Выгнал в ночь. — Мы не женаты, тебя я сюда не прописывал! Так что, взяла вещи

— Мы не женаты, тебя я сюда не прописывал! Так что, взяла вещи и на все четыре стороны!

— На ночь глядя? – не с надеждой, что за ночь можно помириться, а просто так, спросила Люба.

— К своему стажеру иди!

— Я так и знал, что ты мне врала все время! – кричал Олег, бегая по комнате.

— Никогда я тебе не врала, — говорила Люба в ответ.

— Я знаю! Знаю! А теперь я еще в этом убедился! Собственными глазами видел!

— Да что ты там мог видеть? В кои-то веки заехал за мной на работу и начинается! – Люба хотела отмахнуться от темы.

— Я видел, как ты склонилась над тем мальчиком! Буквально, нависла над ним!

— А как прикажешь объяснять ему принципы работы? Из-за угла?

— Ты могла сесть рядом, а не нависать над ним коршуном!

— Ну, сидела бы я с ним РЯДОМ, тебе бы это больше понравилось? – возмутилась Люба.

Сдерживаться при приступах ревности Олега становилось все сложнее. То начальник у Любы слишком мужественный, то водитель такси слишком приветливый, то прохожие засматриваются.

Сначала Люба отшучивалась, потом игнорировала, а потом это стало раздражать.

— Я вообще не понимаю, что ты делала с этим юнцом? – Олег продолжал сотрясать воздух.

— Сколько раз тебе повторить, что мне его назначили стажером?

— Ну, конечно! – Олег остановился и всплеснул руками. – Как молодого мальчика учить, так это только к тебе! А ты и рада согласиться! С юнцом в обнимку и в компании!

— Олег, перестань придумывать того, чего нет! – потребовала Люба.

— Я видел собственными глазами! Мало того, что ты над ним нависла, так и он еще на тебя смотрел с вож.делением!

— С вниманием, — поправила его Люба.

— Я видел! А ты, главное, еще ему так призывно улыбалась! Мол, я на все согласна. Берите меня и любите прямо тут!

— Олег! – крикнула Люба.

— Конечно, Олег у нас плохой! Олег у нас старый! А ей молоденького мальчика подавай!

— Может, хватит? Ну, в самом деле! – Люба взывала к здравому смыслу.

— А что «хватит»? Ты мне клялась, что тебя юнцы не интересуют, что тебе нравятся мужчины постарше! А тут ты с этим мальчиком: «сю-сю»!

Люба выдохнула.

— Вот если ты меня любишь, ты откажешься от этого стажера! – выпалил Олег.

— Класс! – Люба кивнула. – Я буду перечить прямому приказу начальника! Думай хоть иногда, что говоришь!

— Тогда увольняйся! Завтра же пиши заявление и увольняйся! Зачем нужна такая работа, где взрослым теткам подсовывают молодых стажеров?!

Люба открыла рот и распахнула глаза. А гамму чувств, которые бушевали у нее внутри, сложно было передать.

— Во-первых, увольняйся.

«Сейчас, только разбег возьму!» Пять лет она работала в этой компании и уже добилась успехов. Вот стажировку молодого поколения доверили. А в перспективе ее ждало повышение. И это – вот-вот.

Во-вторых, подсовывают стажеров.

Это нормальная практика, когда новые сотрудники набираются знаний у опытных. Видят то, что учили в институте, на практике. И опять же, плохому сотруднику стажера не доверят.

А в-третьих: «Кто тут взрослая тетка?!»

Любе всего-то двадцать восемь лет. Не девочка, но, уж простите, никак не тетка! Тем более, взрослая!

Негодование, возмущение, злость, в конце концов – вот, что бушевало в сознании Любы. И поэтому она сложила фигуру из трех пальцев и подсунула Олегу прямо под его вспотевший от криков нос:

— Видал? Могу и с другого ракурса показать! Так тебе понятен мой ответ по поводу увольнения?

— Да как ты смеешь? Мне? Под нос! В моем же доме! Пошла вон, мер.за.вка!

— Олег, — проговорила Люба.

— Все! Все вопросы закрыты! Мы не женаты, тебя я сюда не прописывал! Так что, взяла вещи и на все четыре стороны!

— На ночь глядя? – не с надеждой, что за ночь можно помириться, а просто так, спросила Люба.

— К своему стажеру иди!

— Ладно! — сказала Люба, серьезно и собранно.

Вещей, на удивление, оказалось немного — небольшая спортивная сумка и рюкзак. Люба придерживалась политики минимализма, что сейчас сыграло ей на руку.

У нее была мысль, уйти только с рюкзаком, а за сумкой вернуться, когда найдет жилье, но после всего того, что было сказано и услышано, встречаться еще раз с Олегом не хотелось.

«Вот и закончились восемь лет счастливого почти брака, — подумала она на пороге, — хорошо, хоть не расписались!»

Выйдя в подъезд и спустившись на пару этажей, Люба взялась за телефон.

— Галя, — она позвонила коллеге, — у меня форс-мажорные обстоятельства, скажи там, что меня пару дней не будет.

— А чего? – спросила Галя.

— Переезд у меня и смена вектора в жизни, — ответила уклончиво Люба.

Ей совершенно не хотелось, чтобы на работе ей начали перемывать кости.

— Хорошо, — ответила Галя, — если что, я за тебя на отпуск напишу на неделю.

А потом Люба начала звонить подружкам, чтобы перекантоваться, пока не найдет жилье.

Но у всех, как-то подозрительно одновременно, поприезжали родственники, велся ремонт, места нет…

Люба понимала, что это чистой воды отговорки, и ценность таких подруг тоже понимала. Выводы она сделала, а вот угол на ночь найти не получалось.

— Света, мы с Олегом расстались, и он меня на улицу выгнал, — позвонила Люба бывшей коллеге, с которой изредка перезванивались, — можно я у тебя переночую, а завтра что-нибудь найду.

— Ну, разве что на ночь, — отозвалась Света, — у меня парень новый, не хочу его лишний раз нервировать.

— Да я как мышка, лягу, где положишь, и до утра прикинусь ветошью! – обрадовалась Люба.

— Ладно, приходи!

Ехать, слава Богу, не пришлось. Света жила через два двора в новостройке.

Люба прикинула к руке спортивную сумку:

— Дойду как-нибудь, — сказала она неуверенно, — свой скарб руки не оттянет!

Любая встреча глубокой ночью не может считаться счастливой случайностью. Особенно, когда весна толком не началась, а холод пробирает до костей. И только одно желание – скорее добраться до теплого места.

Но прямо на пути Любы обнаружилась стая уличных собак. Они в большинстве своем лежали, но идти мимо них было страшно. Мало ли, они решат, что Люба – это поздний ужин. И она ничего не сможет сделать.

А в обход – это возвращаться назад, а потом входить в нужный двор с проспекта.

Крюк в триста метров не радовал совершенно.

Несколько минут размышлений, стоя на одном месте, позволили рассмотреть что-то в стае, чего там быть не должно.

— Господи, это же ребенок! – приглушенно воскликнула она.

Рука автоматически полезла в карман и достала телефон. Она хотела просто подсветить фонариком, но включила запись видео. Фонарик включился тоже, потому она и не заметила, что пошла запись.

— Ребенок! – позвала она.

Страх перед собаками куда-то делся.

— Эй! Ты там как? – она сделала несколько шагов.

Собаки, порыкивая, расступались.

— Меня собачка греет, — ответил мальчик лет четырех.

— А ты всегда с собачками живешь? – спросила Люба.

— Нет, я пошел домой к папе и заблудился. А потом замерз. Плакать начал. А потом пришли собачки. Они меня лизали, а потом повалили и легли со всех сторон.

— Какие хорошие собачки, — сказала Люба, — а ты пойдешь со мной? Я помогу найти твоего папу.

— Надо собачек угостить, — сказал мальчик, вставая на ноги.

— У меня ничего нет, — ответила Люба, — но мы найдем твоего папу, а потом вернемся сюда и обязательно их угостим! Я тебе обещаю!

— Хорошо, — сказал мальчик.

Люба, наконец-то засунула телефон в карман и взяла мальчика за руку.

— Сейчас ночь, папа твой спит. Мы с тобой пойдем к моей знакомой, там вместе переночуем, а завтра будем искать папу. Хорошо?

— Угу, — ответил мальчик.

— Э! Мы так не договаривались! – Света дверь открыла, но в квартиру не пустила.

– Ты не говорила, что с ребенком. Ко мне с детьми нельзя! От них шум, а у меня парень зве.реет, когда детей видит!

— Он потерялся, — проговорила Люба растерянно, — я его на улице нашла.

— Шла бы мимо, зачем тебе чужие проблемы? – хмыкнула Света.

— Это как? – не поняла Люба.

— Спокойно! Не твой ребенок – не твои проблемы.

— Я так не могу, — ответила Люба.

— Ну, сдай его в спецприемник.

— В два часа ночи? – Люба глянула на часы.

— Ну, в полицию, они круглосуточно работают. У нас участок под боком, сдай и возвращайся!

Даже если бы Люба и захотела вернуться, она бы не смогла.

— Мальчик, ты знаешь эту тетю? – спросил дежурный.

— Нет, — мальчик покрутил головой, — она сказала, что найдет моего папу.

— Я специалиста из ПДН вызову, мальчиком займутся, а вас, гражданочка, я вынужден задержать.

— На каком основании? – спросила Люба устало.

— Регистрация у вас деревенская, место проживания вы не указываете, ребенок вас не знает, а то, что вы пришли сами – не гарантия, что мальчика вы не украли.

— Отлично, — проговорила Люба, — веди меня в свои казематы, хоть там посплю!

Люба поднялась со стула, и мальчик вскочил тоже:

— Я с тетей пойду! – сказал он.

Старший смены положил трубку телефона и кивнул дежурному:

— Пусть идет, — он махнул рукой, — из опеки сейчас не приедут, утром только. Что мы с дитем делать будем?

— Так, не положено, — растерялся дежурный.

— А ты детские истерики успокаивать умеешь? Я – нет. А она — ба.ба. Справится как-нибудь. И это, наручники с нее сними, и одеяла выдай.

— Как хорошо, что вы сняли видео, — с улыбкой говорил капитан Котов, — Потому что история, мягко говоря, неправдоподобная.

— Я не специально, — призналась Люба, — просто фонариком хотела подсветить.

— Вот такая случайность избавила вас от трех суток задержания, потому что пока из опросов мальчика смогли бы подтвердить вашу версию событий, вы бы считались похитительницей.

— Мальчик как? – спросила Люба.

— Нормально, — ответил капитан, — отца нашли, едет уже.

— Я могу быть свободна? – спросила Люба.

— Задерживать дальше я вас права не имею, а вот отец мальчика просил вас придержать. Он хотел поблагодарить.

— Мы со Славкой люди небогатые, — проговорил Борис, доставая кошелек, — но я прошу, — он протянул всю наличность, что у него была с собой, — от чистого сердца!

— Лучше мальчику что-нибудь купите, — сказала Люба с улыбкой.

— Давайте я тогда хоть вас кофе угощу? – спросил Борис.

За кофе Люба узнала, что Борис воспитывает сына один. Мама их сбежала после родов, а Борису отцовство пришлось через суд устанавливать.

— Сам я на заводе слесарем работаю, приходится задерживаться иногда. Сад у Славки с ночной группой, а он, понимаешь, сбежал домой!

— Тетя Люба, а когда мы пойдем собачек угощать? – спросил мальчик, расправляясь с мороженым.

— А тетя Люба найдет себе жилье и придет к тебе в гости, а потом мы все вместе пойдем угощать собачек! Договорились?

Слава кивнул, а Борис посмотрел вопросительно:

— Вам негде жить?

— Как бы, — замялась Люба, — пришлось в срочном порядке разорвать договор аренды.

— А вас интересует квартира или комната? – спросил Борис.

— У вас есть что-то на примете?

— У нас со Славкой трехкомнатная квартира, и одной комнатой мы не пользуемся, могу ее уступить вам.

— А за сколько?

— Деньги мне с вас брать совестно, а если вы иногда по хозяйству поможете и за Славкой присмотрите, чтобы он не сбегал больше, на том и договоримся.

Вечером Люба с Борисом и Славой сидели на просторной кухне и ужинали. Чувствовалась некоторая натянутость в отношениях и в общении, но лед стремительно таял. Да и Славка постоянно обнимал Любу и лез к ней на колени.

— О чем задумалась? – спросил Борис, убирая посуду со стола.

— Я просто подумала, что всего сутки прошли, а у меня началась какая-то совсем другая новая жизнь.

— А это хорошо или плохо? – спросил Борис с хитрой ухмылкой.

— Это только будущее покажет, — улыбнулась Люба в ответ.

Оцените статью
Выгнал в ночь. — Мы не женаты, тебя я сюда не прописывал! Так что, взяла вещи
Данное удобрение для пионов сделает цветы более пышными и красивыми