— Поговори с женой, пусть она прогонит свою мать, — прошептала сыну Тамара Анфимовна

Как только Арсений и Виктория купили себе за городом большой дом, к ним тут же выразили желание переехать обе матушки.

Женщины в недавнем прошлом потеряли мужей и чувствовали себя очень одинокими.

Особого разрешения у детей они не спрашивали, решив, что те точно не откажут им в просьбе.

Однако о том, что приедет мать снохи, Тамара Анфимовна не знала, как не знала и о ее приезде Ирина Анатольевна.

Обе женщины прибыли практически в одно время и были очень не довольны нахождением друг друга.

— Почему ты не сказала, что Ирина Анатольевна будет здесь? — с укором прошептала дочери мать.

— Ты не спрашивала, — пожала плечами Вика, понимая, что женщине не нравится присутствие в доме сватьи.

Аналогичный вопрос задала и Тамара Анфимовна сыну. Для нее мать снохи свалилась, как снег на голову.

— Даже если бы и сказал, разве это что-то бы изменило? — прищурился мужчина, понимая, что женщина все равно бы не отказалась от своей затеи жить с единственным сыном.

Тамара Анфимовна проворчала ему в ответ что-то невнятное и удалилась в свою комнату, чтобы обдумать план, как выселить сватью.

Ирина Анатольевна тоже задалась этим вопрос. Она хоть и мило улыбалась матери зятя, зато в ее отсутствие всячески костерила.

Две сватьи, которым целый год нечего было делить, вдруг стали раздражать друг друга, и это не осталось незамеченным Викой и Арсением.

— Нужно распределить обязанности, — за ужином произнесла Тамара Анфимовна. — Я не могу одна на кухне торчать день и ночь.

— А мне надоело убирать и стирать вещи, но я же молчу, — ехидно ответила ей Ирина Анатольевна.

— Стираете вы? Побойтесь Бога, так говорить! — рыкнула свекровь и закатила глаза. — За вас машинка прекрасно справляется. Да и уборка… Разве это можно назвать уборкой?

— Зато вы перетрудились, смотрю, — оскалилась теща и стала жестикулировать руками. — Раз в день готовите и уже героиню из себя строите!

Было очевидно, что между сватьями назревал скандал, и ни одна не собиралась уступать другой.

— Дорогие мамы! — Арсений решил вмешаться в разговор и уменьшить градус накала. — Составьте график. Мама пусть готовит в понедельник, а вы, Ирина Анатольевна, во вторник, и так далее. Подобным образом можно сделать и с уборкой.

— Какой же ты у меня все-таки умный, сынок! — женщина вскочила с места и стала гладить Арсения по волосам.

— Мам, — проворчал мужчина, которому было неудобно за поведение матери.

Тамара Анфимовна раздраженно всплеснула руками и снова опустилась на свое место.

На следующий день женщины составили график и стали по нему чередовать обязанности по дому.

Вечером с работы вернулись Вика и Арсений. Ирина Анатольевна с радостным лицом встретила детей и усадила за стол.

Услышав голос сына, из своей комнаты вышла Тамара Анфимовна и присоединилась ко всем.

— Сегодня готовила я! — торжественно заявила женщина и стала разливать по тарелкам борщ.

— Мама очень вкусно готовит, — прошептала мужу Вика.

Однако едва только зять проглотил первую ложку борща, как стал плеваться по сторонам.

— Что там? — надрывно спросил он. — Есть невозможно.

Вика испуганно попробовала борщ, за ней — свекровь, и стали оба морщить лица и кашлять.

— Что не так? — Ирина Анатольевна неуверенно попробовала из своей тарелки и замахала перед лицом руками.

В борще было очень много соли, перца и лаврового листа. Есть его было просто невозможно.

Женщина, густо покраснев, извинилась перед всеми и вылила содержимое в унитаз.

— Да, видимо, только завтра нормально поедите, — Тамара Анфимовна с видом победителя взглянула на сватью.

— Не знаю, как я так, — виновато пожала плечами женщина.

Однако уже к утру она поняла, что это сватья ей подгадила и решила ответить тем же.

К вечеру Вику и Арсения ждал плов из свинины, который просто невозможно было есть.

— Почему он такой сладкий? — поморщился мужчина. — Мам, ты перепутала соль с сахаром?

Тамара Анфимовна принялась оправдываться и густо покраснела. Она грозно зыркнула на сватью, поняв, что ей прилетел бумеранг.

Однако только на готовке еды женщины не остановились. Каждая решила, что рано или поздно выживет другую.

Они стали не просто портить еду друг другу, но и гадить во время стирки и уборки.

— Мам, ты вчера стирала мои белые рубашки? — разъяренный Арсений влетел в комнату к женщине.

— Я, — поежилась Тамара Анфимовна.

— Какого черта они розовые стали? — мужчина потряс в воздухе рубашками. — Ты что не знаешь, что нельзя стирать белые вещи с цветными вещами?!

— Знаю. Не понимаю, как так вышло, — занервничала мать. — Это все твоя теща! Она и готовку мою портит! Пока я не вижу, подсыпает соль, сахар и всякие специи. Хочет довести меня! — добавила она со слезами.

— Зачем ей это?

— Хочет жить у вас одна. В хоромах, — скривила презрительную физиономию Тамара Анфимовна. — Нечего вообще теще с молодыми жить. Поговори с Викой, пусть выгонит мать, потому что вдвоем мы не уживемся!

Пока Арсений беседовал с матерью, девушка разговаривала с Ириной Анатольевной.

— Мам, зачем ты выбросила сосиски?

— Это не я…

— А кто? Ты же вчера кухней занималась! — возмутилась Вика. — Вы с Тамарой Анфимовной столько продуктов и вещей нам с Арсением испортили. Сил уже никаких нет!

— Это все сватья! Она меня ненавидит и подставляет! — прошептала Ирина Анатольевна. — Гоните ее взашей. Нечего ей здесь жить. Поговори с мужем, расскажи, какая у него мать!

Вика отмахнулась от женщины и выскочила из комнаты. Им, действительно, с Арсением нужно было поговорить.

Так больше точно не могло продолжаться. Дальнейшее проживание матерей под одной крышей грозило тем, что скоро они пустят в ход что-то опасное.

— Дорогие мамы, можно вас?! — выкрикнул Арсений, приглашая родительниц присоединиться к ним.

Тамара Анфимовна и Ирина Анатольевна с невозмутимыми лицами покинули свои комнаты и зашли на кухню.

Каждая знала, о чем будет разговор, и каждая надеялась, что вторая сегодня же покинет дом.

— Мы вызвали вам такси! — решительно сообщил Арсений.

— В каком смысле? — в унисон произнесли женщины и переглянулись.

— Жить под одной крышей вам нельзя, а оставить кого-то одного, тем более, — развела руками Вика. — Мы с Арсением приняли решение, что вы обе покинете наш дом. Наше решение не обсуждается, однако мы всегда рады видеть вас в гостях… по очереди.

Через два часа женщины с понурыми лицами на отдельных машинах покинули дом.

Оцените статью
— Поговори с женой, пусть она прогонит свою мать, — прошептала сыну Тамара Анфимовна
Бережно хранимые советские сервизы, что с ними делать? Делюсь лайфхаком …