— Дом тебе не принадлежит, — хлестко парировала свекровь. А сын потупил взгляд, но уже понимал, что сделает

— Комнату освободите, а то я смотрю, хозяевами себя почувствовали,— женщина рассматривала хороший ремонт и цокала языком.

— А вы не имеете право, — пыталась отстоять хоть что-то невестка.

— А ты имеешь? Спасибо скажи, что не гоню.

— Мама приезжает послезавтра, написала сообщение, — муж торопливо завтракал, поэтому частично проглатывал слова.

От удивления она чуть не выронила кружку, которую старательно мыла:

— На праздники? То годами не приезжала, а то соскучилась?

— Не начинай, ты же знаешь, что она ненавидит наш город.

— Ага, ненавидит. Она всех ненавидит, и тебя в том числе. Ладно, может быть, изменилась. Да и столько времени не виделись. Да все будет хорошо, не переживай ты так.

Ему действительно было не по себе. Он ненавидел такие разговоры, искренне считая, что вина в вечной вражде его матери с женой лежит на нем. Конечно, та перестала общаться с ними из-за этого. Ведь тогда, практически 20 лет назад, его мать четко высказала свое мнение по поводу его женитьбы.

Когда он познакомился с Леной, мама быстро навела справки про девушку. Отец — любитель выпить, мать тянет семью одна. Девушка плохо училась в школе, предпочитая проводить время в компаниях. С трудом получив аттестат, устроилась продавцом в киоск. Потом повышение – кто-то устроил в магазин. А ее мальчик, тихий и скромный, влюбился и полностью потерял разум.

Она пыталась достучаться до него. Эта связь выбила ее из колеи, у нее болело сердце, она днями пила валерьянку. Запах лекарств стал в их доме постоянным спутником, но сына это не смущало.

— Сын, она тебе не пара! Она будет тянуть тебя на дно!

— Мама, я ее люблю! И у нас будет ребенок.

Она так и села мимо дивана, услышав эту новость. А на свадьбе молчала, демонстративно нарядившись в черное платье. И даже не смотрела в сторону ушлой девицы, которая шла под венец с большим животом. А вот та переехала жить к ним, в частный дом, справедливо рассудив, что тут намного выгоднее. Несмотря на взаимную неприязнь, первой внучке Светлана Степановна обрадовалась. Но и тут начались скандалы.

Как-то играя с внучкой на улице, к ней подошла соседка. Пока женщины, зацепившись языками, обсуждали новости, малышка разбила коленку. Перепугавшись, бабушка кинулась в больницу. Там быстро рану обработали, но врач, ее давняя знакомая, вдруг спросила:

— Слушай, а в кого-то твоя Настюша такая черненькая? Ты светлая, Максим тоже.

— Так Лена же смуглая.

— Ну не знаю, не знаю. Слухи же разные ходили про нее. То ее с Колькой видели, то Васька хромой на мотоцикле катал. А потом хоп, и в твоего влюбилась неожиданно.

Она вышла из кабинета как оплеванная, внимательно поглядывая на внучку. Малышка что-то щебетала, а у нее в душе зрела буря. Вечером невестка закатила истерику по поводу разбитого колена. И женщина не промолчала, высказавшись:

— А ты бы Ленка, язык-то свой змеиный прикусила. Тут даже врачи сомневаются, наша ли Настюша. Не зря же ты так быстро моего сыночка охомутала, явно нагуляла неизвестно от кого.

Лена побледнела, а вот сын вскочил с дивана. Он предпочитал не вмешиваться в их скандалы, но тут не выдержал:

— Мама, как тебе не стыдно! Немедленно извинись перед моей женой!

— А что ты хвост свой распушил? Мямля! Нашел бы нормальную жену, давно бы в столицу уехал, да карьеру делал. А то сидишь на своем заводе, а толку? Я для этого тебя учила, ночами не спала?

—Учили? Да вы Максу жизни не давали со своей учебой! Вы хоть раз спросили, чего он хочет? Вы его постоянно гнобили, рта не давали раскрыть. Вы…

— И ты закрой! А что-то не нравится, вали к своей семейке, к своему отцу-алкашу! Максим, выбирай, или я, или эта твоя, гулена!

Мужчина покраснел, а потом побелел. Две женщины смотрели друг на друга, как две злобные собаки, готовые перегрызть друг другу горло. Он не знал, что сказать, но его спас звонок в калитку. С радостью бросился открывать дверь и чуть не расцеловал подругу мамы, тетю Олю. Та, взъерошенная, с горящими глазами, не разуваясь, пробежала на кухню. Не обращая внимания на атмосферу ненависти и странно выглядевших женщин, закричала:

— Светка, собирайся! Увольняйся с работы и погнали!

—Куда увольняться? Куда погнали?

—Ты в своей конторе загибаешься за копейки, а тут такое предложение! Помнишь Зинку, соседку мою? Так вот, она пару лет назад устроилась на работу в Италию, кого-то досмотреть. И приехала в гости. Ой, какая красивая стала, а денег сколько. Да, работа не сахар, но это же не здесь гнить. Не получиться, назад вернемся. Короче, пригласила нас с ней поехать, трудоустроит. И молодым хоть мешать не будешь.

Это была странная авантюра, которая увенчалась успехом. Может быть, роль сыграл тот факт, что обиженную до глубины души женщину здесь ничего не держало? Все время, пока оформлялись документы, она сухо общалась с сыном и полностью игнорировала невестку с внучкой. А потом уехала.

И вот теперь, спустя практически 20 лет, она решилась вернуться. Максим находился в странной задумчивости. Мама звонила ему раз в год, не интересуясь их жизнью. Он пытался с ней поговорить, хвастался рождением второй дочери, потом сына. Но ей было абсолютно плевать на внуков, она вбила себе в голову, что они не от него. Да, с Леной было непросто, они часто ссорились, мирились, но жили.

Сделали пристройку в доме, построили баню, гараж. В комнатах был хороший ремонт, да и, положа руку на сердце, дом был — полная чаша. Лена обожала копаться в огороде, даже участвовала в местном конкурсе садоводов. Поэтому мужчина искренне считал, что мама, увидев их идиллию, будет рада.

В тот день они подготовились как следует. Сначала сделали генеральную уборку, жена приготовила шикарный стол. Лена даже вспомнила, что Светлана Степановна обожает торт «Наполеон» и полночи провела за готовкой. Она знала, что свекровь ее недолюбливает, да и внуков тоже. Но не хотела поднимать эту тему, ведь муж безумно соскучился по маме. Шутка ли, столько лет ее не видел. Да, женщина обиделась на них в свое время, но это же ее единственный ребенок. Да и она сама была трижды мамой и не понимала, что должны сделать ее дети, чтобы она так с ними поступила.

Светлана Степановна не хотела возвращаться, но выхода не было. Она заболела, не могла полноценно работать, да и вообще справедливо рассудила, что дома, с ее накоплениями, она будет жить и не тужить. Ее встретил сын, которого она одарила сухим поцелуем в щеку. Критично осмотрела располневшего мужчину, обратила внимание на залысины, на большой пивной живот. Все понятно, по пятницам пиво по акции и много жирной пищи. Да, все предсказуемо. Пока ехали, рассматривала пейзаж, и на душе становилось тоскливо. Нет, надо быстро пролечиться и ехать назад. Не сможет она здесь жить, не ее все. Сделает себе зубы, пройдет полное обследование, подлечиться. Пару лет и хватит, больше она не выдержит.

А когда подъехала к дому, ей физически стало плохо.

— Что с домом? Что за дичь?

От возмущения из горла вырывались клокочущие звуки. К дому пристроили уродскую пристройку, все ее цветы уничтожили, а по всему огороду расставили теплицы. Ее любимая беседка была снесена, там стоял мангал и непонятные качели. Она бегала по участку и только причитала, поливая проклятиями сына и его непутевую жену. Внуки, столпившиеся на крыльце, не знали, что делать. Им сказали, что приедет любимая бабушка, они приготовили подарки, а теперь стояли в растерянности. Младшая, Алина, захныкала, а потом заревела в голос. Лена подхватила ее на руки и затолкала детей в дом.

Ее душила злость, на глаза наворачивались слезы. А вот Максим взял себя в руки и тихонько позвал:

— Мама, успокойся, пошли в дом. Конечно, мы все делали для себя и под себя.

— Под себя?

Женщина забежала в дом и начала осматривать каждую комнату. Слава богу, хоть здесь все прилично. Хотя изменить придется многое. Она зашла на кухню и произнесла:

— Комнату освободите, а то я смотрю, хозяевами себя почувствовали.

— В смысле почувствовали? И почему мы будем что-то освобождать? А вы не имеете право здесь командовать,— пыталась отстоять территорию невестка.

— А ты имеешь? Спасибо скажи, что не гоню. И, наверное забыли, что хозяйка тут я?

Женщина развернулась и прошла в самую большую комнату. Чем-то там загремела, вышла в коридор и заволокла туда свои сумки. А потом снова открыла дверь и начала вышвыривать их вещи: вазу, пледы, подушки и даже кресло. Лена смотрела в изумлении, а потом покраснела от возмущения. Да, дом принадлежал свекрови, Максим там был прописан. А вот она с детьми была прописана у ее родителей. За столько лет они накопили достаточно денег, купили две однокомнатные квартиры, но благополучно сдавали. А теперь что?

— Пошли, — из шокового состояния ее вывел муж. Оказалось, что он уже собрал детей и они все ждали ее. — Собирайся и поехали.

— Куда?

— Поехали.

Как в тумане она села в машину. Муж молча крутил руль, дорога плавно текла, и она не заметила, как они прибыли в развлекательный центр. Первый шок отошел, и надо было что-то решать. Отправив детей прыгать на батутах, сели в кафе. Лена предлагала выгнать свекровь, а вот Максим хотел решать все через суд.

— Она столько лет здесь не проживала, не платила ни за что. Надо доказать, что все было сделано за наш счет. Да и вообще, половина дома моя.

— Может быть, сделать два отдельных входа?

— Как вариант, но это тоже время, да и деньги. Ты сможешь с ней общаться хоть чуть-чуть?

Женщина покачала головой. Она искренне считала, что свекровь изменилась, ведь давно не молода. Но увидев злобный и надменный взгляд, поняла, что та ничего не осознала. Она ненавидит ее за то, что она забрала у нее сына. И сына за то, что выбрал жену и детей. Что-то доказывать или пытаться найти общий язык? Нет смысла.

А Максим не знал, что делать. За столько времени он столько раз проиграл в голове встречу с мамой, их объяснение, примирение. И сейчас, глядя на ее поведение, понял, что ошибался. Ей все равно на него, на его семью. Она даже не подошла к своим внукам, не привезла по конфетке. Ненависти к ней не было, он просто понял, что она похоронила его давно. А сейчас относилась к ним как к надоедливым соседям. И раз ей плевать на них, то почему он должен жалеть ее?

Мужчина нанял бригаду, которая за неделю сделала в доме перегородку и прорубила вход. Матери досталась большая комната, туалет и ванная. Им кухня и остальные комнаты. Радуясь тому, что они не убирали уличный туалет, семья снова наняла бригаду. Да, за полгода они потратили достаточно денег, но зато сберегли нервы. Уедет ли мать назад или нет, он не знал, да и не хотел спрашивать. Теперь они вели себя друг с другом как соседи. Единственно, о чем они жалели с женой, о том, что столько сил и денег вложили в этот дом. Но зато Лена поняла, что примет любую невестку для своего подрастающего сына, не будет повторять пусть свекрови.

Оцените статью
— Дом тебе не принадлежит, — хлестко парировала свекровь. А сын потупил взгляд, но уже понимал, что сделает
«Он полюбил до потери сознания эту актрису с рыжими локонами». Как Светлана Немоляева дела все возможное, чтобы сохранить семью сына