-Твой муж ночует у соседки! — радостно объявила свекровь. — А где потерялся внук — не знаю

– Господи! Что вы несете?? – не удержалась Ольга и повысила голос. – Какая Люська?! При чем тут все это??? Где мой сын?!

Ольга отвернулась к окну, чтобы он не увидел испуганного выражения её лица. После того случая с прерванной беременностью Илья долго не трогал жену, а потом снова стал бить её, силой доказывая свою правоту. И только при сыне он ещё ни разу не поднимал на неё руку.

– Мам, – Володя появился на пороге кухни, – я собрался. А чем у тебя так вкусно пахнет?

Ольга бросила взгляд на пустую тарелку из-под оладий.

– Садись за стол, сынок, – произнесла она виноватым голосом, не смея поднять на мужа глаза. – Сейчас я поджарю тебе омлетик или ты хочешь глазунью?

– А оладиков разве не осталось? – Володя узнал запах любимого лакомства.

– Ешь, что дают, – Илья отвесил сыну звонкий подзатыльник и мальчик торопливо пересел на другой стул, подальше от отца.

– Илья! – воскликнула Ольга.

– Замолчи! – мгновенно вспыхнул он и, снова усаживаясь за стол, добавил: – В пятницу вечером поедем к бабушке на все выходные. Ей надо помочь с огородом. И так, кое-какие порядки навести.

– Я не могу, у меня же отчёт, – Ольга вскинула на мужа испуганные глаза. – Я не успею.

– А мне плевать, что ты там успеешь или не успеешь. Я сказал, что мы поедем все вместе, значит так и будет, – отрезал Илья.

– Ну, если ты хочешь, чтобы меня лишили премии, – тихо сказала Ольга.

Илья резко повернулся к ней:

– Что??

– Если я подведу людей, – продолжала Ольга, зная, что мужу очень нравилось, когда она отдавала ему всю зарплату, – меня лишат премиальных. Ты же знаешь, что у нас с этим строго.

– Ладно, сдашь свой отчет и приедешь, – буркнул Илья, быстро прикинув, сколько может потерять в деньгах.

– Пап, – Володя воодушевленный благодушным настроением отца, немного осмелел: – А можно я тоже не поеду? Я не хочу к бабушке.

Новый подзатыльник опустился на голову мальчика:

– Чего это ты вздумал? Бабка тебя ждет, а ты нос воротишь? – Илье не нужен был повод, чтоб начать скандал.

Володя весь сжался, понимая, что снова рассердил отца.

– Я неправильно сказал. Я хочу в деревню, – пискнул он, вжимая голову в плечи, чтобы избежать новой оплеухи. Однако это никогда не помогало – отец всегда умудрялся ударить неожиданно.

– Илья! – воскликнула Ольга, но муж не обратил на нее никакого внимания.

– Вот, то-то же! Придумал! Хочу – не хочу! Я сказал, что ты поедешь, значит — поедешь. У матери работа, а у тебя что?

– Меня там мальчишки соседские обижают, – едва слышно сказал мальчик.

– Это потому, что ты тряпка! – зло рассмеялся Илья. – Никогда за себя постоять не умел! Все об тебя ноги вытирают. Надо уметь драться! Меня никогда никто не обижал, потому что знали – мы с братом кому угодно шею намылим и челюсть свернем! Нас вся деревня боялась!

Мальчик ел омлет, слушая отца и представляя, как он с дядей Игорем ходит по деревне и всех бьет. А люди разбегаются в разные стороны и плачут.

– Но ведь когда бьют — это больно! – сказал он вдруг, отодвигая от себя тарелку. – Я не хочу всех бить. Мне их жалко.

– Володя, иди, проверь портфель, – Ольга поспешила выпроводить из кухни сына, зная, что если муж заведется, его потом не остановить.

Илья и в самом деле уже хлопнул обеими ладонями по столу и поднялся с места:

– Кого жалеть? Ко-о-го??

Но мальчик уже прошмыгнул мимо него и скрылся в комнате. Ольга, боясь, что муж пойдет за сыном, встала в дверях:

– Так ты поможешь Володе с уроками?

– Если время будет, – отмахнулся от нее Илья. – И не доставай меня больше. Иначе ты меня знаешь.

Ольга знала и потому замолчала. Она быстро собралась и вместе с сыном вышла из дома.

Но едва они оказались на улице, как Володя остановился и взял её за руку:

– Мам, я не хочу ехать к бабушке с папой. Можно я останусь дома один? А потом, когда ты освободишься, мы вместе туда поедем.

– Сынок, я не могу. Мы ведь уже обо всём договорились, – Ольга присела на корточки перед сыном и погладила его плечи: – Ты же не хочешь рассердить папу?

– Мама, я боюсь его, – неожиданно вырвалось у мальчика. – Он совсем не любит меня. И не хочет, чтобы я был вместе с ним.

– Сынок, у нашего папы часто бывает плохое настроение. Но это совсем не значит, что он нас не любит. Просто у него такой характер. Но мы-то с тобой всё понимаем, правда?

Мальчик тяжело вздохнул и прижался к матери.

– Ладно, мама, я поеду с ним. Только ты тоже приезжай побыстрее, ладно?

– Договорились, – кивнула она.

До самой школы Володя молчал, Ольге так и не удалось разговорить его.

Точно так же он молчал и потом, в пятницу, когда ехал с отцом к бабушке, которую совсем не любил. Да и не за что было её любить. Она всегда стеснялась своего младшего внука, давала ему всякие обидные прозвища, совсем не хотела порадовать, не дарила подарки и смеялась над его неудачами.

Однажды, когда он упал и сильно ударился коленкой, она только всплеснула руками:

– Господи, что ты голову себе не разбил? Ну, честное слово, увалень, так ещё и ноги тебя не держат.

А мама, узнав о случившемся, долго жалела сына, а потом угостила вкусной шоколадкой.

Уже сидя в автобусе, мальчик вздохнул. Только с мамой он чувствовал себя хорошо, но теперь её не было рядом, и он уезжал от неё всё дальше и дальше.

– Что ты развздыхался? — в конце концов рассердился Илья, дёрнув сына за руку.

– У меня просто болит живот, – сказал Володя первое, что ему пришло в голову.

– Давай, ещё опозорь меня при всех, – проворчал Илья и отвернулся к окну, наблюдая, как мимо проплывают поля и небольшие деревеньки. Его настроение было не очень хорошим. Сколько можно пользоваться общественным транспортом, давным-давно ему пора обзавестись собственной машиной. Конечно, она стоила больших денег, но он уже сумел отложить кое-какие средства, кроме того, Ольге должны были выплатить хорошие премиальные, и вообще она поговаривала, что её хотят повысить. А значит, и получать она будет намного больше. Хотя бы ради этого можно было потерпеть её занудство и нытье.

Однако Анна, когда Илья и Володя приехали к ней одни, осталась этим недовольна:

– Сынок! И долго твоя краля собирается тебя позорить? – Анна говорила нарочито громко, чтобы её слова слышала сплетница соседка, возившаяся в своем огороде, неподалеку от них.

– Ну в смысле «позорить»? – нахмурился Илья. – Она работает. Я хочу машину, вот и пусть вкалывает, я не против.

– Интересно, каким же это местом она зарабатывает? – усмехнулась Анна. – Машины стоят дорого. Начальник-то у нее хоть ничего?

– У Ольги начальник – баба, – отмахнулся от матери Илья. – Да Ольга и сама скоро нормальную должность получит. Она сама мне говорила.

– И ты веришь? – всплеснула руками Анна. – Вот сколько тебя, слепого, не воспитывай, все равно мимо ушей пропускаешь! Где это видано, чтоб баба в начальники лезла?! Другой работы что ли нет? Бабской?

– А что тебя не устраивает?! – приподнял брови Илья. – Тебе и лекарства, и продукты купили, какие хотела.

– Ты меня еще попрекать копейкой вздумал? – повысила голос Анна. – Да я ради вас с братом куска не доедала, не досыпала! Всё вам! Одна вас растила, в дом никого не привела!

– Ну и что ты предлагаешь? Чтоб она работу бросила? – рассердился Илья.

– Работать по-разному можно,– отрезала Анна. – Воспитателем, например, или продавцом.

– Да они там не получают ничего! – вновь махнул рукой Илья. – А я машину хочу! Пусть Ольга пашет!

– Сядет она тебе на голову, вот увидишь, сядет. Зазнается. Будешь ей тапочки приносить и дорожки расстилать. Подкаблучник несчастный!

– Чтобы этого не случилось, у меня кое-что есть, – Илья сжал кулак и показал матери. – Вот, самое лучшее средство. С ним не поспоришь.

Анна усмехнулась и повернулась к внуку, который слышал весь их разговор.

– Ну а ты, клоп, что притих? В школе как дела?

– Какие дела могут быть у неуча? – ответил вместо сына Илья. – Задачу он тут на днях решал, от пяти яблок не смог отнять три. Я три часа объяснял ему, как сделать это, но он разве способен нормально думать? Нет! Потому что в голове пусто. Мозгов нету, их туда не завезли.

– Господи, Боже мой, какой позор! – покачала головой Анна Тихомировна. – Хорошо, хоть дед не дожил до этого дня. Иначе он бы взял его за ноги и об стену…

Володя, услышав слова бабушки, тихонько проскользнул мимо них и вышел на улицу. Он хотел быть где угодно, только не здесь.

А Анна тем временем, снова повернулась к сыну:

– Что делать собираешься?

– Не знаю, пойду к Федьке, проведаю его.

– О-о-о, ну тогда до вечера тебя можно не ждать. А если еще и к Люське свернешь, так и вовсе до утра.

– В смысле, к Люське? – Илья так резко обернулся и пристально посмотрел на мать, что та поняла, сын до сих пор влюблен в нее. – А она что, приехала?

– А как же! С мужиком своим разошлась, детей нет. Работает у нас в сельпо продавщицей.

– Да ладно! – воскликнул Илья и весело рассмеялся. – Ну, мать, спасибо за хорошие новости! Все, я пошел.

– Давай, лети, голубок, – проворчала Анна. – Все вы, мужики, одинаковые… Эй, подожди, а благоверная-то твоя когда явится?

– Завтра утром, – ответил Илья и быстрым шагом вышел из дома.

Но Ольга приехала в деревню в тот же вечер. Она успела сдать все документы и поспешила к сыну, прекрасно понимая, почему он просил её не отпускать его к бабушке с папой, все-таки Анна Тихомировна так и не смогла полюбить внука. Ольга не понимала этого: мальчик был таким ласковым, таким трогательным, и только самое черствое сердце могло не дрогнуть при виде его беспомощности и наивности. Впрочем, что она могла ждать от свекрови, которой всегда и на всех было наплевать? Она всю жизнь любила только себя.

А как талантливо она разыгрывала сцены с «давлением» или «сердечным приступом», виновницей которых неизменно была то одна, то другая невестка. И если Ирина лишь смеялась над её актерскими талантами, Ольга искренне переживала, боясь, что свекрови и в самом деле стало дурно.

– Господи, да чем скорее она окочурится, тем легче станет всем дышать, – отмахивалась от беспокойства Ольги Ирина. – Но я бы на это не рассчитывала. Эта притворщица переживет нас всех!

– Ирочка, пожалуйста, не называй ее так, – просила её смущенная Ольга, но Ирина только смеялась над её смущением.

– Да, извини, я и в самом деле не права. Наша с тобой свекровь не притворщица, она пиявка, потому что просто обожает пить нашу кровь.

В глубине души Ольга понимала, что Ирина говорит правду, но её с детства учили другому: старшие – заслуживают уважения. Родители – это святое! Беспрекословно подчиняться взрослым и уважать их – это обязанность младших членов семьи. Именно так и было в семье Ольги. В детстве девочка не знала унижений, принуждений или лжи, никогда не слышала грубостей. Отношения между ней и родителями строились на доверии, любви и взаимном уважении. Её папа и мама никогда не скандалили, а когда спорили, делали это очень сдержанно. Ольга была уверена, что её собственная семья будет точно такой же. Именно поэтому, даже пройдя детский дом и жизнь с матерью мужа, она не утратила веру в будущее и надежду на то, что все изменится. Надо просто лучше стараться, прилагать больше усилий и, может быть, чуть-чуть потерпеть!

И Ольга терпела. О, сколько раз ей хотелось высказать свекрови все, что она о ней думает. Как это делала Ирина. Но Ольга не была похожа на нее и потому молчала. Спустя много лет брака, Ольга все ещё пыталась понравиться свекрови, хотя эта грубая женщина вовсе не меняла своего предвзятого отношения к ней.

Перед тем как сесть в автобус, Ольга зашла в магазин, купила гостинцы для сына и свекрови, не забыла и про подарок для мужа, а еще заглянула в кондитерскую и выбрала любимый медовый тортик Володи, зная, как он будет ему рад.

Ольга рассчитывала, что застанет семью за столом и у них будет веселое чаепитие, но когда подошла к дому свекрови, удивилась тишине, царившей в нем.

Анна спокойно спала в своей комнате, а Ильи и Володи нигде не было видно.

– Анна Тихомировна, Анна Тихомировна, — принялась тихонько будить её Ольга. – А где все?

– А? Что? Кто тут? – Анна не сразу поняла, в чем дело, а когда увидела младшую невестку, поморщилась: – Явилась, не запылилась. Чего тебе?

– Где Володя? – снова спросила Ольга.

– А я знаю, где твой Володя? Не видишь что ли, его тут нет. Под кроватью я его не держу, так что успокойся.

Она продолжала ворчать и Ольга, решив её не слушать, прошла по дому в поисках сына, потом вышла во двор, но Володи не было и там. Неприятное чувство закралось в душу женщины, она была уже уверена, что с мальчиком что-то случилось, и не ошиблась в этом.

Сразу после приезда в деревню, Володя, не желая слушать, как отец рассказывает бабушке про ту пресловутую задачу с яблоками, вышел на улицу и направился к речке. Когда-то он приходил сюда с мамой и они, стоя на берегу, кидали в речку камушки, стараясь попасть как можно дальше. Это было очень весело, потому что камушки Володи всегда летели дальше, чем мамины. Мама очень удивлялась, а Володя заливисто смеялся и снова старался бросить гладкий камушек еще дальше.

Но в этот раз Володе не удалось поиграть с камушками, потому что на берегу его встретили трое деревенских мальчишек года на два или три постарше его самого.

– О, смотрите, к нам идет мешок с костями! – крикнул один из скучающих бездельников. – Эй, как тебя там?

– Володя! – ответил мальчик и улыбнулся, думая, что обязательно подружится с ними.

– Вовка, Вовка – огурец, на базаре продавец. Кошками торгует, поросят целует, – расхохотался второй мальчишка.

А третий, конопатый и рыжий, подхватил:

– Вовка-морковка, спереди – винтовка, сзади – барабан, в ухе – таракан.

Володя, не зная, что нужно делать в таких случаях, рассмеялся. Он решил, что ребята просто шутят и сейчас познакомятся с ним поближе.

– Ух ты, он еще и смеется. Мишка, смотри, какие у него носки. Беленькие, как у девчонки.

– Ага! А давайте посмотрим, что у него под рубашкой? А ну-ка, иди сюда.

Мишка подбежал и дернул Володю за воротник, который тут же треснул и повис у него на шее оборванным лоскутом. Володя закричал от испуга. Он на секунду представил, что с ним за это сделают бабушка и отец. И тут произошло невероятное: он вдруг почувствовал в себе невероятные силы, сжал кулачки и набросился на своего обидчика.

А еще через минуту все трое, повалив ни в чем не повинного мальчика на землю, принялись наносить ему удары, по чему попало. Только когда несчастный ребенок, потеряв сознание, замер без движения, мальчишки остановились и испуганно уставились на него. А потом бросились врассыпную.

Долго, очень долго Володя лежал на земле, не шевелясь, но вечерняя прохлада сделала свое дело, и он пришел в чувство, хотя и не смог подняться на ноги. Кое-как он дополз до воды и, осторожно намочив ладошку, прикоснулся к разбитым губам. А потом тихо застонал, прижавшись щекой к пахнущей сыростью траве.

– Наверное, я так и умру здесь, – подумал мальчик и закрыл глаза.

Вне себя от страха, Ольга вбежала в дом и набросилась на свекровь:

– Я нигде не нашла Володю! Где Илья, может быть он забрал его с собой?

– Сомневаюсь, – рассмеялась Анна. – Вряд ли он им с Люськой нужен, чтобы свечку над ними держать. Да и сынок твой еще молод, рано ему в таких игрищах участвовать.

– В каких игрищах? – ничего не понимая, Ольга прижала ладонь ко лбу. – Где Илья?!

– Вот недотепа! – всплеснула руками Анна. – Говорю же тебе, к Люське Илюша побежал, да так, что только пятки сверкали. А что ты думала? Только тебе гулять можно? Так вот, мой сынок тоже кое-чего стоит. За ним не такие рохли, как ты, увивались. Хотя бы ту Люську взять, все при ней, и спереди, и сзади. Не то, что ты!

– Господи! Что вы несете?? – не удержалась Ольга и повысила голос. – Какая Люська?! При чем тут все это??? Где мой сын?!

– А ты на меня зенки не вылупляй! – закричала Анна, наступая на невестку: – Я – мать твоего мужа и не смей на меня голос поднимать! Ты и пальца моего не стоишь! Тебе такого сына, как я воспитала, никогда не воспитать! Все деревенские ребята об него ноги вытирают, а он и сдачи боится дать!

– Его обижают, потому, что он умный, – вступилась за сына Ольга, – а эти ребята за всю жизнь одну книгу прочли, букварь, и тот не до конца!

– Ха-ха-ха, умный он у тебя! – расхохоталась Анна. Конечно! Эйнштейн, ни дать, ни взять! Ну как же! Мне Илья рассказывал, как он пять яблок сосчитать не мог. Неучем он у тебя растет! И нечего тебе даже рот на меня открывать! Я – главнее тебя! Тебе со мной никогда не сравниться! Я – одна детей поднимала, а ты на муже повисла и едешь, припеваючи на его шее! А это я, я его вырастила для твоего удовольствия.

Оцените статью
-Твой муж ночует у соседки! — радостно объявила свекровь. — А где потерялся внук — не знаю
Блонд-трансформация и встреча с отцом: взгляд на разнообразную жизнь молодой наследницы Лорак