– Вам кого? – спросила незнакомку. – Я беременна от вашего мужа. Помогите мне! – взмолилась та, теряя сознание…

Елена Павловна ещё раз обошла квартиру, провела рукой по столешнице и, остановившись у окна, побарабанила пальцами по подоконнику. Вот и пролетели выходные. Два дня Елена занималась генеральной уборкой, чтобы только отогнать от себя мрачные мысли, что не давали покоя.

Уже целых долгих две недели, муж её, Василий Николаевич, был далеко от дома. Впервые в жизни на их долю выпала такая долгая разлука. Месяц мужчина должен провести на чужбине, в далекой Сибири, решая рабочие вопросы. Конечно, иногда супруги созванивались, даже пару раз поговорили по видео связи, а сейчас, уже несколько дней Василий не звонит и телефон его находится вне зоны действия. Супругу он предупредил, что отправляются на вертолете в тайгу на некоторое время, будут без связи, но на сердце давила какая-то необъяснимая тревога. Вдруг, что-нибудь случилось?! Умом Елена понимала, что в случае неприятности, тем более, катастрофы, ей непременно сообщили бы с места работы Василия, но тревога на душе нарастала, словно снежный ком.

Елена Павловна вздохнула тяжело и, вспомнив, что с утра во рту и крошки не было, пошла на кухню, чтобы приготовить легкий ужин. В это время в дверь позвонили. Какой-то рваный звонок, как будто кто-то начал нажимать на кнопку и тут же передумал. Елена Павловна решила посмотреть, кто там пожаловал, а сердце заколотилось в предчувствии дурных событий.

Открыв дверь, она увидела молоденькую незнакомку, бледную, словно стена, а из-под пальто проглядывался округлившийся животик.

– Вам кого? – спросила Лена с удивлением.

– Я… Беременна от вашего мужа. Пожалуйста, помогите мне! – с трудом произнеся слова, незваная гостья начала покачиваться и терять сознание.

Елена знала, как это бывает. С ее сестрой подобное случалось раньше, и она была наготове поддержать ее в любой момент. Вот и сейчас среагировала молниеносно, завела ее в квартиру, держа под руки, и уложила на диван.

Молодая женщина, хотя ее женщиной-то назвать язык не повернулся бы. Совсем еще девчонка по виду, лежала с закрытыми глазами. Елена Павловна даже слова ее обдумать не успела. Позвонила в «скорую» побрызгала ей на лицо водой. Незнакомка приоткрыла глаза и снова закрыла.

– Вы говорить можете? – спросила Елена взволнованно, – Как вас зовут?

– Ляля, – ответила с большим трудом, и дыхание ее стало неровным.

Елена Павловна открыла ее сумочку, в поисках документов для врачей, они ведь станут вопросы задавать, и что она ответит?

Паспорт и страховой полис лежали в боковом кармане, и Елена выдохнула с облегчением, что не пришлось рыться в чужих вещах, все, что нужно, было на видном месте.

Открыла паспорт. Ляля Жабина… Двадцать три года… Елена вздохнула. Такой же взрослой уже была бы их с Василием дочь. Да почему была бы, Лена верила, что девочка жива. Она пропала, когда ей едва исполнилось четыре года. Как сквозь землю провалилась. Вот она, только что стояла рядом, но на мгновенье Лена отвернулась, чтобы рассчитаться в киоске за воду для Дашеньки, и вот – ее уже нет. Люди все спешили мимо по своим делам, никто не видел ничего. В милиции, конечно, заявление приняли сразу, транслировали объявление о пропаже ребенка на телеканалах, по радио, в газетах писали, но никакого толку.

Муж тогда Лену обвинил, что не смогла ребенка уберечь, рaстяпa! Но видя, как жена страдает, спохватился вовремя, иначе Лена рисковала оказаться в психбольнице, но вместе они выстояли, пережили это горе, хотя смириться так и не смогли. Писали письма в передачу «Жди меня», периодически рассылки делают до сих пор по соцсетям, в надежде, что их Даша прочитает объявление и вспомнит, что это она, ее ищут родители и верят, что она жива, здорова, счастлива.

Елена вздрогнула, когда в дверь позвонили.

– Её в больницу срочно надо! – сказал мужчина в медицинском костюме, и обратился к Лене, – Вы мать?

– Нет, – растерянно покачала головой, – Впервые вижу. Вот, документы были в ее сумочке.

– Тогда запишем ваши контакты, на всякий случай.

Медсестра поводила под носом Ляли ваткой, густо пахнущей нашатырным спиртом и та застонала, приоткрыв глаза.

– Где Вася? – спросила она, едва шевеля пересохшими губами, и посмотрела на Елену Павловну потухшим взглядом.

Сердце сделало громкий удар и замедлило свой ход. Елена даже испугалась. «Вася»… Пронеслось в голове. «Я беременна от вашего мужа»…

За одно мгновение ее обдало нестерпимым жаром и тут же бросило в холодный пот. Да как он мог! Как мог такое допустить, как мог связаться с девочкой, ровесницей их дочери. Совсем слетел с катушек! Ну не зря ведь про седину в бороду говорится. Бес попутал, не иначе. Елена сокрушалась в своих мыслях, и только когда медсестра подергала ее за рукав, чтобы привлечь внимание и сообщить, чтобы закрыла дверь за ними, встрепенулась. Как увели эту самую Лялю, она не заметила. Увидела ее сумку, стоявшую на стуле, когда вернулась в комнату, хотела догнать, но поняла, что сил на это просто нет.

«Эх, Вася, Вася! Как ты докатился до такой жизни?!» Проговорила вслух Елена, всхлипнув, и набрала номер телефона мужа, но он снова был недоступен.

Проведя всю ночь в беспокойстве, Елена Павловна чего только не передумала. Утром позвонила на работу, предупредив, что опоздает на пару часиков, и поехала в больницу к Ляле. Очень уж хотелось выяснить, кто все-таки она такая, и правда ли муж Лены соблазнил ее.

Елена Павловна несмело приблизилась к стойке информации, попросила пригласить в зал для посещений Лялю Жабину но ей ответили, что ей нельзя выходить, постельный режим, однако, можно пройти в палату, но только в бахилах и халате.

Елена Павловна купила бахилы в автомате, взяла в гардеробе халат и, решив, что отступать не стоит, отправилась в палату.

Войдя, Лена смутилась. Кроме Ляли в комнате было еще трое беременных женщин. Все они повернулись к двери, когда та заскрипела, и снова вернулись к своим делам. Ляля лежала с закрытыми глазами и никак не отреагировала на звук открывшейся двери.

Елена Павловна несмело подошла к кровати, присела на стоявший рядом стул и тихонько произнесла:

– Здравствуй, Ляля!

Открыв глаза, Ляля испуганно взглянула на Елену, попыталась привстать, потом снова легла на подушку.

– Вы? – спросила она, облизнув пересохшие губы. – Здравствуйте! Но, зачем вы пришли?

Ляля принялась озираться. Соседки по палате бросали в их сторону любопытные взгляды, и Лена поняла, что здесь поговорить им не удастся.

– Пришла узнать, как ты себя чувствуешь. Может быть, нужно что-то принести? Я, например, когда была беременной, мне постоянно хотелось арбуз. Жить без арбузов не могла. Может быть, и тебе чего-то хочется?

– Нет, спасибо, – замотала Ляля головой, – Я ничего не хочу.

Глаза ее заблестели от слез, и Елене стало жаль эту наивную молоденькую дурoчкy. Ну как она могла связаться с таким взрослым мужиком, который ей в отцы годится?!

– Ты, главное, не нервничай, все будет хорошо! – Сказала Лена, подумав, что если бы вдруг с ее дочкой случилась такая беда, она бы этого не вынесла, да она бы мужику этому такое устроила! – И я в любом случае тебя еще навещу, поэтому лучше скажи, что принести, а то я куплю, может быть то, что ты не любишь вовсе.

– Ну… Если можно, то яблок, – сказала и прослезилась, – Такие, знаете, красные и сладкие.

– Хорошо, – пообещала Елена и ушла.

Выйдя на улицу, она смахнула со щеки покатившуюся слезинку. Такие чувства нахлынули разом, что казалось, ей не пережить. Сделав глубокий вдох, потом выдох, Лена приложила максимум усилий, чтобы успокоиться, прийти в себя.

Как только ей удалось так держаться рядом с той, которая была любовницей ее, Лены, мужа. С одной стороны она была зла на девчонку, с другой – та казалась такой хрупкой и беззащитной, что зло накатывало на Василия, уж он-то, каков кoбeлинa! Ни стыда, ни совести, а ей казалось, что мужа своего она хорошо очень знает.

Лена снова попыталась дозвониться Васе, но он по-прежнему был недоступен.

Проведя весь день в раздумья, ночью Елена Павловна крепко уснула, учитывая, что предыдущей ночью ей поспать почти не удалось. Проснулась от кошмарного сна, в котором она прогнала мужа из-за этой Ляли, а ее с ребенком оставила жить у себя.

«Только этого не хватало», – вслух сказала Лена, удивившись тому, что уже сама с собой разговаривает, но продолжила, взяв в руки фото супруга, – «Нет уж, Василий Николаевич, разбирайтесь со своими проблемами сами, и живите тоже, где хотите со своим новым семейством».

После работы Елена Павловна зашла в супермаркет. Купила яблоки, которые она и сама любила больше остальных, всегда у них дома на столе были именно эти, красные, сладкие. Положила в корзинку витаминное печенье, ряженку и апельсины.

Войдя в палату, она хотела было порадоваться, что Ляля там находилась одна, но тут же пожалела об этом, потому что совершенно не знала, с чего начать непростой разговор и как Ляля на него отреагирует. Вдруг, снова плохо станет, а Лену потом обвинят.

– Здравствуйте, – первой начала разговор Ляля, – к девочкам мужья пришли, они нескоро вернутся. Хорошо, что вы зашли в это время.

Елена обратила внимание, что говорит сегодня Ляля чуточку смелее, но все равно в голосе чувствовались нотки волнения и, стыда?

– Здравствуй! – сказала Елена поставив на тумбочку пакет, – Я тебя слушаю. А где ты с Васей познакомилась?

– В метро, – кивнула Ляля, а Лена подумала, что метро ее супруг пользуется, раз в пятилетку, если только. В основном он на своей машине ездит, и надо же, так угораздило! – Я тогда опаздывала на учебу, и только у кассы поняла, что кошелек забыла в общежитии и телефон, и расплакалась прямо там. А Василий предложил купить мне билет. Я так обрадовалась, что от счастья в ладоши захлопала, а он рассмеялся. Так мы вместе ехали до моей станции. Я когда выходила, попросила номер телефона, чтобы деньги ему перевести, а он спохватился, говорит, как же ты обратно поедешь, и дал мне еще денег, записал номер в моем блокноте. Ну а когда я деньги стала вечером переводить, платеж никак не проходил. Я позвонила на тот номер, он предложил встретиться и отдать ему наличными. Я согласилась, а он пригласил меня поужинать вместе и деньги, конечно, не взял. Вы не думайте, он мне сразу про вас рассказал. Сказал, что жена очень часто задерживается на работе, а ему просто скучно, мы только поужинаем вместе.

Елена Павловна слушала внимательно и думала о том, что ей действительно не надо было на работе пропадать допоздна. Сама виновата? Может быть…

– И что же было после ужина? – спросила Лена задумчиво.

– После ужина? Ничего. Василий проводил меня до общежития. Потом через несколько дней приехал вечером снова и попросил по телефону, чтобы я вышла. Пригласил поехать прокатиться по ночному городу на такси.

– На такси? – удивилась Елена.

– Ага, – кивнула Ляля, – мы в такси шампанское пили. Я раньше никогда не пробовала спиртное, а тут такая атмосфера была. Ночной город, яркое освещение за окном, музыка, тепло. Василий снова сказал, что мы просто здорово проводим время, вот и все, можно расслабиться. А через месяц у меня был день рождения. Вася… Василий приготовил мне подарок неожиданный, сюрприз. Он прислал за мной такси и встретил у дома, в который завел меня и сказал, что здесь я теперь буду жить. В общем, он снял для меня квартиру.

Теперь Елене ясно стало, для чего супруг на эту командировку согласился. Денег много стало требоваться, а она и не замечала, что из семейного бюджета такие суммы утекают. Они никогда ни в чем не нуждались, но договорились, что будут откладывать на счет, а когда Дашенька найдется, у них будут накопления для дочери. Так они убеждали себя, что Даша жива, она в порядке, а они о ней заботятся. Неужели он брал деньги из тех накоплений? Елену бросило в жар.

– А эта квартира стала местом ваших встреч, верно? – спросила Елена с нервными нотками, а Ляля опустила голову.

– Простите меня, пожалуйста, я правда, думала сначала, что Василий мой друг. Я ведь в детском доме выросла, и Вася стал мне как родной человек,– по осознанию больно кольнуло, но Лена постаралась сдержаться, – В квартире меня ждал накрытый стол. Василий предложил мне выпить вина, я сначала отказывалась, а потом он убедил, что в день рождения можно. Я выпила всего полбокала и почувствовала головокружение. Василий помог мне добраться до кровати, и все случилось неожиданно, я правда, не могла сопротивляться. Потом я плакала, ведь у меня парней никогда не было, а тут женатый человек. Нет, вы не думайте, я себя не оправдываю, теперь я понимаю, что не должна была вообще с ним встречаться, и имея хоть какой-то опыт, я бы поняла, к чему все приведет. Но что случилось, того не вернуть. Я умоляла Васю больше не встречаться, уехала из этой квартиры, но он попросил вернуться, сказал, что оплатил за полгода и я могу там жить, он не потревожит. Я переехала, там ведь хоть как, удобнее, чем в общежитии. А Вася иногда все равно приезжал, и я к нему уже так привязалась, что хотела этих встреч, тем более, что он заверил, что разводится с вами, вы не сходитесь характерами, а со мной он как будто помолодел. Простите меня, пожалуйста! – в который раз взмолилась Ляля, а Елена прикрыла глаза.

Вот, значит, как, разводится! Помолодел!

– Когда Василий узнал, что я забеременела, сказал, что не бросит нас с малышом, обещал ускорить развод. А около месяца назад ушел и пропал. На звонки не отвечает, не приходит. Аренда квартиры закончилась, меня выселили, вернулась в общежитие, а там сказали, что место мое уже занято, других нет. Я и учиться толком не могу, тяжело беременность протекает. Сутки скиталась, то на вокзале, то в аэропорту посижу. Холодно, я не знала, как быть совершенно. Вот и решилась к вам домой прийти. Надеялась, что Василий откроет, а вышли вы. Я так испугалась тогда. Простите меня, если б я только могла все вернуть…

–Да прекрати ты уже извиняться, – сказала Елена и поднялась, – Я все поняла. Ты не волнуйся, раз уж Вася виноват, ему и решать. Но я тебе обещаю, что ребенка он не оставит. Да и тебя… Фрукты кушай! – сказала и вышла из палаты.

В груди все сдавливало от горькой обиды. Злость на мужа, нет, ни за то, что он в принципе ей изменил, а за то, что вскружил голову девчонке. А если бы с его Дашей так поступил какой-нибудь… Ему бы это понравилось? Так хотелось высказать все мужу, но телефон его так и оставался вне зоны действия сети.

Вернувшись домой, Елена заметила в комнате Лялину сумку. Опять она забыла ей отнести. Значит, придется идти еще раз. Лена задумалась. Что же ей делать? Понятно, что как только Василий вернется, пусть берет всю ответственность в свои руки, а если ее раньше выпишут? Привести в свой дом любовницу собственного мужа? Да такого и врагу не пожелаешь, но отчего-то жалость к этой девочке не отпускала. Росла без родителей, кто бы ее в детском доме учил, что такие ловеласы лысые бывают, и как от них защититься. Нет, конечно, Вася лысым не был, и пивной живот не появлялся, потому что пива он не пил, так, иногда, вино сухое. Мужчина подтянутый, симпатичный вполне, нравился женщинам он всегда, но вот повода для ревности жене ни разу не давал. И вдруг, так просчитался.

Елена снова не могла уснуть, днем ходила сама не своя, а ближе к вечеру ей позвонил супруг. Она сначала растерялась, не хотела отвечать, но телефон не умолкал. Нажав кнопку ответа, Елена молчала. Голос Василия был бодрым, радостным.

– Лена, привет! Ты меня слышишь? – кричал Вася в трубку, – Я тебя не слышу. Лен, связь может прерваться. У меня все в порядке. Позже позвоню.

– Ты лучше Ляле своей позвони, – в сердцах сказала Лена, опустив приветствие.

– Что? Лен, не понял? Кому нужно позвонить?

– Любовнице своей, – крикнула Лена.

– Теперь расслышал, но не понял. Лен, что происходит? Ты о чем?

– Ты прекрасно знаешь, о чем, – сказала громко Елена и сбросила вызов.

Муж еще пытался дозвониться, но она не отвечала. Он написал сообщение: «Лена, я не понял, о чем речь, но если тебе кто-то сплетню принес, то не верь. У меня ты одна».

Нет, это ж надо! Лена не могла успокоиться. Ну зачем теперь уже скрывать, когда ей все известно? Куда он собирался дитя прятать? Или что, бросить хотел наивную девчонку, что доверилась ему целиком и полностью. Ну нeгoдяй! Не знала, что он трус такой.

Собираясь на работу, Лена снова заметила сумку Ляли и взяла ее с собой, чтобы вечером завезти ей в больницу. Только пропуск ей не дали в этот раз.

– Она в реанимации, – сказала дежурная на стойке информации.

– А что случилось? – испугалась Лена.

– Мне не знать, – пожала плечами женщина в белом халате.

– А я с врачом могу поговорить? Хотя бы с дежурным? – спросила Елена с надеждой в голосе.

– А вы ей кто? – спросила дежурная, приподняв очки.

Елена Павловна смутилась.

– Тетя, – выдавила она слова.

– Ну ждите, вызову доктора, – сказала та, указав на скамейки.

К Елене вышел доктор средних лет и внимательно на нее посмотрел, выдержав паузу.

– Ребенка сохранить не удалось, – покачал он головой с сожалением, – но с матерью полный порядок. В реанимации понаблюдаем после операции сутки-двое и переведем в обычную палату. Вы ей тогда принесите все, что необходимо, на стойке памятку можете взять.

– А что все же случилось? – спросила Елена, – вчера я приходила, она в нормальном состоянии была.

– А вы не знаете? Пришла какая-то женщина, устроила скандал на всю больницу, пришлось охрану вызывать, а пациентка сознание потеряла. У нее и без того нервное истощение было, а тут такой стресс, сами понимаете.

– Да, хорошо, спасибо, – кивнула Елена и, взяв памятку о том, что нужно принести, поспешила уйти.

Кто же эта женщина, что приходила, и что вообще происходит, не укладывалось в голове. И почему она, Елена должна нести ей то, что требуется в таких случаях. Конечно, ей не жалко, помогать людям привыкла, но чтобы так заботиться о любовнице мужа…

Немного успокоившись, Елена приняла горячую ванну и задумалась. Правильно ли она поступает? Впервые ее посетила мысль, которая раньше почему-то в голову не приходила. Почему она поверила первой встречной и не хочет выслушать мужа? Тем более, он даже не растерялся, когда услышал про любовницу. Или так привык уже врать?

Елена вспомнила, что телефон ее отключен и поспешила включить. Десятки сообщений о том, что абонент пытался дозвониться. Она набрала номер Василия, и он ответил сразу.

– Ну наконец-то. Лена, что случилось? Я уже билет купил на завтра, пришлось бросать работу недоделанной, договорился, чтобы Мальцев прилетел меня подменить. Расскажи, что происходит?

– Скажи, Вась, только не скрывай ничего, меня уже не удивишь. Ты Лялю Жабину знаешь давно?

– А кто это? – спросил супруг, и в голосе его не было никакого искажения.

– Твоя любовница, – также спокойно ответила Лена.

– С чего такие выводы? – пытался выяснить Василий, – кто тебе такую ерунду сморозил?

– Она сама к нам приходила.

– Во как! Ну а если я скажу, что знать не знаю никаких любовниц и это имя я впервые слышу, ты мне поверишь?

– Не знаю, – тихо сказала Елена, – вот приедешь и поговорим.

На следующий день Василий примчался домой и, обняв супругу, посмотрел в ее глаза:

– Рассказывай!

И она все рассказала, не упустив ни единой детали.

– Ну, это просто выяснить, – сказал он, – Поедем вместе к этой самой Ляле, и пусть она расскажет, откуда знает меня.

После обеда Елена Павловна позвонила в больницу и, убедившись, что Лялю перевели в палату, супруги отправились к ней.

– Здравствуйте! – сказала Ляля, приподнявшись. Ее голос звучал еще тише обычного. Она вопросительно посмотрела на Лену, – а это кто? – тихонько спросила, покосившись на Васю.

– Василий! Ты что, не узнала?

– Нет, это не Василий, – едва заметно улыбнулась она, – Вы знаете, оказывается, я все попутала. Или Василий обманул меня. Просто я ведь ему дозвонилась. Мой телефон в сумке остался, я попросила у девочек в палате, и он ответил, может, потому что не мой номер был. В общем, сказал, что жена ему развод не дает, и чтобы я сама решала все проблемы. А она каким-то образом услышала про ребенка и примчалась сюда, скандал устроила, угрожала мне всячески, и я не выдержала. А вы меня, пожалуйста, простите, что так вышло. И спасибо большое, что не спустили меня с лестницы. Если бы настоящая жена Василия была, то точно, так бы поступила.

– И что ты теперь делать будешь? – с сочувствием спросила Елена.

– Жить! Буду просто жить. Теперь, имея горький опыт, буду осторожна с мужчинами. Постараюсь окончить институт хорошо, найти работу. Надеюсь. С общежитием решу вопрос.

– Ой, а я сумку твою опять забыла, – заволновалась Елена, – ну тогда, знаешь что. Как только тебя выпишут, мы тебя к себе заберем. Отдохнешь немого, а потом отправишься дела свои решать.

– Да что вы, неудобно мне, нет-нет!

Но Елена попросила медсестер позвонить ей и сообщить, когда Лялю будут выписывать.

Через пару дней Ляля сидела за столом с Еленой и Василием и рассказывала им свою историю.

– Знаете, почему мне такую фамилию дали? – говорила она и было видно, что она смущается, неловко себя чувствует в гостях, – У меня игрушка была, жаба резиновая. Я с ней попала в детский дом и берегла ее все время. Воспитатели, как ни пытались у меня ее отнять, не отдала! Вот и решили мне фамилию дать Жабина! А имя свое я помнила четко. Когда спросили, как меня зовут, я ответила – Ляля!

Елена Павловна посмотрела на мужа, потом схватилась за грудь в области сердца и, выпив залпом стакан воды, спросила тихо:

– А что еще ты помнишь, Лялечка?

Девушка пожала плечами.

– Ничего. Помню поезд… Слезы… Женщина меня куда-то за руку тащит… Дом полуразрушенный… Ворота перед детским домом… Женщина меня туда привела, наверное, мать, которой я оказалась ненужной. Но я ее не осуждаю. У каждого свои проблемы в жизни.

– А как же жжжжабаа? – дрожащим голосом спросила Елена.

– А жаба эта всегда со мной. – Улыбнулась Ляля и, выйдя из-за стола, достала игрушку из сумки.

– Корвалол? – спросил Василий, заметив, как сильно побледнела супруга, но та махнула рукой.

Елена взяла из рук Ляли игрушку и, прижав ее к себе, посмотрела на девушку и бросилась в ее объятья.

– Я тебе эту игрушку купила в тот день, когда ты потерялась, Дашенька. А Лялей мы тебя называли всегда, потому что маленькая была, такая хорошенькая. Вот ты и привыкла к этому имени. Я уверена, что ты наша потерянная дочь.

Василий смотрел на Лену с Лялей и не мог поверить, что супруга правду говорит.

Было решено сделать анализ ДНК, чтобы сомнения развеялись, и результат доказал, что догадки Елены оправдались. Счастью в семье не было предела.

– Но как ты все-таки узнала этот адрес? – Не унимался отец.

– Мы однажды с Василием приезжали к подъезду. Он меня на шашлыки пригласил, заехал за мной на такси, приехали сюда, я в машине ждала, а он сказал, что забежит домой за ключами. Потом помахал мне из окна, вскоре спустился и мы на дачу отправились. Я просто потом высчитала по окну, где квартира находится.

Василий сжал руки в кулаки:

– Денис! – сказал сквозь зубы, – Убью! Это же он у нас ключи от дачи брал несколько раз. Говорил, что с мужиками порыбачат. Вот гад! И еще моим именем представился. А для конспирации на такси везде ездил, чтобы его Галина вездесущая ничего не прознала.

Василий дернулся к двери, но дочь его остановила.

– Не надо, пап! Пусть этот человек получит по заслугам сам. Но ты его не трогай, не хочу, чтоб ты из-за него в тюрьму попал. Ведь, если так подумать, мы ведь нашли друг друга благодаря ему. А я обещаю, что впредь буду осторожна.

– Девочка моя, как представлю, сколько тебе пережить пришлось, – обнимала Дашу Елена.

– Главное, что вы нашлись, – смахивала она слезу, – Я ведь думала, что родители от меня отказались, считала себя недостойной, поэтому, когда этот липовый Василий начал обо мне заботиться, я и потянулась к нему.

– А как же все-таки ты тогда потерялась? – задумчиво произнес отец, потирая подбородок, – И почему из детского дома не сообщили, когда ты туда попала.

– Ну, я ведь в детском доме в другом городе была, сюда приехала учиться. Почему-то меня тянуло со страшной силой именно в этот город.

– Да так у нас все и работают. Местная милиция здесь только, видимо, и занималась поисками, а там передали данные в свою. Ну а между городами не налажено особо, вот так и вышло, – высказала Елена свои предположения.

– И все-таки, как Дашенька попала в другой город? Ляля, а ты совсем не помнишь ничего? Как ты гуляла с мамой, а потом ее не стало рядом, не помнишь?

– Нет, – помотала Даша головой.

Василий не мог найти себе места. Мысль о том, что это было все не просто так, назойливо сверлила мозг, пока однажды память ни подняла из глубин прошлое. У Василия была соседка Юля, с детства их дразнили женихом и невестой, но пришла взрослая жизнь, и каждый пошел своей дорогой. А когда Василий был женат уже на Лене, случайно встретил бывшую подругу, и та ему прохода не давала с той поры. Начала мелькать перед глазами, рассказывала о своих чувствах, просила все возобновить.

– Да что же все? – не выдержал Василий, – у нас с тобой, по сути, ничего и не было, кроме насмешек малышни. Ну а теперь я счастливо женат, у нас ребенок. И ты, Юля встретишь свою половинку, – пытался говорить как можно мягче.

– Не встречу, – возражала Юля, – мне кроме тебя никто не нужен.

Василий ей пытался объяснить, что он супругу свою любит, и ребенка ее оставит никогда. А Юля как-то задала вопрос, который теперь звучал гулким эхом:

– А если бы ребенка не было, ты бы ушел ко мне?

Василий ответил, чтобы только отвязаться:

– Может быть, – и это стало приговором!

Вскоре Даша пропала, а Юля через некоторое время вновь появилась в его жизни. Тогда ему пришлось от принципов отступить, и поднять руку на женщину, единственный раз. Она грозилась посадить его. Но потом как-то резко исчезла с пути, Вася вздохнул с облегчением, а позже узнал от знакомых, что Юля к рюмке пристрастилась.

Он также вспомнил, что в детстве Юля на каникулы в тот самый город уезжала к бабушке. Сложив нехитрые частички пазла, он помчался по знакомому адресу.

Дверь открыла неухоженная женщина, в которой тяжело было узнать ту Юлю, да и она не сразу разглядела в Васе плод своего когда-то вожделения.

– О!Я же говорила, что придешь ко мне! – ликовала она, когда узнала, кто перед ней стоит, – Давай, заходи, встречу отметим!

Василий схватил ее за руку:

– Зачем ты украла ребенка? – прорычал он, и женщина испуганно вздрогнула.

– Не надо было меня отвергать, дернулась она, – Женщину обижать нельзя! Отверженная женщина на многое способна.

– Дpянь! Какая же ты дpянь! – Василий занес руку, но увидев, как она напугана, бессильно опустил, – но ты перед законом ответишь, обещаю!

Теперь все стало ясно. Принять такое было очень сложно, но пришлось брать себя в руки, ведь их дочь нуждалась в любви родителей, которой была лишена столько лет.

Дениса Вася тоже не оставил безнаказанным. Он все-таки зашел к нему и так ударил в челюсть, по старой дружбе, что тот ни сразу догадался, за что. А узнав, что соблазнил дочь друга, сам того не зная, молил о прощении, но было уже поздно.

Даша, или Ляля, родители сами путались, называя ее, то одним, то другим именем, однажды попросила:

– Давайте, все-таки, я Дашей останусь. Восстановим, наконец, мою фамилию, отчество, дату рождения, и я начну новую жизнь, в родной семье, и постепенно забуду о прошлом.

Родители, конечно согласились. Все они старались наверстать упущенное время, проводя в кругу семьи долгие уютные вечера. А Елена была счастлива еще и потому, что поступила с Дашей, считая ее любовницей мужа, по-человечески. Никогда ведь не знаешь, какие сюрпризы готовит судьба, и что бы ни случилось, человеком нужно оставаться при любых обстоятельствах.

Оцените статью
– Вам кого? – спросила незнакомку. – Я беременна от вашего мужа. Помогите мне! – взмолилась та, теряя сознание…
Родился в Грузии, погиб на Украине. Михаил Мазанашвили не дожил до 30 лет