— Почему я должна съезжать из своей же квартиры? — сноха удивленно посмотрела на золовку

— Ты разучилась понимать русский? Я вроде бы понятным языком сказала, чтобы вы уматывали из квартиры?! — выпалила золовка, грозно сверкнув глазами.

Анастасия оторопела от неожиданной агрессии и претензии со стороны родственницы, потому как находилась в квартире, которая ей досталась в наследство еще до брака с Василием.

— Вещи еще не собрали? Может, вам нужно помочь? — с вызовом спросила разгневанная женщина, чем еще сильнее ошарашила сноху.

— Какие вещи?! Ты вообще о чем говоришь? — Анастасия не смогла быстро среагировать на наглость Виктории, которая была на голову выше нее.

— Только не говори, что ты не получала от меня сообщения? — ехидно ухмыльнулась золовка.

— Получала, — равнодушно пожала плечами девушка. — Но там был какой-то непонятный бред про ребенка и про то, что мы мешаем Светлане Леонидовне.

— Бред? Вот поэтому я и приехала! — Виктория, не разуваясь, прошла вглубь квартиры.

Однако Анастасия не дала ей особо разгуляться и, схватив за капюшон, потянула на себя.

Золовка не ожидала такого поведения от снохи, с которой у них были плохие отношения, поэтому на пару секунд замешкалась.

— По моей квартире нельзя ходить в обуви! — строго проговорила Анастасия.

— По твоей? Ты уже успела прибрать мамино жилье к своим рукам? — лицо Вики покрылось красными пятнами.

Еще несколько секунд, и она была готова броситься с кулаками на молодую мамочку.

— Когда это моя квартира стала принадлежать Светлане Леонидовне? — нахмурилась от неожиданной новости Анастасия.

— Твоя? С чего она твоя-то? — неуверенно переспросила девушка, понимая, что что-то не так.

— Она была у меня еще до брака с Васей. Что, собственно, происходит? — прищурилась девушка.

— Мама сказала, что это ее жилье…

В квартире воцарилась глухая тишина. Женщины вопросительно смотрели друг на друга.

— Светлана Леонидовна! — громко позвала Анастасия. — Выйдите, пожалуйста, сюда!

Женщину пришлось звать несколько раз, прежде чем она с испуганным лицом вышла в прихожую.

— Мама, что здесь творится? Ты же сказала, что продала свою квартиру и купила рядом с Васей, чтобы помогать с внуком, — Вика злобно посмотрела на мать, которая под ее взглядом сильно смутилась.

— Ой, я не хотела тебя расстраивать, — залилась горючими слезами женщина. — Меня мошенники с квартирой обманули. Позвонили, сказали, что на меня взят кредит, а я поверила и продала быстрее квартиру, и им деньги перевела.

— У тебя в голове одна солома? Как ты могла поверить чужим людям? Почему мне сразу не позвонила? — стала возмущаться Вика. — Братик, значит, знал об этом, но молчал. Ты, конечно, хороша. Научилась врать у мошенников. Мне что сказала, помнишь?

— Помню, — вытирая рукой слезы, еле слышно ответила Светлана Леонидовна.

— Тогда расскажи об этом своей снохе! — грозно скомандовала женщина.

— Я сказала, что продала свою квартиру и уехала к вам в город, чтобы с внуком помогать. Себе купила другую и пустила вас пожить, — всхлипывая через слово, произнесла свекровь, чем ошарашила Анастасию.

— А еще ты жаловалась, что с маленьким ребенком тебе тяжело жить! — сердито проговорила Виктория. — Я даже сообщения Насте строчила, чтобы они с сыном съезжали из твоей квартиры и жили отдельно!

За выяснением правды женщины не заметили, как с работы вернулся Василий. Увидев Вику, он понял, что та все-таки узнала о том, что мать профукала свое жилье.

— Ты тоже виноват в том, что мать осталась без квартиры! Покрывал эту сумасшедшую женщину! — ткнула пальцем в сторону брата. — Как ты дальше жить собираешься? — добавила она, обратившись к матери. — Я помогать тебе не стану и к себе в дом тоже не возьму! Без наследства ты мне и даром не нужна!

— Я нанял адвоката, чтобы оспорить сделку по продаже квартиры, — ответил сестре мужчина.

В ответ женщина скривила лицо, показывая, что она не верит в эту возможность.

— В общем, мама, выбирайся из этой ямы сама! — подытожила Виктория и, не попрощавшись, покинула квартиру.

Остаток вечера Светлана Леонидовна проплакала, прося прощения у снохи и сына за свою ложь.

— Конечно, это не дело, что вы живете с нами. Оказывается, мы же вам еще и мешаем, — покачала головой Анастасия. — Я предлагаю вам снять комнату в общежитии, благо, ваша пенсия это позволяет.

Спустя неделю свекровь при помощи сына съехала на съемное жилье. Виктория больше не давала о себе знать: она не писала и не звонила ни матери, ни брату.

Василию удалось через юристов признать сделку о продаже материнской квартиры недействительной.

— После чужих людей я не особо хочу там жить, — покачала головой Светлана Леонидовна. — Может нам ее продать и купить рядом с вами? Только теперь уже по-настоящему.

— Как хочешь, — пожал плечами сын. — Я не против.

— Сынок, а давай я на тебя сделаю доверенность, ты ее продашь и новую на себя и запишешь, чтобы Вика не вздумала на нее посягать, — поделилась своими мыслями с Василием женщина.

Мужчина не стал отказываться от такого презента, мысленно предвкушая, как будет рвать и метать сестра, когда узнает об этом.

Новость о том, что Светлана Леонидовна смогла вернуть себе квартиру, очень быстро дошла до Вики.

Она позвонила матери и потребовала встречу. Однако женщина сразу поняла, что речь пойдет о квартире.

— Если ты хочешь поговорить по поводу квартиры, то можно — и по телефону. Нечего тратить ни мое, ни твое время, — холодно произнесла Светлана Леонидовна.

— На кого ты ее оформила? Ходят слухи, что на Ваську, — раздраженным тоном спросила дочь. — Хотелось бы от тебя услышать пояснения.

— Правильно, что ходят. Да, люди все верно говорят, — подтвердила слухи женщина.

— Ну ты и мать! Одного ребенка выделила, а второго отодвинула на второй план. Решила дочь обделить? Чем же твой сынок лучше меня? — надрывно всхлипнула Вика. — У него жена с квартирой и так есть, а мы с мужем ипотеку платим, нам нужна помощь! Как ты думаешь, кому бы помогла нормальная мать?

— Точно не тому ребенку, который в трудный момент сказал, что без квартиры ему мать не нужна! — решительно заявила Светлана Леонидовна. — Меня Настя и Вася приютили, вот им и достанется мое жилье.

— Да будьте вы все не ладны! — дочка обиженно закричала в трубку и даже прокляла на прощание и ее, и брата со снохой за крохоборство.

Оцените статью
— Почему я должна съезжать из своей же квартиры? — сноха удивленно посмотрела на золовку
Фрау Магда не отпускает охрану далеко, начала бояться за себя