-На аборт! Я не приму чужого ребенка! — муж поставил условие

— Ты в своем уме? У меня двадцать третья неделя! Какой аборт? – обернулась Лида.

— Ну, значит донашивай и в детдом. Мне чужой не нужен. Лишний рот кормить не стану, — отрезал мужчина, включая телевизор.

— Он не чужой. Он наш! Я его никому не отдам.

— Мам! Ну хватит уже переживать, ты нас не побеспокоишь, если иногда помощи попросишь.

— Ну мне уже неудобно. Ты и так мне больше всех помогаешь, не знаю уж, с какими глазами к тебе обращаться.

— Мам, ну ты же не к чужому человеку обращаешься, а к сыну. Ладно, я побежал! Звони, если что!

Стоя у окна и наблюдая, как младший сын весело машет на прощание и садится в машину, Лида думала о том, как правильно поступила двадцать лет назад, не послушав мужа и не оставив Сашу в роддоме. Хотя на карте стояла ее семейная жизнь.

— Как хорошо, что между мужем и сыном я выбрала тебя, сыночек, – тихо проговорила женщина, радуясь своему решению.

Лида и Маша были сестрами, но враждовать начали, едва маленькую Марусю принесли из роддома.

— Верните ее назад! Выбросите ее в мусорное ведро! –кричала трехлетняя Лида, не принимая тот факт, что теперь она – старшая сестренка.

— Ну, Лидочка! Это же не игрушка, а малыш. Как мы можем ее выбросить? – умилялись родители, не понимая вселенского масштаба горя ребенка. Им казалось, что девочка немного покапризничает и вскоре примет сестричку. И станут они лучшими подружками на всю жизнь.

Но их надеждам не суждено было сбыться. Чем старше становились девочки, тем хуже общались между собой. Дележка игрушек сменилась скандалами из–за косметики и одежды. Однажды сестры не поделили парня и практически полностью перестали общаться.

К тому времени, когда обе собрались замуж, общение прекратилось полностью. Несмотря на то, что обе остались жить в родном городе, Лида и Маша даже с праздниками друг друга не поздравляли. А к родителям ездили в разные дни, чтобы не пересекаться и не ругаться в очередной раз. О том, чтобы забыть старые обиды и относиться друг к другу уважительно, не было и речи. Каждая считала себя правой и не собиралась уступать. Все попытки родителей помирить дочек разбивались вдребезги.

Спустя время, Лида, как старшая сестра, решила положить конец бесполезным попыткам:

— Мам, перестаньте нас сводить и пытаться помирить. Ну не умеем мы дружить. Не такие мы, как все остальные сестры. Может когда–нибудь, когда сильно прижмет, начнем созваниваться. Но сейчас – нет!

В течение первых пяти лет брака в семье Лиды родились две дочки. Муж очень надеялся, что будет хотя бы один сын, поэтому оба раза закатывал жене скандал.

— Ну ты вообще меня не уважаешь, что ли? Что за позор такой – одни бабы в семье! – орал он.

— Ты биологию в школе учил? Пол ребенка от женщины не зависит! – отбивалась жена.

— От бабы все зависит! Вы ж хитрые, как кошки! Давай третьего рожай! Мне пацан нужен! Наследник!

— Наследник чего? Гаража, дивана и пульта от телевизора? Ты мне со старшими помогаешь? Ты к ним вообще подходишь?

— А что мне к ним подходить? Титьки у меня нет, играть мне с ними не интересно! Ты сама вроде норм справляешься! Вот будет у меня парень, я буду с ним и в футбол играть, и на рыбалку ездить, и машину научу водить.

— Ага! Это ты прям с пеленок начнешь делать? Или пацаны, в отличие от девок сразу взрослые рождаются? Ты умеешь памперс менять, купать, кормить? Нет? А мальчики какают и писают так же часто, как девочки! И пачкаются во время еды, и переодеваться не умеют! Я только–только двух более-менее научила себя обслуживать, в садик отдала, а ты предлагаешь все с начала начать. Ну нет!

— Но мне нужен сын!

— Давай возьмем из детского дома. Дом у нас большой, зарплата хорошая, потянем. Зато будет сразу большой и самостоятельный – хоть удочку ему в руки, хоть руль, хоть пульт от телика, — усмехнулась Лида.

— Ну нет! Воспитывать чужого отпрыска? Я что, глуповат, по–твоему?

— Где вас таких выращивают, домостроевцев? – бурчала себе под нос Лида, уходя из гостиной.

Младшая сестра вышла замуж раньше старшей на два года, но за прошедшие семь лет брака не смогла родить ребенка. Первое время она и ее муж были уверены, что пока не готовы, потом неудачные попытки списывали на стресс и усталость, а когда прошли всех врачей – выяснилось, что Маша не может иметь детей.

Маша не была фанаткой деток и, если не муж, вряд ли бы решилась на ребенка. Но муж так мечтал о большой семье, такими жалобными глазами смотрел на чужие коляски, что Маша тоже постепенно прониклась этой идеей. Правда, примерно на шестой год их совместной жизни, когда они уже сдали анализы и точно знали о своем диагнозе, муж вдруг стал отстраняться от Маши. Все чаще, по вечерам, он задерживался на работе, а дома не отрывался от компьютера.

Маша пыталась разговаривать с любимым, водила его к семейному психологу, но ситуация осталась неразрешимой. Зато муж почти полностью перестал говорить про ребенка. Только иногда делал замечания, которые ему казались рядовыми, а жену ранили:

— Маш, я у твоих родителей сегодня был, у них там компьютер не включался. Так там Лидкины девчонки были. Большие уже совсем. Вы помириться так и не надумали?

— Нет. И мне неинтересно слушать про ее семью и детей.

— Ее семья – ты. Также, как и родители.

— Мы с ней много лет враждовали. У нас ничего общего нет. Я даже представить не могу, о чем нам с ней можно разговаривать. Она – типичная клушка, мамашка с детьми. У нее даже интересов никаких нет. Вот о чем нам с ней говорить?

— А ведь она то же самое может о тебе сказать. Вы же даже не пытались помириться.

— Ты решил новый повод для скандалов придумать? Моего бесплодия тебе мало?

— Нет, мне его предостаточно! Но мы могли бы попытаться рассмотреть другие варианты.

— Какие? Из детского дома я не хочу брать ребенка, — недовольная Маша собиралась в магазин.

— Ну а суррогатное материнство мы не потянем финансово. Так что, у меня нет больше предложений.

— Если бы ты хотел, то нашел денег. – уходя, бросила Маша.

За семь лет попыток она порядком устала быть всегда виноватой в их бездетности. Поэтому в последнее время тоже стала «показывать зубы». Ответственность за отсутствие денег на суррогатную мать она полностью переложила на мужа. Как показала практика, он с ней не справился.

Спустя еще полгода, не дождавшись лишь нескольких дней до седьмой годовщины свадьбы, муж Маши собрал вещи, сказав напоследок, что он устал жить с ней в браке без детей. К тому же, у него уже есть ребенок, которого ему родила секретарша.

— Ты знаешь, Маш, она хоть и глупенькая, но здоровая и от меня не требует заоблачных подвигов. Ее вполне устраивает моя зарплата, да и родить она может в любой момент. Так что не обижайся. – и мужчина захлопнул за собой дверь.

Развод состоялся. Искать утешения Маша решила в родительском доме. Оставаться одной в пустой квартире ей было невыносимо. К сожалению, вдоволь наплакаться в объятиях мамы не получилось. Лида с мужем сильно заболели и решили отправить детей на неделю к бабушке с дедушкой. Вместо слез по разбитому браку Маша целую неделю посвятила маленьким племянницам. Оказалось, что дети – это очень здорово! Если раньше Маша сомневалась и убеждала себя, что это муж хочет детей, а ей они не нужны, то сейчас она все больше осознавала — готова к материнству, даже без мужа. Но брать чужого ребенка из детского дома она отказывалась категорически.

Мама, забегавшись с внучками и проблемами младшей дочери, совершенно забыла предупредить Лиду, что у них гостит Машенька. Лида была немного удивлена, увидев Машу. Сестры встретились нос к носу впервые за долгие годы. Удивительно, но им даже удалось вполне сносно пообщаться. Выяснилось, что все юношеские обиды испарились, как утренняя дымка над тихим, спокойным озером. И сестры решили, что худой мир куда лучше многолетней глупой детской ссоры. Проговорив обо всем на свете целую ночь, обсудив все новости и проблемы, к утру сестры могли с уверенностью сказать, что теперь они если не подруги, то уж точно не чужие друг другу люди. Лида планировала забрать дочек, но Маша попросила оставить их еще на пару дней.

— Отдохните с мужем, в кои–то веки вместе время проведите, а я посмотрю за девчонками. Мне кажется, мы с ними подружились. У нас сегодня шопинг. Пойдем розовые шмотки покупать! – поглаживая племяшек по русым волосам, Маша была в восторге от этих симпатичных девчушек.

— Тебе своих пора заводить, — улыбнулась Лида.

— Да не могу я своих. Чужого не хочу, а на суррогатную маму муж не заработал. А я и подавно! Значит, буду одинокой теткой, которая постарается наверстать упущенные годы в общении с племянницами.

На мгновение Лида о чем–то задумалась, потом хотела что-то сказать сестре, но не решилась.

Вечером она неожиданно вернулась с мужем.

— А чего это вы так рано? Мы же вам дали отдохнуть пару дней? – забеспокоилась Маша.

— Маш, нам с тобой надо поговорить. – Лида выглядела встревоженной.

— Что случилось? Вы решили мне девчонок своих отдать? Я только за! – пошутила Маша.

— Нет, я хочу выносить ребенка для тебя. Если чужую маму ты не потянешь, да и боязно, то уж своя–то надежнее.

— Ты серьезно? – на глаза Маши навернулись слезы.

— Да. Правда тебе придется заплатить немного за то время, пока я не смогу работать. Но это выйдет куда дешевле.

— Я согласна! — не думая, выпалила сестра и заключила Лиду в крепкие объятия.

Маша не могла поверить, что сестра ради нее пойдет на такой серьезный шаг. Она заметила, что муж Лиды был явно не в восторге. Улучив возможность, Маша шепотом спросила сестру:

— Лид, а твой муж не будет против? Не получится так, что вы не сможете мне ребенка отдать?

— Ты же родная, так что сможем. Мы будем с ним постоянно общаться. Ты вот две недели с моими девчонками просидела, не захотела же их себе забрать?

— Захотела, но ты ж не отдашь, — засмеялась сестра, не понимая, как могли они столько лет потратить на бессмысленные обиды и ссоры.

Пройдя все необходимые обследования и сдав анализы, Лида отправилась с сестрой к репродуктологу – выбирать отца будущему племяннику.

— Чувствую себя как–то странно, – Лида шагала по коридору медцентра и озиралась. — Будто в брачном агентстве сидим, мужа тебе выбираем.

— Ну нет, с мужьями я завязала. Мне за семь лет одного хватило. Сейчас выбор еще серьезнее. Ведь с мужем можно развестись, а с генетикой своего ребенка – нет. Надо тщательнее выбирать, чтоб потом не удивляться, в кого сын лопоухий или косоглазый…

— Сын? – дополнила Лида.

— Я почему–то уверена, что у меня будет мальчик. Вернее, у нас.

— У меня мальчики не получаются. Вся надежда на тебя и одного из вот этих товарищей, – Лида махнула рукой в сторону анкет доноров.

Выбрав одну анкету, женщины начали готовиться к процедуре.

Спустя два месяца Лида и Маша уже сидели дома и смотрели на тест на беременность, ожидая результата.

— Если там одна полоска, я больше пытаться не буду. Это знак! Это судьба меня наказывает! – нервничала Маша.

— Успокойся. У меня осечек не бывает. Я дважды легко и быстро беременела. Уверена, сейчас все получилось, — подбадривала сестра.

Женщины уставились на тест, жутко волнуясь. Вдруг на тесте медленно проявилась вторая полоска, объявив, что Маша тоже в скором времени сможет стать мамой.

— Я не верю! Это просто сон! – заплакала она, глядя на крошечный кусок бумажки.

На первое УЗИ сестры должны были отправиться вместе. Маша не смогла на него попасть, так как ее отправили в командировку по работе. Ко второму скринингу она готовилась заранее. Так как планировалось узнать пол малыша. К сожалению, руководитель отдела отказался войти в положение и отпускать Машу с работы пораньше. Маше пришлось ехать быстрее. Она нервничала и почти не следила за дорогой. В итоге, на одном из оживленных перекрестков она выскочила на красный и столкнулась с внедорожником. Основной удар пришелся на сторону водителя. Машу не успели довезти до больницы. Она скончалась в машине скорой помощи.

В это время Лида лежала на кушетке в кабинете УЗИ и слушала врача о том, что плод в норме, развивается как и положено, патологий не выявлено. Лида думала о сестре, пытаясь придумать оправдание этой «горе – матери», которая безумно хотела успеть посмотреть на своего сына, но все-таки пропустила такое важное событие. О том, что будет мальчик, врач сообщил практически сразу.

— Ого, вот это мужичок! Богатырь будет!

— Крупный?

— Не могу сказать точно, но если будет расти такими темпами, будет килограмма на четыре. Это первый ребенок у вас?

— Третий. – Лида не стала пояснять, что является суррогатной мамой.

— А первые детки крупные?

— Да, почти по четыре, обе.

— Значит долгожданный парень? Отлично! Ждите здоровяка.

Взяв заключение врача, Лида вышла из кабинета. На телефоне она обнаружила несколько пропущенных звонков от сестры и сообщение о том, что она немного опоздает — задержали на работе. После этого сообщения прошло полчаса. Уже можно было и пешком дойти. Лида почувствовала неладное и набрала номер сестры.

— Добрый день, — ответил в трубке незнакомый мужской голос.

— Добрый день. А вы кто? Это ведь номер моей сестры… — растерялась Лида. — Я номером ошиблась?

— Нет, не ошиблись. Ваша сестра попала в дтп. Я – сержант полиции Иванов. Ее увезли на скорой, в третью городскую. Звоните туда, о ее состоянии вам там сообщат точнее.

— Она жива?

— На момент приезда скорой была жива.

Лиде показалось, что у нее подкосились ноги. Схватившись за перила, она с трудом смогла спуститься по лестнице и дойти до лавочки. В голове стучала одна мысль – «Она жива, а ты должна сохранить ее ребенка. Успокойся. Возьми себя в руки!» В этот момент малыш, словно почувствовав неладное, начал активно шевелиться, показывая, что теперь Лиде предстоит думать о нем куда больше.

Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы вернуть себе возможность здраво мыслить, Лида начала искать номер приемного отделения указанной гаишником больницы. Оказалось, что дозвониться сразу просто нереально. Заказав такси, Лида решила сама поехать в больницу и все выяснить на месте.

Прошел еще час прежде, чем она нашла того, кто смог ей хоть что-то разъяснить.

— Девушка после ДТП! Да! Что? Подождать? Сколько? – Лида слушала, как медсестра в приемном обзванивала кого-то в поисках информации о Маше.

Наконец девушка смогла дозвониться. Изменившись в лице и бросив быстрый взгляд на Лиду, она положила трубку и сказала:

— Пойдемте со мной.

Она завела Лиду в какую–то полутемную комнату:

— Вы присядьте. Я смотрю, у вас ребеночек будет. вам нельзя нервничать.

— Девушка! Хватит тянуть резину! Что с моей сестрой? Она в коме? Инвалидом останется? Говорите уже!

— К сожалению, вашу сестру не удалось спасти. Она скончалась в скорой. Там не было шансов. Примите мои соболезнования.

Лида будто провалилась в глубокую яму без дна и летит, летит, летит…

С того момента она плохо помнила происходящее. Как приехали родители и муж, как плакала мама, как муж предупредил, что отвезет дочек к своим родителям. Как кто-то подходил и предлагал помощь с похоронами.

Оказалось, потерять сестру, едва обретя ее, было ужасно больно. Видя, как опускали в могилу гроб, Лида думала о том, что Машка могла быть сейчас жива, если бы не эта их затея с ребенком.

Лида поделилась своими мыслями с мамой:

— Мам, это я виновата, что Машка погибла. Не предложила бы эту идею с ребенком, она бы так не гоняла.

— Нет, Лидочка. Ты не виновата, и никто не виноват. Кому что суждено, то и сбудется. А ты теперь носишь ее ребеночка. Ты не переживай, мы с папой его сами воспитаем, — бесцветным голосом говорила мама.

— Нет.

— Что нет? Ты рожать его не будешь?

— Буду, но я не отдам его вам. Вы на пенсии, какой вам ребенок? А у меня муж давно сына просил. Пусть радуется.

— Но это не ваш ребенок. К тому же, не известно, кто там.

— Маша была уверена, что это мальчик. И она права. Это теперь мой сын. Я его воспитаю достойно.

Спустя несколько дней после похорон муж решил завести с Лидой неприятный разговор.

— Лидка, ну что делать будем, когда в больницу?

— Зачем? Я нормально себя чувствую. – Лида стояла у окна и смотрела на заснеженный двор.

— Как зачем? Аборт делать! Это ж Машкино дите. Не наше. Куда его теперь? Машки-то нет.

— Ты в своем уме? У меня двадцать третья неделя! Какой аборт? – обернулась Лида.

— Ну, значит донашивай и в детдом. Мне чужой не нужен. Лишний рот кормить не стану, — отрезал мужчина, включая телевизор.

— Он не чужой. Это мой племянник! Я его никому не отдам. Это Машин сын!

— И что? Давно ли вы такие дружные стали? Столько лет не разговаривали, а сейчас что ты – воспылали сестринские чувства! Мне этот ребенок не нужен! Мне своих двух хватает. Был бы мой – ладно. А чужого никогда не приму.

— Уходи, — еле сдерживаясь, сказала Лида.

— Куда я уйду. Это мой дом, — ухмыльнулся муж.

— Это наш дом. Твой, мой и дочек. Так как дети со мной останутся, моих здесь аж три четверти.

— Ой, да забирай. Ты себе и так яму выкопала, одна с тремя, без работы! Учти, я алименты буду только на девок платить! Этого, — муж кивнул на округлившийся живот Лиды, — сама воспитывай. Только попробуй на меня его записать.

— Я его на себя запишу, не переживай.

Через несколько дней муж собрал вещи и ушел. На развод подал сам, но процесс затянулся из-за беременности Лиды и наличия маленьких деток.

Спустя положенное время Лида родила крепкого горластого мальчика, удивительно похожего на Машу. Родители старались помочь дочери с внуком, как могли. Нельзя сказать, что одной с тремя детьми ей было легко. Порой бывало, накатывала такая усталость и отчаяние, что хотелось выть. Но ни в один из таких моментов она не пожалела, что оставила племянника себе и не послушалась мужа. Мальчик рос смышленый, активный и очень ласковый. Лиде казалось, что сын к ней даже ближе, чем дочки.

Много раз женщина планировала рассказать сыну правду о том, кто его родители, но каждый раз не находила слов. И нужно ли ворошить прошлое?

Между тем, дети росли, одна за другой вышли замуж и уехали из родного дома дочки. Разъехались по разным городам, иногда звонили по праздникам маме, но приезжать в гости не торопились. У них все хорошо, своя жизнь, свои заботы. Сын же не смог уехать от матери. Он настолько привязан к любимой мамочке, что ему и в голову не приходило оставить ее одну и уехать в поисках счастья. Саша счастлив здесь, рядом со своей мамой, которая отдала ему лучшие годы своей жизни.

— Мам, тебе замуж надо! Вот тогда и я со спокойной душой смогу уехать от тебя, — шутил он, когда мама задавала вопросы по поводу его будущего. – Одной оставаться тебе нельзя, то кран потечет, то труба лопнет. Кто чинить будет?

— Я о тебе беспокоюсь, — говорила Лида, — тебе жениться пора. В твои годы влюбляются, создают семьи…

— Мамуль, ты моя семья, понимаешь? Ты.

-Ты меня достала со своим ребенком! — психанул муж

Саша помогал маме во всем, даже готовил ужин и отдавал часть зарплаты. Единственный мужчина в семье, он считал себя ответственным за маму. К тому же, сестры жили далеко и приезжали редко. Правду о том, кто его родная мама, Лида рассказала, когда парню стукнуло тридцать лет. Он отреагировал куда проще, чем она ожидала.

— Мам, ты меня выносила, родила и воспитала. Куда уж роднее–то? А Маша… Жалко, что все так сложилось. Но я не хотел бы мамы лучше, чем у меня есть. Значит, так должно было случиться. Ты – моя мама и только ты.

Оцените статью
-На аборт! Я не приму чужого ребенка! — муж поставил условие
До и после: невероятное преобразование 45 м² «бабушкиного» интерьера в современный шедевр