— Квартиру вашу на меня оформишь! Чтобы жена не претендовала! – услышала разговор свекрови с мужем и решила не молчать…

— Наконец, дожила я до того момента, когда сын покупает собственное жильё. Думала, что и не случится это при моей жизни, — говорила Вероника Павловна, сидя за столом в небольшой кухоньке.

Пока Дмитрий с женой жили в арендованной квартире, но это оставалось лишь вопросом времени, ведь они нашли прекрасный вариант, подписали предварительный договор, и теперь дело оставалось за малым – оформить документы и переехать.

— Мам, ну скажешь тоже. Тебе всего шестьдесят. О какой ты старости сейчас говоришь?

— Всего!.. Между прочим, я уже не чувствую себя молодой.

— А это плохо! Движение – это жизнь. Если опустишь лапки, перестанешь двигаться, то, конечно, даже в тридцать почувствуешь себя старухой. Вон, видела же нашего соседа? Ильича? Каков мужик? Девяносто два, а он на велосипеде гоняет, не угонишься за ним. И в какой форме! Красавчик. А ты про шестьдесят говоришь. Вот это настоящий пример для подражания. Если доживу до его возраста, обязательно буду таким же.

— Потому что он один всю жизнь. Детей растить не приходилось, а знаешь ли, что на вас тратишь всю свою жизненную энергию, все свои нервы. Они не восстанавливаются, между прочим.

— А я всё равно считаю всё это чепухой. Нужно жить так, чтобы организм не изнывал. И всё будет прекрасно.

— Как говоришь ты красиво. Поглядим, как запоёшь, когда дети появятся, и весь этот ваш романтический флёр вылетит из головы. Я вообще не для того приехала, чтобы сейчас разговоры вести о старости. Сама как-то разберусь, как мне её встречать. Мне покоя не даёт ваша покупка квартиры. Большую часть средств ведь ты в неё вкладываешь всё-таки.

— Ну и что? Какая разница, кто вложил больше? – удивился Дмитрий.

— Да самая прямая. Ты столько лет пахал, деньги копил, даже мне почти ничего не переводил, а теперь хочешь всем с женой делиться?

Дмитрий смотрел на мать с недоумением.

— Закрой дверь, — кивнула Вероника Павловна.

Дмитрий как-то инстинктивно прикрыл дверь на кухню, не понимая, зачем вообще делает это. Выполнил просьбу матери, а появился осадок, словно сделал что-то плохое.

— Она спит целыми днями, а ты пашешь без выходных практически. То, что она домик в деревне продала, который ей отец оставил, это ничего не значит. Там денег – копейки.

О том, что эти деньги они в покупку квартиры не вкладывают, Дмитрий матери не говорил. Они накопили достаточно для покупки. Дмитрий выиграл тендер на работе и получил очень хорошую премию, как раз той суммы им и не хватало.

— Мам, ну почему ты постоянно считаешь чужие деньги? Я вот никогда не спрашивал у тебя, сколько у тебя денег в гомонок отложено. Они твои, и я не сую нос. Зачем тебе считать, кто из нас вложил больше? У нас с Надей семья. Мы любим друг друга, и всё моё принадлежит ей, как и наоборот.

— Как и наоборот! – передразнила Вероника Павловна. – Потому что у неё ничего нет. Она когда последний раз на работу ходила?

— Надя уволилась полгода назад. Ты же знаешь, что у неё были проблемы со здоровьем.

— Надо же, какая хрупкая! Ты эти полгода работаешь, а она дома прохлаждается. Я беременная, с пузом, на полях ползала в своё время, а ты её шибко жалеешь. Я тебе вот что скажу, сынок, а ты слушай меня внимательно: квартиру вашу оформишь на меня. Чтобы жена не претендовала в случае развода. Она туда вложила мало, а оттяпает потом половину.

Дмитрий готов был схватиться за голову. Ну почему мама была настолько пессимистично настроена? Какой развод? Они с Надей уже три года в браке и были счастливы. Все конфликты удавалось решать на берегу, и те никогда не перерастали в серьёзную ссору. Теперь мама говорила какие-то безумные вещи. Надя никогда не транжирила деньги, как считала Вероника Павловна. Она очень экономно расходовала всё, покупая только необходимое, а большую часть средств удавалось откладывать на покупку собственного жилья. Да и получала она сама хорошо, пока работала.

— Мам, ты на солнышке сегодня не перегрелась пока к нам ехала? Ну что за вздор сейчас несёшь? – нахмурился Дмитрий. – Мне такие советы совсем не нравятся. Я не собираюсь разводиться со своей супругой, поэтому можешь не беспокоиться, делить нам ничего не придётся.

— А если не собираетесь, и мне не о чем беспокоиться, то сделай так, как я прошу. Раз ты так уверен в своей жене, то оформи квартиру на меня. Она не обидится, если на самом деле ничего дурного не задумала и камень за пазухой не вынашивает. Ты же так уверен в ней. Чего тогда боишься поступить по-моему?

Дмитрий только недовольно прицокнул.

Надежда услышала слова свекрови. Она как раз проснулась и шла на кухню, чтобы выпить воды. Во рту всё ужасно пересохло, и жажда мучила даже во сне. Да только входить после таких речей на кухню не хотелось. Вероника Павловна всегда улыбалась, глядя снохе в глаза. Она с удовольствием перемывала с ней косточки своих родственников. Говорила, конечно же, свекровь, найдя свободные уши, а Надя просто слушала, думая о своём. Она думала, что со свекровью добилась полного взаимопонимания, что ей повезло, но оказывается ошибалась. Понятно было, что матери хочется позаботиться о своём сыне. Сейчас ведь всякие женщины бывают. Кто-то выходил замуж, чтобы потом получить часть имущества супруга. Как это говорится? По расчёту? Тяжело вздохнув, Надежда вернулась в комнату.

Дмитрий не стал продолжать с матерью разговор, показавшийся ему бредом. Он пообещал Веронике Павловне, что подумает над её словами, но на самом деле там и думать было нечего, потому что не собирался он так скверно поступать с женой. Если в браке, то и оформляться всё нужно правильно, по закону. Такими же темпами они могли жить без штампа в паспорте, чтобы потом ничего не приходилось делить.

— Проснулась? – спросил мужчина, заглянув в комнату, где Надежда лежала на кровати и читала книгу.

— Да. Ты прости. Проснулась раньше и услышала твой разговор с мамой.

Дмитрий потёр переносицу.

— Ты же не волновалась. Правда? Тебе нельзя волноваться. Помнишь?

На самом деле у того, что Надежда полгода сидела дома, была весомая причина. Сначала женщина проходила обследование и лечение, а два с половиной месяца назад узнала, что беременна. Беременность протекала тяжело, с сильным токсикозом, от которого Надя слишком сильно теряла в весе. Врачи не рекомендовали ей волноваться, говорили, что больше времени следует проводить дома. Рассказывать матери о беременности жены Дмитрий ничего не стал. Пока ещё всё вилами по воде писано. Вот как всё успокоится, как врачи скажут, что ребёнок здоров, и всё в порядке, так и сообщит.

— Нет. Я не волновалась, но подумала, что ты действительно имеешь полное право так поступить. Я ведь толком не зарабатывала ничего. Квартира покупается с твоих накоплений, а то что я выручила с продажи дома, мы всё равно решили оставить на расчетном счёте, поэтому…

— Не говори ничего, Надь. Я этого вздора достаточно от мамы наслушался. Мы семья, поэтому я не собираюсь ничего оформлять на маму. Ты же не планируешь разводиться со мной?

— Нет, конечно, но если твоей маме так будет спокойнее, я могу написать отказ от своей доли.

— Знаешь, а в этом что-то есть. Так и поступим. Я буду уверен, что ты не пытаешься кинуть меня и точно не сбежишь от меня. А то я прям задумался, вдруг мама права, и ты на самом деле мошенница?

От слов Дмитрия Надежде стало не по себе. Как-то неприятно, что он действительно мог посчитать её обманщицей, но мужчина рассмеялся.

— Ну ты чего? Я ведь несерьёзно. Просто меня утомил этот разговор сегодня. Мама какой-то вздор предложила, а теперь ты продолжаешь. Ты моя жена. Даже если ты не будешь ничего зарабатывать, ты занимаешься домом, готовишь для меня такой изумительный ужин каждый день, на работу обеды собираешь, стираешь… Ты считаешь, что это ничего не значит? Я такого мнения не придерживаюсь. Опасения мамы я понимаю, ведь у её подруги, тёть Шуры так жена сына ни с чем оставила. Теперь живёт у матери, пристрастился к бутылке. Ничего хорошего в общем, но это точно не наша история.

Дмитрий присел рядом с женой и обнял её. Надежда порадовалась, убедившись ещё раз в том, что муж доверяет ей. Она не хотела портить отношения со свекровью, но теперь и не знала, получится ли общаться как раньше. Ей в глаза Вероника Павловна улыбалась, даже подарки временами делала, а за глаза…

Повезло ей с мужем, что не шёл на поводу матери и доверял своей жене, заступался за неё.

На одном разговоре Вероника Павловна останавливаться не стала. Она продолжила свои попытки убедить сына поступить именно так, как она посоветовала.

— Мам, я уже тебе всё сказал – я не собираюсь ущемлять в чём-то свою жену. Если нам и суждено будет развестись, то Надя получит всё, что причитается ей по закону. Мне не жалко.

— Значит, для жены тебе не жалко, а для матери жалко? – вспылила женщина. – Ты мне денег когда в последний раз перевёл? Всё самой приходится зарабатывать, перебиваться с копейки на копейку. Одна оплата света только сколько съедает. Да только тебе всё равно, как выживает мать. Изо всех сил на жену тратишься. Ты запомни, что жён в этой жизни будет много, а мать одна-единственная.

Обиженная Вероника Павловна не стала продолжать разговор с сыном и сбросила звонок.

Она не просила денег. Зная свою мать, Дмитрий всегда был уверен, что у неё есть накопления. А теперь она вела себя так, словно когда-то попросила, но ей отказал в этой просьбе. Разве это было нормально? Решив, что мать просто обиделась, что не прислушивается к его советам, Дмитрий не стал заострять внимание на этой теме.

Вскоре мужчина оформил документы на квартиру, сделал там небольшой ремонтик, и они с супругой переехали. Вероника Павловна не захотела приехать на новоселье, списав всё на то, что ей тяжело добираться до города из деревни, в которой жила.

— Дим, я тут варианты студий посмотрела. С денег, которые у меня остались с продажи дома, мы могли бы позволить себе купить одну. Пусть она не в центре города, но это город. И район неплохой вроде бы. Там не хватает немного. Если у твоей мамы есть накопления, она могла бы добавить двести пятьдесят тысяч и переехать. Как ты смотришь на это?

— Ты слишком добрая, — улыбнулся Дмитрий. – Я поговорю с мамой. В долги сейчас лезть не хотелось бы, ведь скоро у нас появится малыш.

Приехав к матери с продуктами, которые время от времени привозил ей в деревню, Дмитрий поделился предложением Надежды, но Вероника Павловна вспылила.

— Ей мало того, что отхватит часть твоего имущества, ещё и к моему имуществу руку приложить решила? Нет у меня никаких накоплений, и ничего я добавлять не стану.

— Да при чём тут твоё имущество? Почему ты везде ищешь подвох? Надя не такая. Она не говорила, что оформит студию на себя. На тебя наверняка и оформили бы.

— Нет и ещё раз нет! Это она не говорила, а я знаю, как мошенники себя ведут.

Вероника Павловна часто встречалась в своей жизни с мошенниками, поэтому сноху сразу же записала в их ряды. Посторонний человек не может быть честным – такого мнения придерживалась женщина.

— Жаль, что она отказалась. Ну, тогда подкопим и позднее купим. Я не думала даже на себя оформлять эту студию. Просто хотела для неё доброе дело сделать. Сейчас зима наступит, ей снова тяжело будет снег чистить до калитки, да и с медициной в деревне дела обстоят не очень, а в городе всё лучше жилось бы.

Дмитрий только улыбнулся. Ему приятно было, что он не ошибся в выборе, когда доверился Надежде. Она была невероятным человеком с большим добрым сердцем.

Через три месяца Дмитрий и Надежда сообщили Веронике Павловне новость о скором пополнении их семейства. Женщина обрадовалась и даже вроде как перестала обижаться на сына, что не прислушался к ней. Так как налаживать отношения со снохой женщина не спешила, решено было, что настаивать они не станут, подкопят деньги, сами купят студию, а там Вероника Павловна пусть решает – захочет перебраться в город и продать свой дом, или будут пока сдавать студию и копить деньги на обучение ребёнка.

Сынишка родился у супругов здоровый, и их брак стал ещё крепче. Глядя на счастливого сына, Вероника Павловна глубоко в душе понимала, что зря она так злилась на Надежду и считала её мошенницей, но признавать этого, конечно же, не хотела.

— Время ещё обязательно покажет, кто тут прав, а кто виноват, — ворчала женщина себе под нос.

Тяжело ей было поверить в искреннюю любовь, ведь и сама когда-то вышла замуж по расчёту, чтобы не скитаться по арендным квартирам. Да только там муж оказался другим, прислушался к советам своей матери и по итогу оставил Веронику Павловну ни с чем. Даже алименты на сына не платил, и ей приходилось самой со всем справляться. Она хотела так же подстраховать своего сына, не понимая, что таким образом просто пыталась отомстить снохе за то, как с ней самой поступили в прошлом.

Оцените статью
— Квартиру вашу на меня оформишь! Чтобы жена не претендовала! – услышала разговор свекрови с мужем и решила не молчать…
За что любят ласточки ваш дом: внимание к деталям, которые привлекают пернатых соседей