— Да что ты взбесилась из-за какого-то курорта? Маме нужна была шуба, и я решил сделать ей подарок!

— Ты здесь никто, всего лишь жена, а я собственноручно произвела на свет Игоря и теперь он обязан мне не только жизнью, но и деньгами. Он, как сын, должен поддерживать меня, а вскоре и содержать, — насмехалась свекровь.

— Игорь, как это вообще понимать? Ты совсем с дуба рухнул? Куда деньги делись, я тебя спрашиваю? – Юля рвала и метала, не находя себе места от обиды и возмущения.

Ее чувства было легко понять. Она и ее супруг Игорь столько времени копили на долгожданный летний отпуск, чтобы поехать вдвоем на заграничный морской курорт, о котором Юля давно мечтала. Откладывали с каждой зарплаты не один год, часто отказывая себе во многих вещах. И теперь, когда нужная сумма была собрана и надо было заказывать билеты, бронировать номера и покупать себе необходимые для нормального отдыха принадлежности, Юля узнала, что денег нет. Точнее, она их просто не нашла в том тайничке, где они с мужем договорились хранить сбережения.

Игорь дал Юле невразумительный ответ, который совершенно не устроил расстроенную женщину. С горящими от гнева глазами, Юля загнала мужа в угол своими вопросами и услышала то, чего никак не ожидала:

— Да что ты так взбесилась из-за какого-то курорта? Ну подумаешь, в этом году не поедем. Маме нужна была шуба, и я решил сделать ей подарок.

— Что ты сказал?! – Юля не поверила собственным ушам. – Я не ослышалась? Маме, значит, шуба нужнее, чем нам с тобой нормальный отдых? Ты соображаешь, что ты несешь?

Но Игорь тоже был упрям и твердил, что не мог упустить такой шанс, как купить любимой матери подарок, о котором та мечтала многие годы.

-Да понимаешь, там была распродажа… я о такой цене на настоящую шиншиллу даже не слышал, — бубнил Игорь, пряча глаза. – Юля, сама подумай. Ты бы отказалась от шанса порадовать любимую маму таким подарком, да еще по такой цене?

Юля даже не нашлась, что сказать мужу в ответ. Ее мамы не было в живых больше десяти лет, и молодая женщина искренне считала, что им с мужем повезло, что его мать жива. Татьяна Алексеевна была живее всех живых и не спешила разрывать связь с простыми мирскими радостями. Ходила по ресторанам, покупала себе дорогие украшения и наряды. Причем количество подарков себе любимой прилично возросло за последний год.

— Не понимаю, почему Игорь так балует свою мать, — сердилась Юля. — Когда я его прошу о чем-то, он обычно отмахивается от меня. Типа, нет денег, и все. Зато своей мамочке ни в чем не отказывает. Что бы она ни попросила, она всегда это получает. Может позвонить в час ночи, и Игорь помчится к ней, забыв обо всем на свете.

Однако новость о шубе за полмиллиона для свекрови просто доконала Юлю. Женщина не могла понять, почему муж так пренебрежительно относится к их семейным потребностям, ставя интересы Татьяны Алексеевны превыше всего. Иногда она думала, что супруг так и не определился с собственным статусом.

— Похоже, он не понимает, что он не только ее сын, но и МОЙ муж, — с тоской подумала Юля.

Она не на шутку обиделась на мужа за такой поступок и демонстративно не замечала его уже несколько дней. Игорь пытался умаслить ее и так, и этак, но ничего не помогало. Да и вид свекрови, которая не преминула похвастаться новой шубой, не прибавил Юле любви к этому странному семейству.

— Я три года пахала, как проклятая, чтобы накопить деньги на отдых, — пожаловалась Юля подругам. – Три года, представляете? И что в итоге? Моя свекровка в новой шубе, а я на том же каменном пляже возле нашей загаженной речки.

Заметив, что невестка воротит нос от гостьи в шикарной шубе, свекровь посчитала нужным поставить ее на место.

— Милая моя Юлечка, а почему ты решила, что только ты имеешь право на эти деньги? –фыркнула Татьяна Алексеевна. – Я родила и воспитала Игоря, передала тебе такого замечательного мужа из рук в руки. Разве я, как мать, недостойна того, чтобы мой сын порадовал меня шикарной шубой, о которой я давно мечтала? Я имею полное моральное право тратить деньги Игоря, и это право дано мне по моему статусу – я его мать, дорогуша.

Юля чуть не потеряла дар речи от обиды.

— Вот уж кому реально очень повезло, так это свекрови, — подумала она.

Пусть она дала жизнь Игорю, это ведь не означает, что она имеет право и на деньги Юли. О чем невестка и напомнила, на что услышала нахальный уверенный ответ:

— Ты здесь никто, всего лишь жена, а я собственноручно произвела на свет Игоря и теперь он обязан мне не только жизнью, но и деньгами. Он, как сын, должен поддерживать меня, а вскоре и содержать.

— Нет, я так не могу, — Юля схватилась за виски.

В голове стучали десятки молотков, которые, как ей показалось в какой-то момент, разрывали ее мозг изнутри.

— Спокойно, Юлечка, тебе только инсульта не хватало, — начала уговаривать себя она после разговора со свекровью. – Это всего лишь деньги… всего лишь твой напрасный труд за три года, будь она неладна, эта Татьяна Алексеевна!

Юля хотела было собрать вещи и съехать. Потом вспомнила, что квартира принадлежит ей, и собрала вещи супруга. Когда Игорь пришел с работы и молча направился в ванную помыть руки, его ожидал неприятный сюрприз.

— Юль, что это? – опешивший мужчина уставился на чемодан, стоявший в прихожей.

Жена вышла из кухни и посмотрела на Игоря в упор.

— А то ты не понял? – насмешливо спросила она. – Всего лишь твое барахло. Забирай и проваливай.

— Но почему? – Игорь продолжал упорствовать. — Я же тебе все объяснил. Мы заработаем еще, зачем такие радикальные меры?

— Ты издеваешься надо мной? – чуть не взорвалась Юля. – В том-то и дело, что зарабатывали мы оба, а ты в одиночку решил, что можно проигнорировать меня и мои потребности. Короче, выметайся! Видеть тебя не могу, особенно после разговора с твоей маман.

— Что она такого сказала? – Игорь побледнел.

Юля не обратила на это внимания и возмущенно ответила:

— Видите ли, она имеет право, как твоя любимая мамочка, законное право тратить твои деньги. Здорово, правда? Но весь прикол в том, что меня вы оба забыли об этом спросить.

Игорь замолчал, потом уселся на пол рядом с чемоданом. Юля удивленно посмотрела на мужа.

— Я не поняла, чего ты тут расселся? Уходи, пока по-хорошему прошу. Устала я от вашей чудесной семейки. Мне, оказывается, отведена почетная роль добытчика без права на отдых. Только меня такой поворот совершенно не устраивает, понял?

— Да понял, понял, — как-то странно усмехнулся Игорь. – Зато ты не поняла кое-чего другого…

Он посидел так какое-то время, потом встал и прошел в спальню. Переоделся и вышел, криво усмехнулся, глядя на Юлю.

— Вот уж не думал, что моя семейная жизнь так глупо прекратится.

— Скажи спасибо, что только семейная, — начала терять терпение Юля. И тут внезапно ее осенило:

— Тебе есть что мне сказать? Давай, рассказывай. Задний ход я все равно не дам, так что облегчи душу, родненький ты мой, — насмешливо закончила она.

Игорь с улыбкой на устах покачал головой.
— Нет уж. Иногда лучше жевать, чем говорить. Короче, если ты решила со мной расстаться, уговаривать не стану. Пусть так и будет. Все равно ты бы узнала.

— Узнала, о чем? – сдвинула брови Юля. По сконфуженному лицу мужа она поняла, что он ляпнул, не подумав.

Игорь пробовал защищаться.

— Что я был хорошим сыном для своей матери. Только и всего.

— Это я итак знаю, — огрызнулась Юля. Ей показалось, что муж чего-то недоговаривает.

Неожиданно мужчина поднял голову и взглянул Юле прямо в глаза.

— Ты бы узнала, что я изменял тебе с другой. Мама случайно узнала об этом и… шантажировала меня.

— Что?! – Юля так и села. На тумбу.

Она не могла сказать, что больше шокировало ее: новость об измене мужа или о том, что собственная мать нашла возможность поживиться за счет непутевого сына, поставив под угрозу его семью.

Игорь тем временем тихо продолжал:

— Помнишь, я говорил, что помог маме с ремонтом? Ты тогда ахала и говорила, что я выбрал слишком дорогие обои и светильники для гостиной. Но их выбирал не я, а мама. И та поездка в Кисловодск тоже была платой за молчание. И эта проклятая шуба…

— Вот это сюжет! — ошеломленно проговорила Юля, слушая слова почти бывшего супруга. Она также вспомнила, как Игорь сообщил, что оплатил маме все процедуры в спа-салоне.

— Просто она увидела меня с Оксаной… то есть моей люб…, в кафе, и я попросил ее ничего не говорить тебе.

Глаза Юли поползли на лоб. Она на секунду задержала дыхание, затем выдохнула.

— Мне нечего сказать, милый. Что ты, что твоя мать – вы оба стоите друг друга. Ты нагло врал мне, а она не постеснялась использовать это против собственного сына. Вы оба вообще в курсе, что есть понятие человеческого достоинства? Что нельзя обманывать доверие того, кто тебя любит? Нет? Тогда у меня для тебя плохие новости. Я считаю, что вы оба наплевали на мое достоинство, а я такого не прощаю. Так что проваливайте из моей жизни, причем оба и одновременно.

У меня отличные новости! Вы меня так порадовали, любимые мои читатели, что я не могу не отблагодарить вас  Мне написали из издательства, что предварительные заказы составили 199 экземпляров. Честно, я была удивлена. Конечно, мысль посетила, что ничего не получится, но получилось! Огромная благодарность, мои хорошие, за то, что интересуетесь моими рассказами, читаете, покупаете, оставляете…

Юля подала заявление о разводе и потребовала от свекрови вернуть ей деньги за отдых. Она добилась только того, что свекровь внесла ее номер в черный список. Но Юля не расстроилась.

— Пусть это будет скромной платой за то, что я больше не буду терпеть ее выходки.

Оцените статью
— Да что ты взбесилась из-за какого-то курорта? Маме нужна была шуба, и я решил сделать ей подарок!
Лепс кидается на сцене микрофоном, а воспитанные питерцы принялись обсуждать новые слухи