Свекровь спокойно пьет чай на кухне, а моего сына Ваню, рыдающего, закрыли одного в комнате

Застала я такую картину: свекровь Нина Васильевна и ее сын Сергей (старший брат моего мужа) пьют чай на кухне, а моего сына Ваню, рыдающего, закрыли одного в комнате.

Вот тут до меня и дошло наконец, почему бывшая жена моего Алексея в свое время оборвала все контакты с его семьей. Я поняла, что пора принимать решительные меры, чтобы защитить себя и ребенка от этих безответственных и бессердечных людей…

Меня зовут Люба, мне 25 лет. Три года назад я познакомилась со своим гражданским мужем Алексеем, он старше меня на 10 лет. Работали мы с ним в одной фирме такси – я диспетчером, а он водителем.

Леша сразу мне понравился – серьёзный, умеет слушать и красиво говорить. Хватило, чтобы я в него влюбилась!

Значительно позже, я узнала, что Леша в разводе, и у него дочка, почти подросток. А бывшая жена запрещает ей общаться не только с отцом, но и со всеми его родственниками. Тогда меня это обстоятельство не насторожило. Я легкомысленно все списала на вздорный характер экс-супруги. И очень напрасно..

Спустя пару месяцев Леша предложил мне переехать к нему. Жил он в съёмном домике из трёх крошечных комнат – не хватает разве места для двоих влюблённых? Я с радостью взялась за обустройство нашего маленького «гнёздышка»: уют, чистота, вкусная еда к приходу уставшего с работы любимого. Он искренне был благодарен мне за то, что я сделала его жизнь намного лучше.

Омрачали нашу идиллию, только визиты свекрови и старшего брата Леши. Приезжали они всегда без предупреждения. Могли заявиться даже тогда, когда Леша был на смене.

Мой милый дал им ключи и поэтому мне приходилось быть всегда «на чеку». Ходить по дому только полностью одетой, не курить на кухне, ведь мама не терпела запах сигарет.

После таких слов мне даже стало стыдно за свою мелочность. Я поделилась своими горестями с сестрой. Аня была в шоке:

— Люба, у тебя совсем головы нет?! Почему ты разрешаешь так обращаться с тобой этим людям? Они родственники Алексея. Вот он пусть им и угождает!

— Ань, но я же люблю его! И для меня они тоже должны быть не чужими!

— Дура, ты, Любка! Пашешь, как лошадь сутками, чтобы кормить не пойми кого! А у самой лишней пары колготок нет! — кипятилась сестренка, — А когда дети пойдут? Думаешь, Нина Васильевна с Сереженькой будут тебя содержать?

Видя такую реакцию сестры, перестала рассказывать ей о своих проблемах. А они никуда не делись. И каждый следующий визит «ненаглядных родственников», меня бесил еще больше, а скандалы с Алексеем, разгорались все жарче.

Он не видел ничего плохого в том, что мама может появиться в наше отсутствие. Так, ведь не просто посидеть, а проинспектировать наши вещи! Приду с работы, а там Нина Васильевна с гадкой улыбочкой:

— Люба, а зачем тебе новый лифчик? Да еще такого вызывающего цвета! Лучше бы Алешеньке купила носочков побольше. Ну, или футболочку поприличнее. А то все деньги на себя тратишь!

Сдерживаться и не отвечать в том же духе, становилось все сложнее. К счастью, Сергей попросил Лешу свозить их всей семьей на выходные, на турбазу, а тот не смог. Брат надул губы, нажаловался мамаше. И мы целых полгода никого из них не видели!

Конечно, этому была рада только я, муж сильно переживал. Звонил родственникам, а те его занесли в черный список и не разговаривали.

Но тут случилось важное событие, и я забыла про все на свете. Моя беременность. Эта новость снова сильно сблизила нас с Алексеем, начался новый этап отношений.

Он стал заботливым и очень нежным, я перестала нервничать. Казалось, что все у нас наладилось. Все мысли только о будущем сыне. В том, что родится мальчик, мы не сомневались.

Леша тут же поделился радостной новостью о беременности с мамой в соцсетях. И уже на следующий день Нина Васильевна возникла на нашем пороге, якобы для поздравлений. В итоге она осталась гостить на целых несколько дней!

Началось всё сначала – её внезапные набеги в наше отсутствие, использование моей косметики без спроса, уничтожение продуктов из холодильника. Я устала ругаться с Лёшей по этому поводу и махнула рукой на выходки свекрови. Всё равно никакого толку.

Хорошо хоть Серёжа к нам больше не наведывался – нашёл себе очередную «супругу». Зато мамаша Нина Васильевна поселилась надолго.

А тем временем я едва не потеряла ребёнка – с работы попросили уволиться, Лёша врезался на машине и нас завалили штрафами. От стресса я попала в больницу с угрозой выкидыша. Провалялась там целый месяц! Леша изредка навещал меня после изнурительных смен. А сестра Аня только добила своими рассуждениями об опрометчивой беременности. Пришлось попросить её больше ко мне не приходить.

Вернувшись домой после выписки из больницы, я с порога застыла в шоке. Расположившись на диване с пультом в руках, Нина Васильевна даже головы не повернула в мою сторону. Я бросила взгляд на кухню – неужели бомба разорвалась?!

Куча грязной посуды в раковине, пустой холодильник, пригоревшая яичница на плите. А из стиральной машины вываливается гора мятого белья. И венец всего — пол, по которому явно месяц никто не мыл с тряпкой!

Я едва сдержала слёзы. Стиснув зубы, чтобы не разразиться громкой отповедью, я принялась наводить порядок в этом хаосе. Нервничать мне было никак нельзя!

После уборки я сходила в магазин, приготовила обед. Всё это время Нина Васильевна не шелохнулась на своём насиженном месте.

Я наивно полагала, что Нина Васильевна отчалит, к вечеру. Но Алексей после работы, рассказал мне, что его маме негде жить. От сожителя она же давно ушла. Снимать квартиру одной, ей дорого. А у нас ведь целых три комнаты. Поэтому она будет жить с нами!

— Дорогой мой, а питаться она тоже будет за наш счет? Наверное, ты забыл, что я осталась без работы? Что я беременная и мне нужны всякие витамины и скоро понадобится новая одежда мне, а потом и нашему мальчику!

— Люба, тебя нельзя нервничать. Справимся как-нибудь. За ремонт машины я уже отдал деньги. Теперь будет легче.

После этого он меня обнял и поцеловал. А я, как дура, растаяла. Нашла подработку в инете, Леша пахал почти без выходных.

Время пролетело незаметно. Мы помирились с сестрой. Аня помогла мне купить приданное для малыша. Другие мои родственники прислали коляску и кроватку. Нина Васильевна жила вместе с нами. Денег мы от нее не видели. За аренду дома платили сами. Ну и за все остальное тоже. Я уже перестала даже на это обращать внимание.

За две недели до родов меня положили в стационар, чтобы не было проблем. К счастью, никаких осложнений и не возникло, я родила чудесного, здорового сына, Ванечку.

Дома меня поджидал очередной сюрприз. К нам переехал еще и Сережа! Да еще и занял самую большую комнату. Первый месяц жизни Вани для меня превратился в сплошной кошмар. Крошечный ребенок на мне, бессонные ночи, уборка, готовка на всю ораву. Я превратилась в тень. Леша, как будто и не замечал всего этого. Да и ему и некогда было. Все время на работе. Зато «гости» были дома почти круглосуточно. Но мне они ничем не помогали. Сережа работал удаленно. Это по его словам. Нина Васильевна-пенсионерка. Только иногда они уезжали куда-нибудь, и я могла спокойно отдохнуть. Зачем и почему я это все терпела, не пойму до сих пор.

И вот один раз, мне надо было срочно попасть в больницу. Буквально на полтора часа. Я попросила бабушку посидеть с ее внуком. Оставила молоко, подробные инструкции на все случаи. Нина Васильевна меня провожала:

— Ладно, иди уже! Справлюсь с мальчиком. Двоих сыновей то вырастила же!

Я уехала со спокойной душой. Задержалась буквально на пятнадцать минут и застала такую картину: маманя с Сережей пьют на кухне чай, а Ваню, рыдающего, закрыли одного в комнате! Вот тут я окончательно поняла, бывшую жену Леши, почему она оборвала все контакты с этой семьей!

Ругаться и скандалить я не стала, молча собрала вещи, одела ребенка и вызвала такси, чтобы доехать до сестры. Мне уже говорили один раз, что я здесь никто. А с Алексеем мы до сих пор не поженились, значит я и правда никто. Нина Васильевна кричала нам в след:

— Вот и вали отсюда со своим выродком! Таких, как ты у моего сына, еще много будет! А мама родная одна и он меня всегда выберет, а не посторонних девах!

Я прорыдала всю дорогу до Ани. Мне было обидно, что за все, что я сделала, меня «отблагодарили» такими гадкими словами. Когда позвонил Леша, то я ему сказала, что не вернусь, пока у нас живут его родственники. Не знаю, как Алексей разбирался с мамой и братом (я запретила даже думать себе об этих людях). Но через неделю он нас забрал. Дома было все убрано. И тишина!

Конечно, Нина Васильевна на всех углах кричала, что я выгнала ее из дома. Сергей везде меня заблокировал. Леша общается теперь с ними до сих пор, только на их территории. А я для себя сделала вывод, что никогда нельзя терпеть унижения, надо уметь защитить себя и своего ребенка!

После того как мы стали жить втроем, наша жизнь наладилась. Ваня рос спокойным мальчиком и особых хлопот не доставлял. Алексей устроился в службу доставки, и зарплата у него стала больше.

Я тоже подумывала о выходе на работу, ждала, когда сынишке исполнится 1,5 года. Домик, в котором мы жили, был очень уютным. Но у него был минус, мы его арендовали. А мне хотелось собственное, совместное жилье. Чтобы уже никто не посмел сказать, что я «здесь никто».

«Надо выбрать подходящее время и поговорить с Лешей про ипотеку»- рассуждала я, помешивая суп.

Вечером Алексей вернулся пораньше, в хорошем настроении. Мы решили погулять всей семьей. Пошли в парк. А дорога как раз через новые дома.

— Леш, смотри какие высотки настроили! Наверное, и квартиры здесь хорошие. И район такой неплохой.

— Люб, квартиры то может и хорошие, но нам то они не по карману!

— Неужели ты не знаешь, что есть ипотека? Сами мы накопим, только к нашему столетнему юбилею. А вот с помощью кредита…-договорить я не успела, Леша резко остановился.

— Все, Люба, пошли домой. Что-то у меня так голова заболела, — он развернул коляску с сыном в сторону дома и мне пришлось чуть ли не бежать за ними.

Я очень удивилась такому странному поведению мужа. Хотя какой он мне муж? Даже после рождения сына, Леша не сделал мне предложения.

Дома мы поужинали. Искупали Ванечку. Пока я мыла посуду и протирала полы на кухне, мой ненаглядный лег спать. При том, в другой комнате, вместе с сыном. Утро выдалось сумбурным. Ване стало плохо, поднялась температура. Алексей вызвал нам педиатра, а сам умчался на работу.

Переживая за ребенка, я забыла про все. И на несколько дней, мысли о ипотеке вылетели из головы. Но я же Телец, человек упертый. Если я поставила цель, то буду двигаться к ней, обходя препятствия.

Недели через две, утром после успешного исполнения семейного долга. Я снова начала:

— Ваня то у нас, как быстро растет! Скоро в садик пойдет. Я на работу выйду. А там может и о дочке подумаем, да, Лешенька?

— Девочку было бы хорошо. Но торопится не стоит.

— Леш, это у вас у мужчин, время много, а у меня возраст идет. Но ты прав. Куда нам второго ребенка? Ване то скоро станет тесно с нами! мне показалось, что я издалека начала беседу.

Но пусть и гражданский, но муж, меня хорошо знал.

— Люба, ты опять хочешь поговорить об ипотеке? Думаешь, я не понял? Так вот, никакой ипотеки у нас с тобой не будет. И если ты не хочешь мне окончательно испортить настроение, давай на этом закончим!- с этими словами, он ушел курить на улицу.

Пожалуй, таким сердитым, я его никогда не видела! И никак не могла понять, что ужасного я спросила?

Мне очень хотелось это с кем-то обсудить. А по сколько ближе сестры у меня никого, позвонила Ане и пригласила ее в гости.

Она, как обычно, привезла кучу гостинцев племяннику. И мне, мои любимые пирожные. Когда уложили Ваню на дневной сон, я ей все рассказала.

— Люба, странная какая-то ситуация. Тебе самой так не кажется? Почему он не хочет на тебе жениться, я уже даже не спрашиваю. Хотя у вас растет сын. Ладно…Но почему не задуматься о квартире?

— Аня, я для этого тебя и позвала, чтобы ты мне подсказала!

Мы еще долго болтали, но ничего, чтобы могло объяснить такое поведение Алексея, нам в голову не пришло.

Женское любопытство-страшная штука. Промучившись несколько дней, я решила задать вопрос, прямо в лоб. Надоело эта неопределенность. Тем более, я чувствовала, что все нечисто и есть какая-то тайна.

Вечером после ужина (сытый мужчина-добрее), я попросила:

— Леш, объясни мне прямо сейчас, почему у нас никогда не будет жилья по ипотеке? Я от тебя не отстану, пока не получу вразумительный ответ!

— Люб, а ты точно хочешь знать правду? — уточнил, каким-то мертвым голосом, муж, -Иногда, лучше оставаться в неведении. Ну, ты сама захотела. Мне никогда не дадут кредит. Я в черном списке у всех банков. И до недавнего времени был в розыске у коллекторов. Друзья помогли от них отбиться. На мне долг в 4,5 миллиона рублей.

Услышав эту цифру, я чуть не упала!

— Леша, а зачем тебе нужна была такая сумма?

— Сумма с процентами. Изначально там было 1,5 миллиона.

— Так на, что ты их потратил? У тебя же ничего особенного нет. Или я просто тоже об этом не знаю?

— Деньги нужны были маме с Сережей.

Видя, какую реакцию произвели на меня эти слова, Леша вышел на улицу. Я посмотрела в зеркало и увидела особу, буквально с квадратными глазами.

«Вот это да! Я была уверена, что наглость этих людей уже хорошо изучила, — думала я, -оказывается, я видела только верхушечку! Надо разузнать, для каких целей им нужны были деньги, что они так подставили своего сына и брата».

Алексей зашел, достал из шкафа стакан и плеснул в него коньяк почти до краев. Что удивительно, к спиртному он был равнодушен. Но, видно, этот разговор давался ему нелегко.

«Люба, ты знаешь, что моя мама глубоко больной человек- это правда, Нина Васильевна страдала диабетом, на фоне которого у нее открывались язвы на ногах- и я всегда очень переживаю за нее.

Несколько лет назад, после развода и до нашего с тобой знакомства, я работал в одной фирме. Был устроен официально и получал очень достойную зарплату. Постоянно подкидывал маме денег, на ее пенсию не разгуляешься. Серегу выручал, у него постоянно были финансовые трудности, жены менялись, а проблемы оставались. Они с мамой мне даже стали завидовать, что все у меня гладко так.

Но за это «гладко», я и пахал. По командировкам, без выходных. Копить особо не получалось, съем жилья (тогда я снимал квартиру почти в центре), траты на родственников, еда с доставки. Но мне хватало более, чем.

Мама с братом Серегой решили подзаработать на сетевом маркетинге косметики. Сперва продажи шли неплохо за счёт знакомых, их это вдохновило. Стали таскаться на всякие тренинги и мероприятия, развивать «бизнес». Ещё и мне ехидно ткнули, что я на работе пашу как ломовая лошадь, а они легко получают те же деньги.

Потом они втянулись в гонку с такими же «дурачками» из других филиалов, которые якобы купаются в деньгах на Бали. Мама с Серегой стали мне намекать, что пора создавать семейный бизнес и тоже плавать в роскоши. Но я-то знал, что всё это развод.

А ещё через пару месяцев мама позвонила мне с плачем – мол, ей совсем плохо, ноги страшно болят. Но нашлась чудо-доктор из Москвы, который возьмётся за операцию и избавит её от мучений раз и навсегда. Правда, это полмиллиона рублей…

При личной встрече мама показала мне какие-то бумаги. На них стояли печати, текст был исписан неразборчивым почерком. Мама сказала:

— Смотри, сынок, если мне сделают операцию, то все наладится. Правда, она не бесплатная. Но не так уж дорого. Полмиллиона всего. Рублей. У меня таких денег нет. Но ты же можешь взять кредит для меня? Ты же знаешь, как я страдаю уже много лет? — из глаз мамы, потекли слезы- Сынок, пожалуйста помоги мне! А я снова стану здоровой и конечно буду выплачивать кредит. Половину то точно!

— Люба, скажи ты бы смогла отказать в такой ситуации своей маме? — я отрицательно покачала головой — Вот, и я не смог.

Через неделю я передал маме карту с полумиллионом на счету. Мы заранее договорились, что в Москву с ней поедет Сережа, и будет там за ней ухаживать. А у меня же работа. А теперь еще и кредит. Я думаю, что ты у меня не глупая и уже все поняла. Но закончу. Под разными предлогами, мама выпросила у меня еще миллион. То операция прошла не удачно и надо было то-то переделать, то реабилитационный период затянулся и за клинику пришлось доплатить.

Я взял еще два кредита, и то, пришлось найти знакомых и сделать откаты. Последнюю сумму, пришлось одолжить у очень неприятных людей.

Мама с Серегой вернулись только через пару месяцев. Подозрительно загорелые для «людей, совсем, не выходящих из палаты».

У меня начались выплаты по кредитам. На работе возникли проблемы. Начальство сменилось и пошли сокращения. И я попросил брата и маму помочь мне, хотя бы частично оплатить. Вот тут они начали каяться. Денег у них нет, они взяли кредиты еще и на себя.

У них был план стать богатыми и успешными, как драгоценные директора, которые им промывали мозги на тренингах. Для этого было надо только «немного вложиться». Что они и сделали. По их словам, они не хотели меня обманывать, но просто так, я бы им не стал помогать».

Во время всего монолога я не сказала ни слова. Я просто не знала, что сказать. Мне было и жалко Лешу, и я не могла его понять. Родственники нагло его использовали, кинули на деньги, лишили перспектив его будущую семью. А он не только на них не обиделся, но по-прежнему общается с ними!

— Люба, ты куда собралась? -взволнованно спросил Леша- Зачем собираешь Ванины вещи?

— Прости, но я ухожу. Сегодня я поняла окончательно, что всю жизнь буду только на втором плане для тебя. Первое место давно и прочно занято. Ой, даже на третьем! На втором же обосновался брат! А я так не хочу жить!

Через полчаса мы с сыном, садились в такси…

В этот раз мы уехали в деревню к родителям. Они не одобряли мои отношения с Алексеем, поэтому мы редко общались, даже по телефону. Но, конечно не выгнали. Даже расспрашивать ничего не стали. Как в сказке, накормили-напоили и спать уложили.

Утром мама все-таки спросила: «Люба, что у тебя произошло? Почему без своего Алеши приехала?».

Я опустила глаза и промолчала. Правду же не расскажешь! Маму сразу инсульт тяпнет. После завтрака, Ваню забрали дедушка с бабушкой, а я ушла в комнату. Хотелось в тишине подумать, что же делать дальше. Даже не так, как жить дальше? А я тупо начала плакать.

Было жалко: себя, Ваню, Лешу. А еще годы, которые я потратила на отношения с ним. Ведь у нас могла получиться крепкая, дружная семья. А сейчас я сижу в родительском доме, реву, а он в городе. Я же знаю, что переживает. Звонит постоянно, трубку не беру. Только о чем нам сейчас говорить?

В таких размышлениях прошел не один день. Примерно через неделю, когда папа с Ваней ушли гулять, мама приступила к допросам. Но зашла издалека.

— Люба, а мне Аня рассказывала, что бывает у вас в гостях, — мама пытливо смотрела на меня. -Что, правда, часто приезжает?

— Ну не очень часто. Скорее иногда. А почему тебя, это удивляет? — не поняла я.

— Меня удивляют не визиты Ани. А то, что у вас, по ее словам, периодически живет моя почти-что сваха, -в мамином голосе звучала уже злость. – Объясни мне, дорогая дочка, что она у вас делает? Мы с отцом не приезжаем, чтобы вас не стеснять даже на пару часов! Хотя безумно скучаем по тебе и по внуку. А она живет неделями! Она, что бомж?!

После этих слов мне стало так стыдно! Пришлось объясняться с мамой:

— Понимаешь, Нина Васильевна была долго замужем за отчимом Леши и Сережи. Тогда они даже построили коттедж в поселке. Но потом ее мужа посадили в тюрьму за драку. Пока он сидел, она начала встречаться с одним соседом. Муж, узнав об этом из письма его друга, пригрозился ее после отсидки, убить.

Сережа с Лешей в это время уже переехали в город. В поселке она не могла больше оставаться. Сосед ее бортанул тоже. Поэтому она сошлась с дядей Колей и уехала к нему жить в другую область. Их кто-то познакомил до этого, — закончила я свою речь.

— И откуда ты это все знаешь? — спросила мама.

— Так она мне все сама рассказала, еще в первый день знакомства. Но тогда она еще жила с дядей Колей, а сейчас от него ушла и ей опять негде было жить, вот и жила у нас, –уже почти прошептала я.

Мамины глаза напоминали блюдца по размеру. Мне надо было ее как-то успокоить:

— Ты не волнуйся, она сейчас снимает комнату и живет одна. К нам почти не приезжает.

На маму мои слова подействовали совершенно противоположно:

— Люба, вот смотрю я на тебя и думаю. В кого же ты такая дурочка уродилась?! Тебе, что не хватало молодых ребят, из нормальных семей, с нормальными мамами?! Зачем тебе понадобился этот голодранец? Конечно, спасибо ему огромное, внук получился замечательным! Но если подумать, то он тебе жизнь ломает! Неужели ты этого не понимаешь? — мама с такой горечью, посмотрела на меня.

К счастью, с прогулки вернулись отец с Ваней. Неприятный разговор пришлось закончить. Папа, конечно, заметил, наши покрасневшие лица, но ничего не спросил и не сказал.

Ночью, я долго не могла уснуть. Мамины слова звенели в голове. Когда я жила с Лешей, то мне казалось, что все нормально. Ну, кроме набегов родственников. А, сейчас, даже рассказывая маме, слыша себя со стороны. Я просто в ужасе. Настолько все нелепо! Нина Васильевна сама прожила никчемную жизнь. На такое же существование обрекает своих сыновей, из-за своей глупости. Но при этом смело мне наговорила такие гадости!

Нет, я так больше не хочу жить. Не хочу быть бесплатной обслугой, которую в любой момент могут попросить на выход. Я для себя должна решить, как моя жизнь пойдет дальше? Если Леша хочет жить со мной, то должен жениться на мне. Но сначала разобраться со своими долгами! С такими мыслями я уснула.

Меня можно назвать «танцующая на граблях». Через три месяца, я вернулась к Леше. И не потому, что он позвал меня замуж и разобрался с долгом. Просто Нина Васильевна умерла. Он очень переживал. Это для меня она посторонняя женщина, а для него она любимая мама. Он был к ней очень привязан. И она его любила, я это знаю. Может не так, как бы ему хотелось, но любила.

Родители предлагали мне просто помочь Алексею с похоронами и поминками, но потом вернуться к ним. Ваню они оставили пока у себя. Я обещала подумать. Но всем уже стало понятно, что я останусь в городе.

После всех печальных мероприятий, мы забрали сына. Вернувшись к Леше, я поняла, что жить без него, мне не интересно. Да и ему без нас было очень плохо. Значит будем решать проблемы вместе.

— Леша, я вернулась, потому что хочу поддержать тебя в этот нелегкий момент. Но это не значит, что мы продолжим отношения как раньше. Слишком многое случилось.

— Любушка, ну что ты? Я так соскучился без тебя и Вани! Давай начнем все сначала? Я готов на любые уступки! Только не уходи снова, а?

— Послушай, я тоже люблю тебя и скучала. Но это не повод закрывать глаза на проблемы. Твои долги никуда не делись. Ситуация с родственниками тоже. Что изменится на этот раз?

— Да уж, долги остались. А с мамой и Серегой я решил прервать все отношения. После её смерти я понял, что они меня только использовали. Не хочу их больше видеть.

— Не знаю, Леш… Мы уже проходили это. Через месяц ты с ними опять общался.

— Нет, теперь все по-другому! Я твердо решил. Для меня главное — это ты и Ванюша. Я готов на все, чтобы вы остались со мной. Давай подумаем, как решить мои проблемы с долгами? Может, обратиться в юридическую фирму, оформить банкротство? Что думаешь?

— Хм… Ну, вариант. Должникам полегчает. А как же нам с тобой жить дальше? Я бы хотела все-таки официально оформить отношения. И с жильем определиться.

— Замуж выйдешь за меня? Ой, Люб, как я рад! Я все сделаю, лишь бы ты была рядом! На работе поднатужусь, квартиру найдем получше. Только не бросай меня!

— Хорошо, постараемся. Вместе как-нибудь разберемся.

Нет, понятно, что для кого-то наша жизнь, это просто трэш. Но миллионы людей в нашей стране не имеют своего жилья и высокооплачиваемой работы. Живут на съеме и растят детей. Ведут скромный быт и вполне счастливы. Или это не правда? Счастливы могут быть только обеспеченные люди?

Ну. А всем осуждающим, можно посоветовать посмотреться в зеркало. Там же тоже не ангела видите, правда?

Но, самое главное, что мы с мужем любим друг друга. Мне очень обидно за мою подругу Алину. Ей муж признался, что никогда по-настоящему не любил. Подруга в отчаянии. Развод кажется единственным выходом. Но, даже кажущаяся безвыходной ситуация обретает неожиданный поворот

Оцените статью
Свекровь спокойно пьет чай на кухне, а моего сына Ваню, рыдающего, закрыли одного в комнате
Чебуреки из чебуречной. Тот самый вкус, когда слюнки текут — у вас на кухне!