— Как хорошо и вовремя ты получила наследство! Вот номер моей карты, – щебетала свекровь представляя, как поедет отдыхать на море

– Евгения Борисовна? Чем обязана? – удивленно спросила я у свекрови.

– Ой, Светочка, а я вот мимо проходила. Дай, думаю, загляну. Проведаю свою невестку и любимого сына. Я и цветы тебе купила, держи, поставь в вазу!

Свекровь протянула мне, видавший и лучшие дни букет. Я перехватила его и сразу отнесла на балкон. Все близкие мне люди прекрасно знали, что я терпеть не могу цветы в любых их проявлениях (аллергия).

– Проходите, я чайник поставлю.

Свекровь прошлась по квартире и все внимательно осмотрела.

– Красиво у вас тут, – сказала она. – Ремонт пошел квартире на пользу.

– Спасибо, но мы его два года назад сделали, уже заметили некоторые недоработки, – сухо ответила я.

– Да? Ну, вам виднее, – весело рассмеялась она.

Я повернулась к закипевшему чайнику и начала готовить наши напитки. Через несколько минут мы сидели за столом. Над нами повисло тягостное молчание.

– Даже не верится, что уже пятнадцать лет прошло, как вы со Степой поженились! – вдруг выдала Евгения Борисовна.

– Да, время летит очень быстро.

– Где же наши мужчины? – спросила она.

– У Степы и Игоря традиция: раз в месяц они отправляются на рыбалку.

Я видела, как нахмурилась свекровь.

– И давно?

– Уже лет восемь, точнее сказать не могу, – усмехнулась я.

– Да? Не повезло, а я хотела с мальчиками повидаться.

Я закивала, помешивая чай в кружке.

– В другой раз зайдете. Может, позвоните сначала? Степа работает, а Игорь учится. Их часто не бывает дома.

Свекровь еще больше нахмурилась.

– Ты права. Ну, ладно, пойду я тогда, не буду тебя отвлекать.

Мы распрощались, а я вернулась к уборке. Выходные, когда мужа и сына не было, я посвящала домашним делам. Мне нравилось убираться, особенно, когда никто не стоял над душой. Мы все расслаблялись и отдыхали по-разному. Мне избавиться от стресса помогала именно уборка. Мужчины же уезжали в глушь и рыбачили.

Пока я разбирала скопившийся за месяц хлам в кладовке, мой разум блуждал. Я не могла не возвращаться к приходу свекрови: «Что-то эта дама хотела, явно!»

Почти пятнадцать лет она не проявляла интереса к нашей семье. Нелюбимый сын был отправлен в свободное плаванье, когда ему исполнилось восемнадцать. А вот дочка Лида, которой недавно исполнилось тридцать шесть, жила в квартире матери уже со своим ребенком Максимом.

Меня полностью устраивало безразличие свекрови. Она нанесла Степе такую душевную травму, что мне годами пришлось «купать его в любви». Все для того, чтобы доказать – он этого достоин. Игорь лишь помог укрепить наш брак и отношения. С ним мы стали цельной семьей, которую ничто не могло сломить.

Вот такой внезапный приход свекрови меня вывел из равновесия. Я не понимала, что ей от нас нужно.

К вечеру я так и не нашла ответа на свой вопрос. Потом вернулся Степа с Игорем, и мне стало не до того. Лишь ночью, лежа в постели, я сообщила мужу, что приходила его мать.

– Что ей было нужно? – резко спросил он.

– Не знаю, это меня и беспокоит.

Степа задумался. Отношения с матерью у него так и не наладились. Я крепко его обняла, отгоняя нелегкие думы.

– Не переживай, она не сможет нам ничего сделать. Мы вне ее влияния, милый.

Степан кивнул, и мы легли спать.

Следующий месяц выдался богатым на события. Свекровь продолжала захаживать. Она часто разминалась со Степой и Игорем. Но все равно предпринимала попытки поговорить со мной. Как-то зашел разговор о деньгах.

– Сын Лиды растет. Скоро школу окончит. Еще немного и студентом станет. Мы пока даже не знаем, где брать деньги на все, – пожаловалась Евгения Борисовна.

Я кивнула, финансовый вопрос не обошел нашу семью стороной.

– Понимаю, мы, к примеру, все еще расплачиваемся за ипотеку. Четыре года назад взяли квартиру Игорю. Надеюсь, что успеем со всем разобраться к его поступлению. Нужно хороший ВУЗ найти, чтобы дальше он мог карьеру построить.

– Вы купили Игорьку квартиру? – любопытство так и сверкало в глазах женщины.

– Да, решила дать ему хороший старт в жизни.

– Правильно, о детях нужно заботиться.

Я кивнула, хотя хотелось накричать на Евгению Борисовну. Ее суждения были пропитаны лицемерием. Для Лиды она была готова на все, а Степе пришлось пропустить год, чтобы начать работать и собрать деньги на обучение. Но я проглотила злые слова, не хотелось портить и так напряженные отношения со свекровью.

– Семья для того и нужна, чтобы помогать друг другу. Мы хотим в следующем году на море поехать, пытаемся как-то отложить и ужаться, чтобы отдохнуть. Даже не знаю, если получится. Максимка так давно не был на море. Я и помогаю дочке всем, чем могу, – внезапно выдала свекровь.

– Ну, не в этом году, так в следующем, – легко ответила я.

В тот момент я не поняла, почему Евгения Борисовна бросила на меня такой странный взгляд.

Но через несколько часов мне стало не до свекрови. Мама позвонила и сообщила, что не стало бабушки. Мы не общались часто, я считала, что она меня не любила. Но бабушка завещала именно мне все, чем владела: большой дом за городом и приличный счет в банке.

Полгода я даже смотреть в сторону денег и дома не могла. Винила себя за то, что не общалась с бабушкой, что не смогла разглядеть ее за маской равнодушия и холода. Муж и сын поддерживали меня в непростое время. Часто приходила свекровь, утешала меня и болтала, отвлекая от печальных мыслей.

Наконец, я нашла в себе силы на то, чтобы разобраться с наследством. Дом мы продали почти сразу. Его выкупила соседка бабушки. Деньги осели на счету. Я смотрела на получившуюся сумму и не верила своим глазам.

– Я, конечно, знала, что бабушка была обеспеченной. Но не думала, что настолько! – сообщила я Степе.

– Я таких денег в жизни не видел, – тихо произнес он.

Кивнув, я перевела часть денег для досрочного погашения ипотеки. Еще часть отправила на сберегательный счет: сумма полностью покрывала обучение Игоря в хорошем институте.

– Нужно что-то придумать, Степа.

– Откроем свой бизнес? Ты же хотела стать независимым графическим дизайнером. Вот у тебя и появился отличный шанс. Первое время поработаешь одна. А как пойдут заказчики, начнешь расширяться!

Я со слезами на глазах посмотрела на мужа. Он запомнил, как я однажды вскользь бросила слова о том, что хочу работать сама на себя.

Уже на следующий день мы начали подыскивать варианты, где разместить небольшой офис. От просмотра объявлений меня отвлекло появление свекрови.

– Привет, Света. Как ты?

– Хорошо, спасибо. Вы что-то хотели? Степы дома нет.

– Знаю, я к тебе. Дело есть. Как хорошо и вовремя ты получила наследство, вот номер моей карты. Нам с Лидой и Максимом нужно на море поехать, а также зубы дочке подлечить. Несколько миллионов нам хватит, не переживай, – щебетала беззаботно свекровь.

Я на секунду даже оторопела.

– Что?

– Вот номер моей карты, – медленнее повторила Евгения Борисовна, – переведи на нее деньги. Ты же теперь богатая, не обеднеешь. А мы отдохнем и подлечимся. Все в плюсе останемся от твоего наследства. У нас, наконец, наступила белая полоса, Светочка.

– Евгения Борисовна, притормозите. С чего вы решили, что я вам хоть одну копейку переведу? – спросила я.

Свекровь удивленно посмотрела на меня и нахмурилась.

– Мы же семья! Должны помогать друг другу. На тебя такая баснословная сумма с небес свалилась, нужно делиться. Я знаю, что ты дом за десятку продала, а еще больше было у твоей бабули на счету. Так что, давай, раскошеливайся!

– Откуда вы это узнали?

Свекровь рассмеялась.

– Дочка, ты продала дом моей давней подруге. Она мне и рассказала, что твоя бабушка скоро отправится к праотцам.

– Я не…

И тут до меня дошло. Евгения Борисовна давно знала, что бабушке недолго осталась. Поэтому она начала приходить в гости, навязывать и выстраивать новые отношения со мной и сыном. Свекровь думала, что так сможет наложить лапу на мое наследство.

– Света, – она вырвала меня из раздумий, – у меня не так много свободного времени. Переводи деньги!

– Я не собираюсь вам ничего отдавать. Это мое наследство, вы к нему никакого отношения не имеете. Уходите, Евгения Борисовна, я не хочу вас видеть.

Я начала подталкивать свекровь к выходу, она сопротивлялась и кричала.

– Нет, ты не посмеешь! Я не для того сюда столько таскалась, это и мои деньги тоже! Ты обязана мне и моей дочке, понятно!

– О чем вы говорите? Почти пятнадцать лет мы были вам не нужны. Вы выгнали Степу на улицу, когда ему восемнадцать стукнуло! Неужели вы считаете, что я вам хоть копейку отдам?

– Я буду жаловаться! Я напишу заявление в полицию, в прокуратуру!

– Про Спортлото не забудьте, – подсказала я.

– Света, я заберу деньги, которые мне причитаются…

Закончить свекровь не успела, распахнулась входная дверь, и муж уставился на меня и свою мать. Я толкала Евгению Борисовну, пытаясь всунуть ей в руки обувь и сумку. Женщина упиралась и не желала двигаться с места.

– Она требует денег! – с места выдала я.

Степа две секунды по-совиному моргал, а потом кивнул. Муж взял мать за плечи и легко выставил за дверь. Свекровь возмущалась и продолжала кричать.

– Мать, продолжишь истерить, я позвоню в полицию. Уходи, я больше не хочу тебя видеть. Никогда.

Степа захлопнул дверь, закрыл ее на все замки. Мы в шоке смотрели друг на друга. Вдруг муж улыбнулся и сообщил:

– Я нашел отличный офис!

Я рассмеялась, катастрофа миновала. Можно было подумать о нашем будущем.

Оцените статью
— Как хорошо и вовремя ты получила наследство! Вот номер моей карты, – щебетала свекровь представляя, как поедет отдыхать на море
Забудьте о стойких пятнах: легкий способ борьбы с кухонным жиром!