— Не в гости, а навсегда! – поставила перед фактом свекровь. – Теперь все вместе жить будем

Я — трудяга. И так меня называли со школьных времён. Главным для меня была учёба, учебники я зазубривала до дыр, получала практически одни пятёрки, четвёрки были редкостью.

«Алёна, какая ты у нас трудяга», — часто говорили мне учителя и родители.

И я трудилась. Получила золотую медаль, потом красный диплом. Сразу устроилась на работу и начала копить на квартиру.

Трудилась день и ночь в прямом смысле этого слова. Днём — бухгалтером в логистической компании, а по вечерам у меня была подработка — я вязала на заказ игрушки, иногда даже сумки.

Я очень хотела иметь своё жильё и готова была на всё, чтобы его приобрести, потому что понимала — никто мне не поможет купить квартиру.

У родителей я поздний ребёнок. Мама долго не могла забеременеть, а когда уже сдалась и смирилась, в 42 года у неё неожиданно появилась я.

Естественно, когда я выросла, бабушек и дедушек у меня уже не было, а родители вышли на пенсию. Из жилья — небольшая двухкомнатная квартира на краю города, где я и жила вместе с родителями.

Но мне было понятно, что я не хочу всю жизнь жить с родителями на краю города. Я мечтала о собственной квартире с новым ремонтом и мебелью, купленной по моему вкусу. Поэтому и трудилась на свою мечту. А уж после покупки жилья я планировала создать семью.

И получилось у меня всё так, как я и загадала. Я приобрела евродвушку в хорошем районе города, где рядом раскинулся большой зелёный парк и речка. Часть денег я внесла сразу, а оставшуюся часть — в ипотеку.

На момент покупки квартиры мне было 28 лет, и мама мне все уши прожужжала, что пора выходить замуж и рожать детей. Мама всё сетовала на то, что родила меня поздно, и ей тяжело было меня поднимать в таком возрасте. Поэтому и торопила меня, чтобы я не засиживалась.

Видимо, Бог услышал мамины молитвы, и я познакомилась с Севой.

Я заказывала кухонный гарнитур, и обратилась в фирму, где Сева, как раз, занимался сборкой мебели.

После сборки кухни, уже уходя, Сева попросил у меня номер телефона. Он был симпатичный, чуть моложе меня (ему было 26 лет), и я дала номер.

Сева позвонил мне через пару дней и пригласил на свидание. Мы сходили в кино, потом прогулялись, и он проводил меня домой. Я видела, что нравлюсь ему, но сама не понимала своих чувств. Сева был неплохим парнем, но сначала не зацепил меня.

Я рассказала о своём свидании маме, и она убедила меня встретиться с Севой ещё раз.

— Женщина только на третьем свидании понимает, нравится ей мужчина или нет, — убеждала меня мама.

И я встретилась с Севой ещё раз, а потом ещё, и ещё. Жених дарил мне цветы, осыпал комплиментами, смотрел влюблёнными глазами, и я решила попробовать. Всё-таки очередь из женихов ко мне не стояла, а возраст стремительно катился к тридцати.

Мы начали встречаться, и Сева достаточно быстро переехал ко мне. До нашей встречи он жил с мамой, отцом, старшим братом и его семьёй. Брат моего жениха, женившись, привёл жену жить к себе домой. А потом у них родился ребёнок, и стало совсем тесно. Поэтому Сева форсировал своё проживание у меня, ему надоело жить, как будто в общежитии.

Но недолго мы жили, как сожители. Моя мама очень расстраивалась, что мы живём, не расписавшись. Постоянно пилила меня на эту тему, и однажды допилила до такой степени, что я сказала Севе:

— Давай уже поженимся, а то мама моя не переживёт, — сказала я полушутя, полусерьёзно.

А Сева на следующий день после работы пришёл с кольцом и сделал мне предложение.

Мы не стали затягивать с торжеством и сразу подали заявление в ЗАГС. Сыграли небольшую свадьбу, съездили на море в свадебное путешествие.

А потом начался наш быт. После свадьбы ничего не изменилось, кроме моей фамилии. Ведь мы уже жили вместе до бракосочетания и успели притереться друг к другу. Но, нашу семейную идиллию решила разрушить свекровь.

Началось всё с того, что я забеременела, и у меня был сильный токсикоз в первом триместре. Я взяла больничный на работе и целыми днями лежала дома на кровати, меня сильно тошнило, кружилась голова.

Я не могла ни убрать, ни приготовить еду, ни постирать. И тут свекровь вызвалась мне на помощь. Сева рассказал ей о моём недуге, и она примчалась меня спасать.

Конечно, в тот период я была благодарна матери Севы. Она готовила, убирала, стирала, и так на протяжении практически месяца, пока у меня не прошёл токсикоз.

Как только мне полегчало, свекровь уехала восвояси.

Но, видимо, ей у нас понравилось. Пока она мне помогала, то жила в отдельной комнате, была сама себе хозяйкой. А дома её ждал целый табор в виде мужа и старшего сына с семьёй, да ещё и в маленькой квартире.

Поэтому, когда у меня родилась дочка, свекровь напросилась помогать, хотя я хотела, чтобы со мной рядом была в этот момент моя мама. Но мать Севы так напрашивалась, что было неудобно ей отказать. Я подумала, что свекровь недолго у нас пробудет, но сильно ошибалась.

В первое время свекровь помогала мне по дому и с малышкой, а потом у неё закончился отпуск, и она вышла на работу. Но к себе домой так и не вернулась!

Забыла сказать, что мать моего мужа работает, и, когда у меня был токсикоз, она взяла отпуск, чтобы помогать мне по дому. Это была личная инициатива свекрови, ни я, ни муж её об этом не просили.

Так и в этот раз. Чтобы помогать мне с новорожденной дочкой, мать Севы взяла на работе отпуск. Опять же, мы её об этом не просили, она настаивала сама.

И вот теперь свекровь это ставит себе в заслугу, что она ради нас пожертвовала своим отпуском и теперь, когда отдых закончился, и нужно выходить на работу, она решила и дальше жить у нас в своё удовольствие.

Она начала обставлять комнату, которую мы ей временно выделили, по своему вкусу. Покупала какие-то вазочки, статуэтки, повесила картину и заменила шторы.

Я не понимала, что происходит, поэтому прямо спросила свекровь, зачем она покупает в комнату предметы интерьера, если приехала в гости.

— Не в гости, а навсегда! – поставила перед фактом свекровь. – Теперь все вместе жить будем!

— Как, навсегда? — недоумевала я. — У вас же есть свой дом, муж…

— Да сдался мне этот муж! — заорала свекровь. — Ты видела, как я живу?! Ступить некуда, целый табор на тридцати квадратных метрах. Так что, буду с вами жить, с внучкой помогать, плохо, что ли?

Я оторопела от её слов. Отвечать ничего не стала и решила сначала поговорить с Севой. Но муж ничего такого не видел в том, что его мать останется жить с нами. То, что это моё жильё, и я решаю, кому здесь жить, никого не волновало.

Я пыталась объяснить Севе, что мне это не нравится, и я хочу жить с мужем и дочкой без свекрови. Я зарабатывала на эту квартиру день и ночь не для того, чтобы созерцать мать мужа каждый день. Имею на это полное право.

Но Сева категорически отказывался меня понимать и защищал свекровь:

— Она столько тебе помогала, а ты хочешь её за дверь выставить! — обижался муж.

— Да не хочу я её за дверь выставить! — парировала я. — У неё есть свой дом, пусть там и живёт. И, если честно, она сама напрашивалась помочь, я её об этом не просила.

Но муж не хотел меня услышать. У нас начались ссоры, отношения охладились. Зато свекровь порхала, как бабочка.

Кстати сказать, что, когда свекровь вышла на работу, то вся помощь с внучкой практически прекратилась. Мать мужа приходила с работы, ужинала и уходила к себе в комнату отдыхать. По выходным она могла погулять с нашей дочкой, но на этом всё.

Я не понимала, зачем свекровь находится в моей квартире, как будто квартирантка. Моё терпение уже было на исходе, но мне помог случай, хоть и несчастливый. Отец Севы сломал ногу, и ему требовался уход. Поэтому свекрови пришлось вернуться домой.

Как я была счастлива тогда! Еле сдерживалась, чтобы не запрыгать от радости, когда за ней закрылась дверь.

После отъезда матери мужа я моментально убрала все её вазочки и статуэтки из комнаты, а также вернула назад свои шторы. Муж, глядя на это, только качал головой и говорил:

— Мама всё равно вернётся, зачем ты это делаешь?

Но, я решила внутри себя, что проживать свекрови на постоянной основе у себя дома не позволю. Мужу, правда, о своём решении не сказала. Я в глубине души надеялась, что свекровь не вернётся.

Два месяца она у нас не появлялась, пока отцу Севы не стало лучше. Но, как только его нога стала заживать, свекровь позвонила нам и заявила, что через неделю вернётся «помогать».

Но я оказалась хитрее. Как говорится, и на старуху бывает проруха.

Я сказала свекрови, что ко мне собирается моя мама, и сколько она пробудет, неизвестно. Для реалистичности задуманного моя мама действительно дня три у меня пожила, чтобы когда свекровь начала расспрашивать Севу о том, правда ли моя мать живёт у нас, он это подтвердил. И свекровь на время затихла, решила подождать.

Так прошёл ещё месяц, и мать Севы снова предприняла попытки заехать к нам. Она позвонила мне и сказала, что очень соскучилась по внучке и приедет, чтобы увидеть её.

Естественно, мать мужа приехала с вещами. Но я была к этому готова и сказала свекрови, что в комнате, где она до этого жила, я затеяла ремонт, так как за неделю до этого нас затопили соседи. И это была чистая правда: у наших соседей сверху действительно прорвало трубу, но они нас затопили не до такой степени, конечно, чтобы нужно было делать ремонт.

Но свекровь этого не знала, поэтому я сгустила краски, и сказала, что пришлось оторвать обои, заново сделать потолок и заменить некоторую мебель. Свекровь порывалась зайти в комнату и посмотреть, что там происходит, но я её не пустила. Сказала, что там сейчас всё сохнет от потопа, и комната надёжно закрыта, чтобы дочка ненароком туда не зашла.

И мать мужа смирилась, погуляла с внучкой, да и отчалила восвояси. Больше пока попыток вернуться к нам свекровь не предпринимала.

Муж знает о моей хитрости, но только посмеивается. Ему главное, чтобы никто не ругался, и все жили в мире. Ну, а каким способом этот мир будет достигнут, его не волнует, хотя раньше он был на стороне свекрови.

Посмотрим, что будет дальше. Но, пока побеждаю я. Ведь я – трудяга, и если что-то задумала, то доведу до конца.

Оцените статью
— Не в гости, а навсегда! – поставила перед фактом свекровь. – Теперь все вместе жить будем
Как ванная превратилась в любимую зону в квартире