Ты хозяйка – тебе и работать! А мы веселиться приехали — будь добра, мечи на стол и помалкивай, — родственники наглели на глазах

— Я не понимаю, какие к нам претензии? – Ольга с вызовом смотрела на стоявшего в воротах участкового. – С соседями мы всегда жили в мире.

— Но на вас поступила жалоба, – сообщил страж порядка. – Вот, ознакомьтесь.

Мужчина вынул из папки исписанный листок бумаги и протянул Ольге. Женщина недовольно покосилась в сторону дома, откуда слышался весёлый шум гулянки. Ей явно не хотелось тратить время на прочтение документа, но любопытство взяло верх.

— Даже не представляю, кто мог это написать… — с вежливой улыбкой проговорила она.

Женщина пробежалась по бумаге глазами и внезапно остановила свой взгляд на одной строчке.

— Держу рабов???? – Ольга издала нервный смешок. – Это шутка такая?

Но участковый смотрел на нее серьёзно.

— Я могу здесь всё осмотреть? – спросил он.

Ольга поневоле поёжилась и снова покосилась на дом.

— Понимаете, Вы немного не вовремя…

— Кажется, это вы не понимаете всей серьёзности ситуации, – сказал участковый. – То, что указано в заявлении тянет на тяжёлую статью. И если подтвердится…

— Хорошо, осматривайте!

Ольга раздражённо распахнула ворота и отошла, дав участковому возможность войти во двор. Капитан полиции начал тщательный осмотр, который продлился около часа. Дом и участок были большими.

Гости хозяйки владений сидели за столом в большой гостиной и уже были неплохо накачены весельем. Кто-то просто проигнорировал присутствие полицейского, кто-то отпускал по этому поводу шутки.

Завершив осмотр, капитан снова направился к воротам, чтобы покинуть участок. Ольга пошла за ним.

— Надеюсь, Вы узнали всё, что хотели? – с насмешкой спросила она.

— Даже больше, – улыбнулся участковый.

Ольга была немного удивлена таким ответом. Но решила промолчать. Она открыла ворота, чтобы выпроводить полицейского и буквально застыла на месте с вытянутым лицом.

— Ты? – спросила она в шоке.

И уже через несколько минут для Ольги и её гостей начался сущий ад.

Наталья Ивановна и её муж Пётр Васильевич стали родителями очень поздно. Супруге было уже 52 года, когда на свет появился Виктор. Пётр Васильевич и вовсе был старше супруги почти на 10 лет. Впоследствии их чаще принимали за дедушку и бабушку мальчика, а не за родителей.

Но самого Виктора это ничуть не смущало. Своих родителей он не просто любил, а боготворил. Правда, через какое-то время стали появляться определённые проблемы, которые постепенно усугублялись.

Во-первых, в силу возраста, родители уже не могли активно участвовать вместе с сыном в подвижных играх. Во-вторых, начали давать о себе знать и ментальные разногласия. Поэтому слишком личные темы Виктор предпочитал с родителями не обсуждать и, тем более, не спорить с ними.

Совсем другие отношения у Виктора были с Ольгой, сестрой матери, которая была моложе её на 25 лет. С молодой тёткой они стали настоящими друзьями, постоянно дурачились и делились самым сокровенным.

Виктор вырос, отслужил в армии и ошарашил родственников неожиданным решением относительно профессии. Он стал работать инспектором по делам несовершеннолетних. Родители, в которых ещё были крепки старые устои, решение сына приняли с восторгом, однако тётя придерживалась совсем иного мнения.

— Делать тебе нечего? – удивилась она. – Это же всю жизнь без денег и без нервов. Лучше бы бизнесом занялся.

— Не вижу ничего страшного, – ответил Виктор. – Просто насмотрелся в армии на ребят из неблагополучных семей. Столько судеб сломанных. Хоть как-то помогу таким.

С Наташей Виктор познакомился через неделю после начала своей трудовой деятельности. Ему был 21 год, а Наташе только 17.

Дочь хронических алкоголиков, девочка жила в вечных скандалах и драках. Сама же она, на удивление, была весьма аккуратной, хозяйственной, не имела вредных привычек и была почти отличницей в школе. Многие окружающие были поражены такому феномену.

Однако отца и мать Наташи собрались лишать родительских прав, и девочке грозил детский дом. Такая перспектива приводила её в ужас.

Наташа сразу, что называется, запала Виктору в душу. Кто-то из коллег сказал ему доверительно, что приют станет для Наташи роковым.

— Тихая она слишком, без зубов, – откровенно сообщил коллега. – Раздавят её там.

И Виктор решил, во что бы то ни стало, её спасти. Самым верным способом было опекунство. Однако в случае самого Виктора это было исключено в силу объективных причин – Наташу он всерьёз рассматривал в качестве будущей жены. Его родители на эту роль не подходили в силу возраста.

И тогда Виктор обратился к единственному человеку, которому доверял полностью – к тёте Оле, разведённой и бездетной. Из первого брака она вышла с неплохим кушем в виде однокомнатной квартиры и довольно крупной суммы денег, что позволило ей начать свой бизнес.

Что касается Виктора, он получил в наследство от бабушки отличный дом с хорошим участком. И предложил Ольге поселиться там вместе с Наташей.

— Дом большой, места всем хватит. Да и веселей вдвоём. И мне спокойней будет, – пояснил племянник.

Сам он решил, что оптимальную программу на своей работе он выполнил и нужно двигаться дальше. И Виктор поступил на юридический факультет, чтобы по окончании уже заняться более серьёзной работой в органах.

Предварительно они объяснились с Наташей, и она обещала его ждать. Виктор уехал.

Они перезвонились и обменивались сообщениями. Девушка уверяла его, что у неё всё отлично. На самом же деле жизнь Наташи постепенно превращалась в кабалу…

Ольга девушку невзлюбила с самого начала

Она даже причин объяснить не могла для своей неприязни. Зависть к молодости? Ревность к племяннику?

Какое-то время женщине удавалось сдерживать свои чувства, однако со временем её неприязнь всё больше рвалась наружу, особенно на фоне неудавшейся личной жизни. Ольгу буквально трясло, когда она видела, что Наташа улыбается, читая очередной сообщение от Виктора, или сияет во время телефонного разговора с ним.

Ольга с тоской осматривала дом, в котором планировали жить Виктор и Наташа после его возвращения.

«Какой-то дворняжке подзаборной всё и сразу?» — думала Ольга.

Женщина любила жить весело, обожала шумные компании, поэтому в просторном доме смогла реализовать свои пристрастия в полной мере. На Наташу была свалена вся хозяйственная часть. Девушка мыла, убирала, ухаживала за садом и огородом. Ольга постоянно ей напоминала, по чьей милости она не в детском доме.

— Ты же не хочешь в казённый дом, правда? – твердила ей Ольга. – Вспомни, откуда тебя достали. Если что не так, вернёшься обратно, как миленькая.

Воспоминания детства и юности были для Наташи адом на земле, поэтому она беспрекословно выполняла все требования своей опекунши. Когда в доме собирались гости, Наташа и вовсе сбивалась с ног.

Особенно любил наведываться к Ольге её двоюродный брат Игорь с женой и детьми. Мужчина с удовольствием жарил шашлыки, но в ожидании главного блюда всегда требовал, чтобы на столе хватало закусок.

Причём родственник мог заявиться в любое время. И его не волновало, что Наташа в этот момент могла быть занята чем-то другим. Например, огородом или уборкой в доме.

— Ты хозяйка – тебе и работать! А мы веселиться приехали — будь добра, мечи на стол и помалкивай, – говорил Игорь.

И Наташа выполняла.

Ольга сама провоцировала такое отношение к опекаемой. Всячески показывая и говоря гостям напрямую, что они могут требовать от девушки выполнения любых просьб. Мол, дочь отбросов общества только и годится на то, чтобы нормальных людей обслуживать.

Поэтому Ольга веселилась вместе с гостями. А после их отъезда уборка и горы грязной посуды вновь были на Наташе. Ольга иногда думала, решится ли Наташа рассказать всё Виктору? Да даже если и решится – её слово против слов Ольги.

«Да ближе меня у Витьки никого нет, — думала Ольга. – Скажу ему, что его девка всё придумала, чтобы меня из дома выжить».

К тому же девушку никто и пальцем не трогал – достаточно было просто пригрозить ей детским домом. Поэтому никаких физических доказательств своих страданий Наташа предъявить не смогла бы, если что.

И Ольга вместе со своими гостями продолжала наглеть.

И чем ближе был день совершеннолетия девушки, тем жёстче и требовательнее становилась женщина и её гости. Она была уверена, что ни Виктор, ни его родители никогда ничего не узнают.

И вдруг этот визит участкового… И заявление, в котором было написано, что гости Ольги постоянно шумят, а сама она держит… рабов. Глупость несусветная!

Провожая стража порядка, Ольга вновь думала, что это всего лишь чья-то не самая удачная шутка. Однако встреча в воротах всё женщине объяснила.

Вопли гостей Ольги и её самой были слышны на всю округу.

Вещи родной тётки летели из окон в хаотичном порядке. Игорь, который никогда раньше не видел своего двоюродного племянника в такой ярости, даже не стал сопротивляться и быстро ретировался вместе с семьёй. Ольга же пыталась утихомирить Виктора.

— Витя, дорогой, успокойся, – бегала она вокруг любимого племянника, который активно освобождал дом от вещей Ольги. – Ты всё не так понял! Твоя невеста решила меня оклеветать… Витя, да остановись ты! Давай поговорим!

Но Виктор даже слышать ничего не хотел.

Оказалось, что во время одного телефонного разговора с невестой Виктор услышал грубый окрик Ольги в её адрес на заднем фоне. Он также почувствовал, как в этот момент дрогнул голос Наташи. И у него появились подозрения, что в доме не всё так благополучно, как ему пытаются представить.

И он рванул домой. Однако решил для начала разведать обстановку. Местный участковый был его хорошим знакомым, и Виктор попросил его понаблюдать за ситуацией в доме. А затем прийти с проверкой, якобы, по заявлению соседей.

И вот приятель оценил обстановку изнутри. Ольга даже не поняла, когда он успел позвонить Виктору, который ждал результат обхода, сидя в машине за квартал от своего дома.

Разбросав тёткины вещи во дворе, Виктор, наконец, немного остыл. Испуганная Наташа, которая во время скандала пряталась в кухне, вышла из своего укрытия, и Виктор крепко её к себе прижал.

— Всё плохое для тебя закончилось, – сказал он девушке. – Больше я никому не позволю тебя обижать.

Тем временем Ольга закончила собирать по двору свои пожитки и упаковала их в три большие сумки. Виктор мрачно смотрел на неё, а Ольга не выдержала и подошла, чтобы высказаться напоследок.

— Быстро же ты забыл, как много я для тебя сделала, – сказала она с горечью в голосе.

— Я всё помню, – ответил Виктор. – Только больше не могу тебе верить. Ты из Наташи прислугу бесплатную сделала. Уходи.

— А она кто, по-твоему? Всего лишь дочь алкашей безродная! Она должна руки мне целовать, что я её от детского дома спасла, где бы ей одна дорога – на панель. А физический труд – он только облагораживает!

— Вот бы сами, тётя Оля, и занимались собственным благородством, — сказал на прощание племянник.

Ольга горько усмехнулась и покинула дверь, волоча свои сумки. Виктор ей не помогал. Такси она дожидалась за воротами дома. В конце концов, Ольга уехала. Больше они с Виктором не общались.

Оцените статью
Ты хозяйка – тебе и работать! А мы веселиться приехали — будь добра, мечи на стол и помалкивай, — родственники наглели на глазах
Очень хитрый план