Мама, ты что предлагаешь — у нас же брачная ночь! — встрял Максим. — И что? — удивилась свекровь

— То есть, ты даже извиняться не собираешься? – напирала на сына Евгения Павловна. – Ни тебе, ни твой жене совсем не стыдно?

— А за что нам должно быть стыдно и за что извиняться? – искренне спросил Максим.

Это был первый разговор Максима с матерью после месячного бойкота со стороны её и большинства родственников. Женщина всё ещё выглядела страшно обиженной, но Максиму было всё равно.

Евгения Павловна просто вспыхнула от негодования.

— Ты издеваешься, или на самом деле не понимаешь? Вы оба меня выставили полной дурой перед всей роднёй!

— Мама, и я, и Света предупреждали заранее. По-хорошему. Но ты же ничего не хотела слышать, — Максим по-прежнему старался сохранять спокойствие.

— Твоя Света пришла в чужую семью и стала наводить свои порядки! – продолжала негодовать Евгения Павловна. – А ты ей в этом потакаешь!

Максим молчал. Он очень хотел сказать матери, что на самом деле думал и чувствовал по поводу своей прежней жизни. Но женщина была слишком взвинчена, и он решил отложить эту тему на другой раз. Он очень надеялся, что он всё же будет.

— В общем, так, – подытожила свою воспитательную беседу с сыном Евгения Павловна:

— Или вы оба извиняетесь перед всеми нами, или…

Женщина сделала паузу.

— Или? – насмешливо спросил Максим. – Вы все ещё на месяц лишите нас общения с вами? Мама, а ты уверена, что это наказание?

От таких слов сына Евгения Павловна явно растерялась.

— Но… Максим, это же наши родственники…

— Мама, мы позже это обязательно обсудим, а сейчас мне нужно вернуться к семье. Суббота, сама понимаешь. На неделе я работаю. Рад был увидеться, несмотря ни на что.

Разговор проходил в кафе. Максим встал из-за столика, на котором уже лежал счёт, и отправился на поиски официанта, чтобы рассчитаться. А озадаченная Евгения Павловна осталась сидеть на своём месте, пытаясь переварить информацию:

  • Что случилось с её сыном?
  • Когда он успел так измениться?
  • Неужели влияние жены за три года брака оказалось сильнее, чем прежние годы, проведённые с матерью?

Когда Евгения Павловна спустя месяц позвонила сыну и предложила поговорить о том, что произошло, он её даже домой к ним не позвал, а предложил встретиться в кафе…

Евгения Павловна встряхнула головой и осмотрелась в поисках Максима. Но сына в кафе уже не было…

Евгений Павловна была человеком гипер-семейным. Она сама выросла в традициях каждое событие отмечать с размахом, собирая за большим столом даже дальнюю родню. Поэтому после замужества с удовольствием подхватила эстафету у своих родителей.

Рождение сына, затем дочери, дни рождения, государственные и церковные праздники (хотя, семья никогда не была особо верующей) – к любому из этих событий шла грандиозная подготовка, а затем следовало большое застолье.

Муж Евгении Павловны, Виктор Петрович, не особо приветствовал такие традиции, которые жена упорно тащила в их семью.

— Женя, тебе делать нечего?

Каждый раз вопрошал он, когда видел, что жена вкалывала в кухне всю ночь, не сомкнув глаз.

— Это же родственники! – удивлённо поясняла Евгения супругу. – Странно, что в вашей семье всё иначе.

После ночной готовки следовала грандиозная уборка, а иногда даже потолки белились в срочном порядке за несколько часов до прихода гостей.

Дети пары, Максим и Лена, будучи маленькими такие мероприятия обожали. Это был лишний повод наесться вкусного, нарезвиться с кровными ровесниками и даже поздно лечь спать. Причём, многие двоюродные и троюродные сёстры и братья оставались ночевать, и половину ночи ребятня болтала, играла в настольные игры и кидалась подушками.

Но годы шли, дети росли и проявляли всё меньший интерес к посиделкам своих родителей, дядей и тётей, предпочитая компании своих друзей.

Виктор Петрович тоже стал всё чаще говорить жене, что устал от бесконечных семейных посиделок. В последние годы у мужчины стали проявляться проблемы с здоровьем, и дома ему чаще всего хотелось просто покоя.

Но Евгения Павловна была непреклонна в своих привычках устраивать грандиозные застолья.

Когда Максиму было 15 лет, а его сестре Лене 13, Виктор Петрович не выдержал и ушёл. Евгения Павловна была в шоке от поступка мужа и называла его предателем.

Дети, оставшиеся жить с матерью, пребывая в возрасте пубертатного радикализма, взяли сторону Евгении Павловны и затаили на отца страшную обиду. Даже от общения отказались.

Максим женился, когда ему было 25 лет

Он долго не мог определиться с выбором спутницы жизни. Евгения Павловна настаивала, чтобы невестка была непременно похожа на неё.

Однако влюбился он в Светлану, у которой были совсем другие жизненные ориентиры. Максим очень долго к ним привыкал и многие принимал с трудом, но любил Свету безумно. Поэтому просто решил со многим мириться.

Когда он сообщил матери о скорой свадьбе, Евгения Павловна моментально оживилась. Ещё бы, такое событие! Однако, когда Максим сообщил Светлане о планах матери устроить им грандиозную свадьбу, невеста была далеко не в восторге.

— Макс, это же наше с тобой событие, только наше, – пыталась она убедить любимого. – Только наше! Давай скромно отметим, а потом просто уедем куда-нибудь вдвоём.

— Ты что, Света? Свадьба – это очень важно. Тем более, я собираюсь жениться только один раз в жизни. А ты?

— Я тоже, – улыбнулась она. – Просто не люблю я большие компании.

— Потерпи ради меня, пожалуйста! – попросил её Максим.

Светлана нехотя согласилась.

К моменту свадьбы молодые уже почти полгода жили вместе на съёмной квартире, и Максим успел отвыкнуть от шумных застолий в родной доме. Свои праздники они отмечали либо тихим семейным ужином на двоих, либо шли в кафе. Иногда устраивали посиделки с друзьями, когда каждый приносил с собой что-нибудь из еды.

Во время свадьбы Максим вдруг иначе посмотрел на весь этот «балаган»

Уставшие и злые после готовки и уборки мать с сестрой, гости, которым, по большей части, было наплевать и на молодых, и на само событие. Им был важен только повод собраться и погалдеть с вкусной едой и выпивкой.

Когда веселье закончилось и все стали расходиться, изрядно утомлённые Максим и Света тоже направились к выходу. Они хотели уйти раньше, но Евгения Павловна убедила их остаться до конца.

— Ты куда? — спросила она Светлану. – А с уборкой помогать кто будет?

— Вы серьёзно? – опешила Светлана.

— Мама, ты что предлагаешь — у нас же брачная ночь! – встрял Максим.

— И что? – удивилась мать. – Вы уже сколько вместе живёте. Не в первый раз, небось! Успеете ещё. Света, езжай домой, переодевайся и возвращайся сюда. Тут работы до утра!

Светлана вопросительно посмотрела на Максима, который просто взял молодую жену за руку и увлёк за собой на выход. Конечно же, Света никуда не поехала. Наутро Максим выслушал кучу претензий от матери по этому поводу.

— Твоя жена совсем меня не уважает! – возмущалась Евгения Павловна. – А ты даже не смог настоять на своём!

— Мама, успокойся, это я её не пустил, – ответил Максим. – Потому что это уже какое-то безумие.

Со временем свадебная обида матери забылась, и она стала доставать молодых вопросом, когда же у них детишки пойдут. И Максим, и Светлана старались отшучиваться, умалчивая, что сами переживают по данному поводу, а врачи ломают головы, почему у них не получается.

Через год замуж вышла сестра Максима, Лена. Она и её муж легко приняли традиционное застолье. А ещё через год Лену шумно встречали из роддома: большой толпой, с шариками и цветами, после чего снова был организован пир.

Наконец, и Светлана забеременела

Событие было долгожданным и волнительным. Молодая женщина была под постоянным наблюдением врачей, и о факте беременности супруги решили никому не сообщать до последнего. Но, на беду Светланы, Лена собралась за вторым, и женщины столкнулись в женской консультации.

Конечно же, Лена разнесла новость по всем родственникам. И, конечно же, Евгения Павловна вновь решила закатить по такому поводу пир на весь мир. Но Максим и Света категорически отказались во всём этом участвовать.

Мать всё же собрала гостей, которые высказали немало обид в адрес отсутствующих потенциальных родителей.

Когда Светлане пришло время рожать, врачи сразу предупредили, что процесс может быть сложным. Свете предложили кесарево. Посовещавшись между собой, Светлана и Максим согласились. Оба страшно волновались, но всё обошлось.

У пары родился мальчик, которого назвали Виктором.

Причин для выбора имени было несколько. Во-первых, малыш победил все негативные прогнозы, а, во-вторых, Максим всё больше понимал своего отца…

Евгения Павловна бесконечно бомбила сына звонками, выясняя, в какой день Светлану выпишут.

— Мама, не надо нас встречать! – твердил он женщине. — Света неважно себя чувствует, и малышу нужна адаптация…

Но Евгения Павловна упорно настаивала на своём.

— Мы же всё равно выясним! – говорила она.

И Максим назвал дату

В тот день возле родильного дома собралась шумная толпа с шариками, цветами, плакатами и песнями. Но молодые родители с малышом всё никак не выходили. Наконец, Евгения Павловна не выдержала и позвонила сыну.

— Максим, вы где? – спросила она.

— Дома, – спокойно ответил сын. – Нас вчера выписали.

— Чтооооо?????

Евгения Павловна не могла поверить собственным ушам. Ведь они с Леной всю ночь готовили, чтобы отвезти угощения в дом Максима и Светланы и устроить там настоящий праздник…

Женщина всё же собрала гостей, у себя дома. Но основной темой застолья стало не рождение малыша, а массовые упрёки в адрес его родителей. Их было решено наказать игнором…

Через месяц Евгения Павловна вызвала сына на разговор, который не привёл ни к какому результату. Она ещё какое-то время сидела в кафе, в полном одиночестве, а потом решительно направилась домой к молодым родителям.

Нет, она всё же увидит своего внука! Это же не только их ребёнок, что они себе надумали?

У подъезда женщина неожиданно столкнулась с… бывшим мужем. Виктор Петрович был с пакетами и явно направлялся к Максиму и Свете.

— А ты что здесь делаешь? – возмутилась Евгения Павловна.

— Подарки внуку принёс, – пояснил он. – Вещи, памперсы, питание детское… Отдам молодым родителям и сразу уйду. Им сейчас явно не до гостей. Малыш такой беспокойный…

В голосе бывшего мужа было столько спокойствия и тепла, что Евгении Павловне стало не по себе. Неожиданно она расплакалась.

— Вить, кажется, я дура… — причитала она.

— Ещё какая, – усмехнулся Виктор Степанович. – Ладно, давай вместе поднимемся. Но только одна нога там, другая здесь. А смотрины будут, когда родители решат. Согласна?

Евгения Павловна нехотя кивнула и пошла следом за мужем.

Оцените статью
Мама, ты что предлагаешь — у нас же брачная ночь! — встрял Максим. — И что? — удивилась свекровь
Рецепт самого лучшего дрожжевого теста, которое только можно приготовить своими руками