техобслуживание, страховка, запчасти, стоянка! Да мы разоримся с этим ржавым ведром! — сказал он, после очередной поломки.

Он убедил Ксению, что машина требовала слишком много вложений, хотя она не хотела расставаться с транспортным средством, доставшимся ей от деда.

Тем не менее Степан сумел уговорить ее.

— На сэкономленные деньги купим новую машину, — пообещал он. Но шло время, а супруг так и не соглашался на важное приобретение.

— Давай поедем в авторынок, подберем что-то подходящее, пока цены не выросли, — говорила Ксения мужу.

— Зачем тебе машина? Ты вообще можешь ходить на работу пешком. Это рационально и экономично. Лучше мы на эти деньги купим что-то более полезное.

— Например?

— Может быть, садовый участок? Посадим картошку, овощи… это очень выгодно и экологично.

— Нет, Степан. Я не хочу «загибаться» на грядках ради трех огурцов и ведра картошки. Это не мое.

Супруги долго спорили, и никак не могли прийти к общему решению. В итоге все эти разговоры кончались ссорами.

Чаще всего Ксения быстро отходила и переключалась на другие дела. Она понимала, что муж имеет право на свое мнение, и старалась мириться с этим, пока вопрос его принципов бережливости не зашел слишком далеко.

— Мне не подходит это средство. Я не зря просила купить тебя определенный препарат, который мне назначил врач! — негодовала Ксения.

— Эти врачи назначают то, что им говорят. Продвигают бренды, самые дорогие, но ничем не лучше обычных средств.

— Ты не слышишь меня, Степан?! Я повторю: мне нужен другой препарат из-за непереносимости веществ в составе и побочных эффектов. Если ты не понимаешь, то мне жаль.

— Да брось, все это глупости. Ты как и многие, повелась на рекламу. Мне провизор предложил более экономичный аналог, и я не могу понять, зачем платить больше?

Ксения посмотрела на мужа. Она поняла, что достучаться до него не выйдет, и стала собираться в аптеку сама, хотя чувствовала себя плохо.

К тому же после неприятного разговора разболелась голова.

Сначала Ксения решила пойти в ближайшую аптеку, но потом поняла, что лучше узнать наличие на сайте. И, как выяснилось, она сделала это не зря. Нужный препарат оказался через две остановки от ее дома.

Женщине пришлось выбирать: либо ехать в переполненном в час пик автобусе, либо добираться пешком несколько остановок, обливаясь потом и проклиная тот день, когда она согласилась продать машину.

Оказавшись на улице, Ксения решила поступить более мудро: она вызвала такси. Ксения не догадывалась, что ее муж смотрел в окно и увидел, как к ней подъехал желтый автомобиль с «шашечками». И все было бы относительно сносно, потому что Ксения вытянула ноги и положила голову на мягкий подголовник, надеясь, что скоро ей станет легче… но Степан не смог «вынести» поступок жены, ее самовольную, невероятно расточительную трату!

— Алло? — Ксения ответила на его звонок.

— Ты могла бы посоветоваться со мной, прежде чем куда-либо ехать! — сказал он, едва сдерживая раздражение.

— А ты мог бы посоветоваться со мной, прежде чем экономить на моем здоровье.

— Иногда мне кажется, что я женился на маленьком, капризном и избалованном ребенке! Только неразумный человек может так поступать! Ну скажи, кто ездит на такси в соседний дом? Ты понимаешь, что эти лекарства встанут для нас слишком дорогим удовольствием?! Мало того что я купил недешевый аналог, так ты сейчас потратишь на такси целую уйму денег! И все ради того, чтобы потешить свое самомнение!

— Да, позволь мне хотя бы это маленькое удовольствие! С тобой о других даже мечтать не стоит! — ответила она и убрала телефон от уха. Посмотрев на фотографию мужа, которая стояла на карточке контакта, Ксения поняла, что устала. Что больше не хотела слушать его глупые доводы.

Она сбросила вызов и отключила телефон.

— Дождитесь меня, пожалуйста, — сказала она таксисту. — Я все куплю, и мы поедем дальше.

Ксения поехала к матери, решив не возвращаться домой.

Светлана Ивановна встретила дочь не слишком радостно. Она наконец-то съехалась с новым мужем, и ей не хотелось, чтобы дочь стала «третьим лишним» в новой семье.

— Что случилось? — спросила она.

— Мне надоело. Это… уму непостижимо… он считает каждую копейку!

— Но ты же сама выбирала такого мужа. Тебе нравилось, что он не разбазаривает заработанное… вспомни отца, — мать скривилась.

— Это другое.

— Ты ничего не понимаешь! Ты не знаешь, что бывают мужчины похлеще! Пьяницы, неуравновешенные люди… а Степан — да он просто ангел! Нашла к чему прицепиться! — Светлана Ивановна встала на сторону зятя. Она не поддержала дочь.

— Я все решила, мама. Мне слишком плохо сейчас, чтобы портить отношения еще и с тобой. У меня температура. Позволь мне тихо прилечь в своей комнате и дожить до утра. Утром я найду съемную квартиру и съеду.

Светлана Ивановна замолчала. Она не желала дочери зла, просто сердилась на ее недальновидность. Но, разумеется, выгонять Ксению она не стала.

— Я принесу тебе чай с лимоном. Есть куриный бульон…

— Спасибо, мама… я рада, что у меня есть ты, — наконец, улыбнулась Ксения.

Но гостеприимство матери было недолгим. Когда ее новый муж узнал, что Ксения «принесла домой заразу», он жутко разозлился.

— Мне нельзя болеть! У меня выступление в пятницу! — кричал он, заставляя Светлану Ивановну выслушивать и краснеть. — Пусть возвращается к мужу! Что за мода? Вышла замуж — живи! Терпи, договаривайся, находи компромисс!

— Я понимаю, но…

— Никаких, но! Звони зятю, пусть забирает свою благоверную, пока новую не нашел. Свято место пусто не бывает!

Ксения лежала, прикрыв глаза. Она не могла поверить, что ее мать наступит на те же грабли. Но теперь, вместо пьяницы – отца, ее муж был грубым, самовлюбленным нарциссом, которого не заботило ничье благополучие, кроме собственного.

К счастью, он быстро ушел. Ксения осталась с матерью наедине.

— Степан звонил, — отведя взгляд, сказала Светлана Ивановна.

— Да? — Ксения сделала вид, что поверила.

— Он сейчас приедет.

— Зачем?

— За тобой.

— Мам…

— Я не хочу, чтобы из-за вашей размолвки развалилось две семьи. Две нормальные семьи.

— Ты считаешь, что жить так — нормально? — тихо спросила Ксения.

— Ты просто не знаешь жизни… — ответила мать и ушла.

Степан приехал. Он выглядел так, словно и правда что-то осознал.

— Прости, Ксения. Я перегнул палку вчера. Надо было купить эти чертовы лекарства. Поехали домой.

— Езжай, дочка. Так будет лучше.

Ксения решила, что так и правда будет лучше, во всяком случае, пока она не найдет новую квартиру, чтобы съехать от мужа.

Но Степан продолжил удивлять:

— Я подумал, что мы с тобой достойны лучшего. Ты права, за бытовыми проблемами мы забыли о маленьких радостях… — сказал он.

— На что ты намекаешь?

— Я подумал, что нам нужно поехать в отпуск. Мы ни разу за пять лет никуда не выезжали. Наверное, мы можем позволить себе эту вынужденную трату, если так мы сохраним наш брак.

Ксения подняла брови. Она мечтала поехать на курорт уже давно. Несколько лет назад они с мамой отдыхали на море и ей так понравилось, что каждый новый отпуск она просила мужа купить путевки. Но Степан всегда находил более рациональные траты:

— Лучше мы сделаем ремонт на кухне. А на следующий год купим новую кровать и матрас в спальню. Сама подумай, семь дней на курорте забудутся сразу же, как кончится отпуск — а удобный ортопедический матрас прослужит всю жизнь.

И так было все пять лет… а теперь до Степана, наконец, дошло, что жена достойна этого путешествия.

— Хорошо, поедем, — быстро согласилась Ксения.

— Замечательно. Я все организую. Ты же знаешь, что у меня лучше это получается… к тому же ты плохо себя чувствуешь, — добавил он.

— Я надеюсь, что ты не станешь экономить? — нахмурилась она.

Степан покачал головой.

— Я все рассчитал, этот отпуск влетит в копеечку… но я готов к этому. Раз в пять лет можно потратиться ради семьи. Мы с тобой оба работаем, тебе тоже дадут отпускные… возьмем и оттуда.

Несмотря на такую постановку вопроса, Ксения была немного удивлена. Она даже поверила, что Степан действительно осознал свою ошибку и побоялся потерять жену.

К тому же Степан показал Ксении фотографии домика, который он решил снять, и ей понравилось.

— Недалеко от моря, есть все удобства. Неплохой ремонт, кухня… даже мангал с беседкой есть. Думаю, что лучше места мы не найдем, — сказал он.

— Хорошо, я согласна.

До отпуска оставалось всего три недели. И за это время Ксения сосредоточила все свои силы на поправке, а не на том, чтобы искать новые поводы для ссор.

В общем, на время подготовки к отпуску они поругались только два раза: первый, когда Ксения решила купить мужу новые шорты и майку. А второй, когда он узнал, что она купила себе новый купальник и шляпку.

Но в связи с тем, что обратно в магазин купальник было не сдать, Степану пришлось смириться с «бесполезной» тратой, а сам он все же поехал на юг в старых шортах.

Но все разногласия были забыты, когда Ксения увидела море. Она была настолько счастлива, что ей стало все равно на то, в каких шортах ходил по белоснежному песку ее муж. Она просто наслаждалась моментом…

Домик оказался небольшим, но уютным: гостиная, спальня, кухня и веранда. Из окна открывался частичный вид на море.

«Неужели, я не сплю?» — думала Ксения. Степан вел себя тихо, не мешал ей отдыхать. Впрочем, она тоже вела себя хорошо: покупала только необходимые продукты, готовила сама, а основное развлечение, море, было бесплатным.

Правда, лежать приходилось прямо на песке, потому что лежаки были ну очень дорогие. Но Ксения не была гордой — стелила полотенце и ложилась на теплый песок, находя в этом свои плюсы.

Так продолжалось три дня… но под вечер пятницы, когда Ксения накрывала на стол, чтобы поужинать, дверь скрипнула и в дом зашла незнакомая дама с мальчиком, лет шести.

— Добрый вечер! — она осмотрелась. — А мы как раз к ужину… Мой руки, Виталик, и за стол.

Ксения подняла брови. Она не знала эту женщину и ждала объяснений.

— Кто это? — спросила она у Степана. Тот пожал плечами, но покраснел. По его лицу Ксения поняла, что он что-то недоговаривал.

— Здравствуйте… А вы кто? — не дождавшись ответа от мужа, спросила Ксения.

— Маргарита Васильевна, мать Павлика, хозяина этого дома… А вы разве не знаете? Павлик сказал, что вы предупреждены о нашем визите.

— А, я поняла, вы приехали посмотреть, как мы тут расположились? — догадалась Ксения. — Спасибо, хорошо. Единственное, что хотела сказать — в саду не работает фонарь. Вечером темно.

— Это пусть мужчины с фонарями занимаются. Мы по ночам на улицу не ходим, — пробормотала Маргарита Васильевна.

— В таком случае больше замечаний нет. Хотя… можно было бы поменять полотенца…

— Если надо, берите и меняйте, — пожала плечами Маргарита Васильевна. — Стиральной машинкой умеете пользоваться? Порошок стиральный в шкафу есть.

Ксения была удивлена, но промолчала.

Она снова посмотрела на Степана. Тот занимался поеданием котлет и делал вид, что происходящее его не касалось.

— Садись, Виталик. Вы — Ксюша, да? — Маргарита Васильевна уставилась на Ксению.

— Да…

— Давайте еще две тарелки. И салатик быстренько нарежьте, мы привезли томаты и зелень.

— Простите… какой салатик?

— Сами решайте, какой. Можете сыр добавить, будет греческий. Можете не добавлять, будет деревенский…

— Нет… я имею в виду на каком основании я должна вас принимать как гостей? Мы приехали в дом к вашему сыну, как гости. К тому же заплатили за аренду.

— Ой, девочка моя, не смеши! Какие деньги? Павлик сказал, что сделал скидку 50% за то, что мы с Виталиком будем проживать в своей половине дома и с учетом того, что вы будете для нас готовить. Глупости, конечно… я ему говорила, чтобы не уступал. Такой дом шикарный, близко к морю… а цена смешная, почти бесплатно.

— Позвольте… а можно переговорить с вашим сыном? — нахмурилась Ксения.

— Дорогая, ну к чему эти разговоры? Лучше присядь, поешь. Я и сам могу салат сделать… — промямлил Степан. Но Ксения уже набирала номер хозяина дома, который ей продиктовала Маргарита Васильевна.

— Здравствуйте, Павел! — вежливо начала Ксения. — Хотела выразить благодарность за три чудесных дня в вашем прелестном домике.

— Спасибо, мне приятно. Как вы расположились? Мама уже приехала? Все хорошо? — ответил он.

— Да, приехала… в этом есть небольшая проблема. Понимаете, дело в том, что мой муж, Степан, не сказал мне о том, что мы будем делить домик с вашей матерью и сыном. Не поймите меня неправильно, я ничего против них не имею, но хотела бы уточнить, на какую цену вы договорились с моим мужем?

Павел, немного подумав, назвал цифру, вдвое меньше той, которую сказал жене Степан.

— Значит, мой муж решил отдохнуть за мой счет и, по совместительству устроить на работу к вашей маме в роли бесплатной горничной. Это великолепная идея, я немного в шоке, Павел… вы простите меня, но я хотела бы получить свои деньги обратно, разумеется, за вычетом трех дней, которые были проведены в вашем чудесном доме, — Ксении было стыдно признаваться чужому мужчине в том, что ее обманул собственный муж.

Перед отъездом Степан предложил поделить отдых напополам. И теперь получалось, что он сэкономил, оплатив аренду дома исключительно деньгами Ксении… а свои, вероятно, отложил на что-то более важное. На что Ксения уже не узнала.

— Мне жаль, что произошла такая ситуация… признаться честно, я не хотел селить вас, когда узнал, что мать купила билеты на те же даты. Но сами понимаете, матери отказать я не мог, а ваш муж очень хотел снять этот дом… его можно понять — все остальные варианты заняты: высокий сезон, да и цена у нас ниже среднего, плюс скидка… но если вы недовольны, то я готов пойти вам навстречу и вернуть часть суммы. Разумеется, если вы обещаете съехать.

— Да, я съеду сейчас же. Что касается мужа — то за него я с этого момента не отвечаю. Полагаю, что наша семейная жизнь на этом окончена, — сказала Ксения, смотря в окно. Ей вдруг стало жаль… жаль стольких лет, потраченных на Степана.

«Он не изменился… и не изменится никогда».

Что говорил ей Степан, как уговаривал, Ксения не запомнила. Тех денег, которые ей вернули, хватило на одноместный номер на три дня в единственной свободной гостинице, чуть дальше от моря, зато без соседей и с хорошими завтраками. А обратный билет на поезд она поменяла, уехала на день раньше.

Куда пошел жить Степан, Ксении было неинтересно. Она дошла до точки кипения и больше не желала слушать ни его, ни свою мать.

«Это моя жизнь. Я буду в ней хозяйкой», — решила она, а вернувшись, подала на развод и раздел имущества. Без мужа — скупердяя ей стало гораздо легче, а главное, приятнее жить.

Оцените статью
— Мы как раз к ужину успели, салатик быстренько нарежьте, — заявила незнакомая женщина с ребенком
«Прекрасная семейная пара»: актриса Татьяна Арнтгольц показала кадры семейного путешествия