— Чего разлеглась? Вставай, иди обед готовь, лентяйка, — потребовала Настя у беременной мачехи

— Чего разлеглась?! Вставай, иди обед готовь! Лентяйка!

Яна открыла глаза и повернула голову. Перед ней стояла Настя, ее пятнадцатилетняя падчерица.

— Не кричи. Голова болит.

— У тебя все время что-то болит! Развалина…

— Насть…

— Что Насть?! Сейчас папе расскажу, что ты весь день дурака валяла, и он тебя выгонит!

Яна сделала глубокий вдох и снова закрыла глаза. В последнее время жить под одной крышей с Анастасией стало невозможно. Она стала неуправляемой, когда узнала, что у нее будет брат. А ее отец, Виталик, не мог с ней справиться.

— Она всего лишь ребенок, Яна. Будь умнее, — говорил он.

Яна поняла, что надо воспользоваться советом, и придумала сбагрить падчерицу куда-нибудь подальше. Например, в школу для одаренных детей, где школьники не только учатся, но и живут.

Но пока ей нужно было дотерпеть до нового учебного года. Три жарких месяца лета, совпавшие с последними месяцами беременности.

— А вот и отец. Пап! У нас опять пустота в холодильнике! Твоя телогрейка отлежала все бока! — заныла Настя.

— Анастасия…

— И ты туда же?! Я есть хочу!

— Так приготовь сама.

— Не из чего!

— Пельмени? Сосиски… я покупал утром.

— Она сожрала все!

— Ян, тут Настя сказала… — Виталик заглянул в спальню.

Яна накрыла голову подушкой. Как ей надоело все это… Ну что такого в том, что беременной женщине захотелось сосисок? Она же не для себя старалась, а для ребенка!

— Так, ладно. Я пойду в магазин, раз кроме меня некому это сделать.

— Нет! Ты обещал помочь мне с учебой! — запротестовала Настя.

— Хорошо. Значит, закажем пиццу.

— Я не ем пиццу, ты что забыл?! Пусть поднимет зад и сходит в магазин, все равно делать нечего! Ты посмотри на нее, она как овощ! Скоро паутиной зарастет.

— Иди в свою комнату, Настя.

Виталик закрыл дверь в спальню и присел на край кровати.

Яна, наконец, посмотрела на него.

— Что?

— Почему ты не заказала продукты?

— Я думала, Настя закажет. Она целый день в телефоне.

— Слушайте, мне надоели ваши разборки. Выбирай, либо ты делаешь с ней задания, а я иду в магазин и готовлю ужин, либо иди и свари хотя бы кашу. Я тоже голодный как волк! — Виталий говорил так, что Яна поняла: сейчас он на стороне своей дочери.

— Ладно, — Яна нехотя поднялась с кровати и, придерживая живот, поплелась на кухню. Молока не оказалось. А кашу на воде Яна терпеть не могла еще с детства.

«Придется идти в магазин», — подумала она и тяжело вздохнув, пошла за молоком. К счастью, продуктовый был в соседнем доме. Яна даже не стала снимать домашний халат, так и пошла в нем. В лифте она посмотрела на свое отражение.

Она увидела бледное лицо от недостатка свежего воздуха, тонкие волосы, закрепленные на макушке в пучок — так было не видно, что их пора мыть. На халате отсутствовали несколько пуговиц, Яна отметила, что их надо было бы пришить… да все руки не доходили.

И чего это Настя на нее взъелась? Все беременные так выглядят! Попробуй голову намыть с таким пузом? А ванную Яна принимала только один раз в неделю, по расписанию.

Яна любила жаловаться Виталику на свое положение и на то, как ей неудобно жить. Ей нравилось, как он ее жалеет. Но почему-то в последнее время, он жалел ее все меньше. И все из-за Насти. Противной, вредной девицы, которая невзлюбила Яну с первого взгляда.

«Ну ничего, будет она с животом, еще вспомнит меня», — думала Яна, открывая дверь продуктового.

— О, Яна, привет! — к ней подошла соседка Ирина. Она тоже была в положении. Они с Ириной вместе ходили в женскую консультацию и время от времени встречались у дома.

— Все дороги ведут в магазин…

— Точно! Соленого захотелось?

— Нет, это моим приспичило, чтобы я на ночь глядя кашеварила.

— Не берегут они тебя, Яна… вот у меня, — Ира начала нахваливать свекровь. — Марфа Васильевна, чудесная женщина! Ничего мне делать не позволяет. Я говорю: «Можно, мне хоть из дома выйти, воздухом подышать?» А она: «нет, вдруг простынешь? Сиди-ка дома, я сама в магазин сбегаю». Так я еле сбежала… И первым делом, знаешь что?

— Что?

— Взяла себе шаурму. Уж больно захотелось. А она разве позволит? Холестерин, жир, жареное…

— Что, голодом морит?

— Она мне супы пюре готовит, и мясо отварное заставляет есть! Представляешь? А я шаурму хочу, да беляшей! — пожаловалась Ира.

— Да уж… ну и порядки у вас, — пробормотала Яна. Идея с шаурмой пришлась ей по душе. — Я вот все, что хочу, ем. А когда не хочу — не ем. Сейчас вот что-то проголодалась, на тебя глядя…

— Бери себе, да пойдем посидим на лавке, — предложила Ирина, и Яна, позабыв про то, зачем шла, решила последовать совету подружки.

Они уселись на лавку перед магазином и стали обсуждать мужей. Яна пожаловалась на своего, а Ирина на своего. Потом стали обсуждать, как тяжело быть женщиной. В общем, у них было много тем для разговора, поэтому пришлось взять еще по беляшу.

— Ян, а это не та девушка, странная? Как ее… Римма, что ли? — тихо спросила Ирина, кивая влево. Из-за угла показалась девушка в коротком топе и с рюкзаком на плечах. По ее уверенной походке было  непонятно, что Римма тоже на большом сроке беременности.

— Точно…

Римма увидела их и улыбнулась. Узнала.

— Привет!

— И тебе привет. Что-то у тебя живот не растет совсем, — Яна сощурилась, разглядывая фигуру Риммы.

— Растет, — рассмеялась она. — Как дела у вас? Вижу, все хорошо.

— Лучше не бывает. Шаурму будешь?

Римма рассмеялась.

— Какая шаурма, девочки, вы что?

— А что? Ты все за ЗОЖ?

— Ну да. Вот с тренировки иду. Сегодня мало нагрузки было, поэтому решила пешком пройтись.

— Мало нагрузки! — хохотнула Ирина. — Да в нашем положении с дивана встать уже нагрузка.

— Девочки, вам надо больше гулять. А еще лучше ходить в бассейн. Хотите, я с тренером поговорю, она с вами позанимается? Это очень полезно!

— Не, не! Я пас, — подняла руки Яна. — У меня аллергия на хлорку, и вообще, какой спорт на восьмом месяце? Это надо быть того…

— А ты, Ир? Что скажешь?

— Я бы, может, пошла, но у меня свекровь. Она против. А вдруг я простужусь? Нет… боязно.

— Ну, смотрите. Ладно, рада была повидаться. Пойду, — Римма поняла, что у девушек свое мнение, и решила не спорить. Ей надо было поторопиться, ведь еще столько дел…

— Ага. Счастливо… — помахала ей Яна.

— Ну и ну… — хмыкнула Ира. — Тренировки, бассейны… видела у нее на животе мышцы? На беременном!

— Вот ведь странная! Совсем здоровьем не дорожит! — возмутилась Яна.

— Точно… да знаю я таких, за мужика держится, вот и изнуряет себя тренировками. Думает, что он ее сильнее любить будет…

— Ненормальная. Что с нее взять? — махнула рукой Яна. — Еще по шаурме?

— Думаю, хватит. Пора домой идти, пока свекровь меня искать не начала. Это твоему мужу все равно, где ты пропадаешь, а у меня каждый шаг под контролем.

— Моему мужу не все равно, а вот у тебя свекровь с приветом… Ой, а ведь мне, вообще-то, тоже пора идти. Сегодня по телевизору новая серия, там такая интрига… нельзя пропустить, — Яна вытерла масленые руки об халат и, позабыв про молоко, пошла домой. Обратная дорога была легче и короче. Еще бы, ведь опоздать к началу любимого сериала было бы обидно.

Девушки разошлись, но еще долго мысленно осуждали друг друга, из-за неправильного уклада жизни. А стоило ли осуждать? Каждому свое.

Оцените статью
— Чего разлеглась? Вставай, иди обед готовь, лентяйка, — потребовала Настя у беременной мачехи
Орхидеи без полива: мой секрет цветения, который поразил подруг!