Если стал никому не нужен…

Толик на всех парах завернул за угол, и буквально налетел на старшую медсестру. Нет! Только не это, пожалуйста! Толик зажмурил глаза, потряс головой, и осторожно открыл их, в надежде, что перед ним будет кто-нибудь другой. Но чуда не произошло. Перед ним, уперев руки в бока, стояла Роза Гавриловна. Меньше всего в жизни она была похожа на цветок, имя которого носила. А сейчас больше напоминала вратаря, у которого последний шанс остаться в команде.

-Ой, Роза Гавриловна! Как я рад вас видеть! Я бы с удовольствием с вами поболтал, но мне нужно бежать, у меня работа!

Толик уже даже успел сделать один шаг,но по всему коридору прокатился рык:

-Стоять!

Он так и остановился с занесенной ногой. Роза Гавриловна была хорошим работником. У нее все и всегда было в полном порядке. В том числе и медперсонал. Толик тоже был медперсоналом. Он работал в этой больнице медбратом.

Пришел Толик сюда год назад. Роза Гавриловна долго его допрашивала. Поверить не могла, что он действительно хочет быть медсестрой в штанах. В ее практике такое было впервые. Тогда Роза Гавриловна сказала:

-У меня нет повода тебе отказать, иначе, я это обязательно бы сделала. Но, учти. Я буду очень внимательно следить за тобой. За тем, как ты работаешь, как себя ведешь! Я не потерплю здесь ничего такого!

Толик внимательно слушал, и поэтому очень серьезно спросил:

-Чего такого?

Роза Гавриловна сбилась. Никто не осмеливался прерывать ее речь. Вообще, в ее присутствии, медсестры старались даже не дышать. Какие только прозвища не давали старшей медсестре, но одно только прилипло прочно. Все ее звали, естественно за глаза- Гаврила.

-Я тебе потом покажу, и расскажу-чего такого. Марш работать!

И Толик приступил к своим прямым обязанностям. Сначала Роза Гавриловна и правда следила за ним. Ну, а как? Это же вопиющий случай. Молодой человек, а работает медсестрой, то есть медбратом. Но потом Толика стали просить. То есть доктора чуть ли не боролись, чтобы он дежурил в их смену. Толик был ответственный, Толик никогда не хотел спать. У него не текла тушь, не бежала стрелка на коготках. Он не морщил нос, когда привозили не очень чистых, или уж очень больных. К тому же Толик с легкостью становился за докторами в операционной, и с такой же легкостью ставил капельницы.

Вскоре Гаврила стала к нему относиться точно так же, как и к другим медсестрам. В какой-то степени стало легче жить, но ненамного, потому что око Гаврилы одинаково жестоко следило за всеми.

-Роза Гавриловна.. Это не я. Это все водитель маршрутки! Ему там дали большую купюру, он десять минут орал, а потом еще десять сдачу тетке пятачками отсчитывал. А потом, вы не поверите! Тетка взялась пересчитывать и недосчиталась десять рублей. И она снова начали кричать..

Толик готов был бесконечно рассказывать и рассказывать, лишь бы Гаврила хоть немного успокоилась. Но эту женщину ничто не могло сбить с намеченного пути.

-Стоп. Тогда, по логике вещей ты должен был опоздать на полчаса, но ты опоздал на пять минут. Зная тебя, я ни за что не поверю, что ты встал на полчаса раньше, чтобы прийти на любимую работу вовремя.

Она смотрела на него так, что Толик выпустил воздух, который набрал для продолжения рассказа и просто сказал:

-У меня сел телефон. Будильник не сработал.

-Сразу бы так.. Не стыдно врать? А еще мужчина.

Теперь уж Роза Гавриловна набрала воздуха. Толик покорно повесил голову. Это минут на 15, если не больше. Уж что-что, но читать лекции она умела, любила и практиковала. Толик прикидывал, если просто убежать-чем это может обернуться? А если сказать, что срочно в туалет надо? Нет, с Розой это не пройдет. Она совсем другой закалки. Всех, как сканером просвечивает.

Толику не было стыдно. А может, было, он и сам не понимал. Стоял, ждал заслуженного наказания, но его спасло чудо. Из палаты выглянул доктор:

-Тимофеев! Бегом переодеваться и ко мне! Я что, сам уколы делать буду?

Впервые в жизни Толя был рад, что его позвали работать. Нет, он любил свою работу, но чтоб настолько, как именно сейчас-еще ни разу не было.

Толя рванул так, что ему позавидовал бы самый быстрый спринтер. Роза Гавриловна хотела было что-то сказать, потом махнула рукой. Молодежь, она и в Африке молодежь.

Но возмездие Толика все же ждало. Причем в очень ожидаемой форме. На этой неделе ему поставили 3 ночных дежурства. То есть, про вечерние игры в ноутбуке придется забыть. Честно сказать, Толик не так уж часто и играл. Просто он в ноутбуке читал, готовился к поступлению на хирурга. Очень ему хотелось стать врачом. Правда раньше это желание не было таким сильным, а сейчас, когда он поработал, и увидел, что же на самом деле делают доктора, решил, что он обязательно должен.

Он моментально переоделся и ринулся в палату.

-Толя, где ты бродишь?

-Семен Аркадьевич..

Он уже приготовился рассказать про гололед, про телефон и про Гаврилу, но доктор не дал ему такой возможности.

-Потом, давай ка, помоги мне..Сегодня наводнение какое-то.

В тот день было какое-то рекордное поступление больных. Их везли с разных частей города. Чаще всего с переломами, вывихами. На улице второй день шел ледяной дождь. Кого-то штопали, гипсовали и отпускали, а кому-то приходилось остаться. Уже вечером, когда основной поток людей разошелся по домам, и у тех, кто работал на скорой, и у тех, кто в тот день дежурил в больнице, появилась минутка перекусить и выпить кофе, к ним привезли старика.

Семен Аркадьевич, который в тот день был на дежурстве, вздохнул.

-Ну вот.. Целый день думал-почему нет ни одного бомжа-пожалуйста. Привезли.

Кстати, Толик об этом тоже задумывался. Они всегда были частыми клиентами. Вечно слегка под шафе, слегка нетвердо стоящие на ногах. Они падали намного чаще других. А тут целый день никого. Парень тогда еще подумал, что наверное, они просто стараются никуда не ходить в такую погоду.

Старик, которого привезли, был не совсем типичный бомж. Во-первых, от него не пахло алкоголем, а во-вторых, у него было слишком интеллигентное лицо, чтобы быть совсем уж бомжом. Да, одежда старая, да, не совсем чистая, но это совсем не то, что обычно приходится наблюдать.

Пока его осматривали, старик все время извинялся:

-Прости, Бога ради. Никак не думал, что упаду, вроде не жаловался никогда на ноги. А тут что-то в глазах потемнело, и Шлеп.. Встать не могу, все болит. Как девица, честное слово..

-Семен Аркадьевич спросил:

-Документы-то у тебя есть?

-Есть, конечно, как же без документов в наше время? Вон там, в куртке, в кармашке. В платок завернуты.

Доктор повернулся к Толе.

-Глянь, пожалуйста.

Толя достал пакет. Развернул. Паспорт, пенсионное, полис, и даже карточка известного всем банка.

-О, дед, ну тогда с тобой у нас никаких проблем не будет. Светочка, оформляйте. В четвертую палату.

-Хорошо, Семен Аркадьевич, а..

-А пижаму выдайте. Потом, наверное, разыщем родственников, привезут..

Старик не успел ничего ответить, как доктор уже вышел. Явных повреждений не было, но нужно было получить результаты рентгена.

Толик отвез старика в палату.

-Давненько я не спал на чистых простынях. Спасибо тебе, внучек.

Толик улыбнулся.

-Это не мне спасибо говорите, а гололеду. Скажите, а у вас дом есть?

Он уже уложил старика, ставил ему капельницу, градусник дал.

-Есть, а как же ему не быть. Красивый, большой дом. Только домом моим он был, пока сынок жив был, пока Алиса с нами была.. Алиса, это моя внученька, она в Англии живет. Вернее, стажируется.

Толик замер. Ничего себе. Почему же он тогда на улице, этот старик, если есть возможность отправить девочку в Англию, значит, семья нормальная, не нищая.

Он понимал, что спрашивать, вроде как и неудобно, но как-то родственников найти нужно было. Толик присел у постели.

-Как вас зовут?

Он достал блокнотик.

-Иван Михайлович. Мне 78 лет. По прописке не живу, по причине того, как стал не нужен невестке.

Это уже интересно. Криминал, что ли?

-А в каком смысле? Она вас выгнала?

-Да нет, молодой человек, не ищите преступление там, где его нет. Понимаете.. Мой сын был бизнесмен. Не скажу, что олигарх, но в деньгах никто не нуждался. Его жена, Анечка, умерла еще тогда, когда Алисе, их дочке и моей внучке, всего 6 было.

Толик видел, что те, кто лежал на соседних постелях, заинтересованно зашевелились.

-Ну так вот.. Сын мой тогда переживал очень. Я даже боялся, что умом тронется. И Алисочка моя все понимала, хоть и маленькая была. Помогла она тогда. Очень помогла. Часами от отца не отходила, все рассказывала, как мама за ними смотрит, и как ей не нравится, что папа про Алису совсем забыл. А для сына Алиска-это самое главное, что на свете есть. Была..

Алисе уже 17 было, учиться она уехала, как встретил мой сын эту женщину. Ничего такая, красивая. Только уж очень жадная и злая. Не понимаю, почему он этого не замечал… А когда исполнилось Алисе 20, погиб мой сынок.. На скользкой дороге встретил пьяного тракториста. Была возможность отвернуть, следователь говорил, только трактор к тому времени управление потерял, и его просто несло с горы, а несло прямо на остановку, где дети автобус дожидались. Следователь говорил, что сынок мой в последний момент трактор ударил, тот и свалился на другую сторону, а сам погиб.. Если бы не такое стечение обстоятельств, если бы на пол минуты раньше.. Все бы живы остались…

Толя даже передернулся от этой истории.

-Я что-то слышал такое. Несколько лет назад.

Старик Слабо улыбнулся.

-Шесть лет уже прошло.. Сдал я тогда сильно. Алиса и меня поддерживала. Приезжала часто. Пока внученька приезжала, все нормально было. Когда ее не было, невестка, конечно, зверем на меня смотрела. Но мне-то что? Дом у нас большой, я мог и неделями с ней не встречаться. А она поделать ничего не могла. Сын мой, видимо понял все-таки, кто она. И по завещанию все Алисе оставалось. А с Алисой мы дружны были..

А потом, внученька моя уехала за границу. Это я настоял. Не хотела она меня тут одного оставлять, как в воду глядела. Так невестке, как будто руки развязали. Стала мужиков в дом водить, да гадости мне делать.

-Иван Михайлович, почему же вы в полицию не обратились?

-Не нужно это. Алиса же учится, вернее, уже стажируется на юриста. Зачем, чтобы такой семейный скандал все с ее именем связывали? Я пожил свое. Девочке не хочу ничего портить..

Тут мужчина с соседней кровати произнес:

-Ну, так надо было внучке сообщить.

-Да как? Я ж только и знаю, что она в Англии. Она сама всегда мне звонила. А стерва эта, она телефон мой спрятала, а может и забрала. Я тогда документы собрал, все самое необходимое взял и ушел. Не стал ей мешать. Алиса, когда вернется, то устроит ей, ну если вообще захочет вернуться..

Старик устало откинулся на подушку и прикрыл глаза. Толик встал.

-Вы отдыхайте. Я к вам потом зайду, и вы мне все расскажете дальше. Может быть, у меня получится разыскать вашу Алису..

-Да, посплю внучек, посплю..

Толик вошел в ординаторскую. Семен Аркадьевич рассматривал какие-то бумажки. Он поднял голову.

-А, Толик.. Ну как там дедушка?

-Он такую историю рассказал.. Вы помните что-нибудь про то, как мужчина своей машиной остановил трактор, который несло на остановку?

-Помню, конечно. Там, на остановке, племянница моя была. Мужчина погиб, его даже не довезли до больницы. А что такое?

-Представляете, это его отец.

-Да ну, не может быть.

Доктор взял паспорт.

-Андреев Иван Михайлович. Ну, да.. Тому парню тоже такая фамилия была. Только я не понимаю, а почему старик..

-Семен Аркадьевич, я вам все расскажу.

Через час они зашли в палату. Иван Михайлович спал. И во сне по детски улыбался. Один из пациентов сказал:

-Алису звал во сне.. Разыскать бы ее нужно.

Толя вздохнул.

-Нужно, только как.. Хотя.. Попробую по соц сетям, она же тут жила, может быть что и нарою..

-Он не только Алису звал.

-А кого еще? Может, забыл рассказать что-то?

-У какого-то друга прощения просил. Говорил-прости, друг, что не приду сегодня.

-А имени друга не называл? Раз сегодня, то друг действенный.

-Нет, не говорил, только друг и все.

-Ну ладно, пусть отдыхает.

Утром, когда Толя уже собирался уходить, его позвал Семен Аркадьевич.

-У деда-то у нашего дела плохи.

-Что? Что-то сломано все-таки?

-Да нет, если бы сломано, то вылечили. Онкология. Причем все.. Последняя.

-Как?

Толя даже сел..

-Он так и умрет? Ни внучку не увидит, ни дома не побывает?

-Ну, по всей видимости так…

К нам подошла Роза Гавриловна.

-Тимофеев, я тебя никак понять не могу. На работу опаздываешь, а с работы никак уйти не можешь. Ты бы то время, что тут после работы сидишь, перенес бы на утреннее перед работой. Глядишь, и человеком бы стал.

Толик посмотрел на старшую медсестру:

-Вам бы все шутить, Роза Гавриловна, а у нас тут, в стенах вверенного вам заведения, сплошная трагедия!

Роза Гавриловна даже с лица сменилась.

-Какая трагедия? Почему я не знаю?

Семен Аркадьевич улыбнулся. Если Гаврила разойдется, то слышно ее будет на всех этажах.

-Тише, Роза Гавриловна, мы вас сейчас все расскажем.

Через 15 минут, Роза Гавриловна куда-то звонила. Оказалось, то ее сын был каким-то начальником в полиции. А через еще 10 минут, у Розы Гавриловны был номер телефона Алисы. Правда, звонок был сумасшедше дорогой, но они быстро скинулись на счет, и снова вернулись в палату.

Иван Михайлович не спал. Он смотрел куда-то в одну точку.

-Иван Михайлович. Вы бы не хотели поговорить с внучкой?

-Очень хотел бы. Только я не знаю, как..

-А вот мы разыскали ее номер.

Какое-то время он смотрел на них, а потом сказал:

-Нет, не буду звонить. Она сорвется, все бросит. А зачем? Отлежусь немного, да и пойду..

Не могли же они ему сказать всю правду. Постояли и вышли из палаты. Роза развела руками:

-Ну, не можем же мы его заставить.

Толик даже распсиховался.

-Да что тут думать? Надо позвонить самим и все.

-Вот ты и звони. На, держи!

И Гаврила важной походкой удалилась. Правда обернулась один раз.

-Телефон потом на посту оставишь.

Толя проводил ее взглядом, потом посмотрел на Семена Аркадьевича.

-Толя, я бы тебе помог, но жена меня прибьет, она ждет у больницы, чтобы ехать к ее маме.

-Ладно уж.. Сам я.

Он сел в уголке, сначала продумал, что будет говорить, а потом набрал номер. Как ни странно, Алиса как будто ждала его звонка. Оказывается, она уже сама собиралась в Россию, чтобы узнать, что случилось. Дедушка два месяца не отвечал, а мачеха все время говорила, что ушел к соседу, спит или вообще пьяный. Алиса поверить в это не могла. Дед никогда не злоупотреблял спиртным.

Они договорились, что Толик встретит ее в аэропорту, завтра вечером.

Он нашел Розу Гавриловну, передал ей телефон.

-Все, внучка завтра приедет.

-Ну слава Богу.

Гаврила на какое-то время даже человеком стала, но быстро спохватилась и сдвинула брови.

-А ну марш домой! Тебе сегодня в ночь, если ты не забыл! Будешь на дежурстве носом клевать! Уволю, так и знай!

Но Толя был настолько доволен, что Иван Михайлович не будет один в последние дни, что весело сказал:

-Я тоже вас люблю, Роза Гавриловна.

И бегом припустил к двери. Женщина усмехнулась. Не дело это, совсем страх медсестры, тьфу, медбратья теряют. Надо гайки немного поджать.

Вечером Толя снова пришел в палату.

-Здравствуйте всем. Как вы, Иван Михайлович?

-Ой, Толя, хорошо. И соседи у меня все хорошие. И женщина какая-то приходила. Сестра доктора, только я не понял какого. Вот, вкуснятины всякой принесла. Как теперь это все съесть, не знаю.

-Надо кушать. Обязательно. Вам силы нужны.

-Ой, мне-то они зачем? Я уж свое прожил…

-Ну, это вы зря. У меня сосед, ему 80, так вот он жениться надумал. Правда, там история долгая, когда-то любовь у них была, по молодости, потом разлучили их.. Но не это главное. Они к свадьбе готовятся. Сосед костюм новый купил, говорит, что у него жизнь только начинается.

Иван Михайлович улыбнулся.

-Это хорошо, когда люди через всю жизнь любовь пронесли. Сейчас такой преданности и не найдешь, не встретишь… Толик, а могу ли я попросить вас?

-Ну, если смогу, то, конечно, выполню вашу просьбу.

-Понимаешь… Я, когда из до а-то ушел, осень еще была. Холодно, конечно, но не настолько. А потом холодать стало. Стал я место искать, где ночевать. Нашел, там, где торговый центр, за ним пустырь. А по пустырю трубы идут к новому поселку. А в одном месте они как будто поворачивают. Такой хороший уголок. И крыша там есть. Видимо, чтобы узлы не промокали. Вот там-то я и обосновался.

Только не знал, что место там уже занято. Вечером пришел, а там пес лежит. Молодой совсем, но видно, что здоровым быть должен, даже, может породистым.

Я стою, на него смотрю, а он на меня. И клыки скалит. Видимо мало добра ему люди принесли.

Делать нечего. Сел я прямо на землю, снедь из кармана достал. У меня на ужин батон был, и кусок ливерной колбасы. Разломил пополам одно и другое. Его долю положил, а свою есть стал. Вижу, что голодный пес, бездомный. А он не подходит. Тогда я ему стал рассказывать, что и у меня доля несладкая. Вы знаете, он как будто понял меня. Вышел подошел. Сел. Слушал, слушал. Потом только голову наклонил и за два жевка все проглотил.

Я руку протянул. Он погладить себя дал. Потом пошел туда, в тепло. И лег не так, как лежал. А в уголке, как будто место мне оставил. Ну, мне что терять, не сожрет же, а если и сожрет, не велика потеря.

Вот с тех пор мы с ним вдвоем там и живем.

Толик слушал с широко открытыми глазами. Он с детства любил такие истории, но считал, что они все вымышленные. А тут, оказывается, собаки и правда очень умные.

-И что, он и правда такой умный?

-Правда, даже еще умнее. Я как-то проснулся оттого, что он меня тянет куда-то. О махнулся, ну что надо… А он рычит, не отстает.

Пришлось подниматься. А там обшивка эта мягкая на трубах загорелась. Еще бы минута и моя куртка тоже вспыхнула бы. Получается, что жизнь мне спас. Мы с ним всем делимся. Мне же на карточку приходят деньги. Пенсию невестка перевела на свою, а про льготные всякие не знала. Да я и сам не знал. Раньше не нуждался. Вот мы на них и жили.

Толя, ты бы зашел на пустырь.. Хоть какой еды оставил бы. У меня тут на карточке еще осталось рублей 300.

Утром Толик, как только сменился, взял пакет и пошел на пустырь. Он сразу нашел то место, про которое говорил Иван Михайлович, правда собаки там не было. Зато было два полупьяных бомжа, которые как раз приканчивали чекунец.

-Здравствуйте.

-Привет, коли не шутишь. Что, выпить есть?

-Не пью, и вам не советую.

-Чего приперся тогда?

-Здесь собака должна была быть.

-Это Ванькина, что ли?

-Точно, его.

-Ну так не знаем мы, где она. Палкой получила, место освободила.

Один из бомжей засмеялся.

-Это же так негоже, чтоб собака в тепле жила, а люди в холоде.

Так Толе хотелось сказать, что та собака человечнее, чем они, но он промолчал. Потом все-так. Попытался продолжить разговор.

-А где она быть может?

-Тебе-то до нее какой интерес? Тебе людей что ли мало? Ваньку-то увезли, значит место свободно!

-А если я вам дам двести рублей, в помните, куда она делась?

-Ну тогда, может и в помним. Только собаки же на месте не сидят.

Толик достал из кошелька 200 рублей и отдал одному из бомжей. Тот сказал:

-Ты на ту сторону центра иди. Там черный вход кафешки ихней. И собаки и кошки там часто бывают.

Толя поблагодарил и направился туда. Он сразу увидел пса, о котором рассказывал Иван Михайлович. Собака была большая. Худовата, конечно, для своих размеров, но с такой спорить не каждому захочется.

-Пес, друг, иди ко мне…

Толя приближался к собаке, но пес встал и отошел. Он снова попытался подойти, но собака снова отошла на несколько шагов. Тогда Толя сделал несколько шагов в сторону от дверей и стал выкладывать то, что ему надавали в больнице.

-Иди, поешь. Должен же я отчитаться перед дедом, что накормил тебя.

Собака тянула носом воздух, но к нему не шла. Толе пришлось отойти еще немного.

-Ну я прошу тебя, ну поешь. Я спать уже хочу, а как я уйду, если ты еще не поел?

И тут собака сделала несколько шагов вперед.

-Ну, давай, не бойся.

Когда пес стал жадно поглощать подарок, Толя вздохнул и со спокойной душой пошел домой. Вечером встречать Алису. Она сказала, что сначала к деду, а уже с утра тогда с мачехой разбираться. Нужно выспаться, побриться. А то с таким графиком от Гаврилы, он сам скоро на бомжа похож будет.

Самолет приземлился вовремя. Толя всматривался в пассажиров, пытаясь узнать Алису. Вдруг, какая-то очень красивая девушка помахала ему рукой. Да ну, не может быть.. Это Алиса? Толя даже как-то робко себя чувствовать начал. Хоть девушка была примерно одного с ним возраста, он себя рядом с ней каким-то неполноценным чувствовал. Темные очки. Модный платок, ярко-красная помада, высокие сапоги..

-Здравствуйте! Вы Анатолий? Я вас сразу узнала. Пойдемте скорее, нас уже ждут.

Он даже не успел спросить-кто, и где ждет, как девушка уже зашагала к выходу. Он покачал головой. Ничего себе, внучка. На стоянке девушка нашла глазами какую-то машину. Они подошли к ней, и из машины сразу вышел пожилой мужчина. Он обнял Алису.

-Девочка, тебя и не узнать..

-Стараюсь, дядя Рома.

-Умница. Дедушка как?

Теперь он смотрел на Толика, а Толик встал в позу.

-А вы, простите, кто будете? Я не имею права говорить о пациентах с посторонними людьми.

Алиса фыркнула.

-Анатолий, вы извините нас, пожалуйста. Просто мы очень давно не виделись. Это друг моего папы. При нем все можно говорить.

Толик вздохнул.

-Тогда у меня для вас не очень хорошие новости. Дело в том, что у Ивана Михайловича онкология… В последней стадии. Плюс возраст. Вам, конечно, лучше поговорить с лечащим врачом, но учитывая, что за время проживания на улице, здоровья он себе не прибавил, то все может случиться очень скоро.

Алиса смотрела на него огромными глазами.

-Нет, не может быть,…

-К сожалению это так.

-Дедушка сможет пожить дома?

-Это тоже к лечащему врачу, но думаю, что нет.

Было видно, что Алиса едва сдерживает слезы. Но Толя понимал, лучше сразу все ей рассказать. Один раз потрясение, а потом уже легче.

-Господи, бедный дедуля. Лежит там один, думает, что все его бросили.

-Он не разрешал вам звонить. И да, он ничего не знает…Мы решили не говорить. Захотите, сами скажете.

-Спасибо. Не нужно ничего.

Тот самый дядя Рома довез их до больницы.

-Алиса, ты уверена?

-Да. Вы приезжайте завтра, а сегодня займитесь моей так называемой мамочкой.

-Хорошо, Алиса. Тогда до завтра.

Толик приоткрыл дверь палаты. Мужики, которые лежали в этой палате, столпились у постели Ивана Михайловича. Они о чем-то увлеченно спорили. Старик тоже участвовал в споре, правда, не так активно. Оказывается, сегодня палату с ревизией посетила Гаврила. Были изъяты карты, домино, две бутылки пива, шесть пачек сигарет, и что-то еще по мелочи. И теперь пациенты разрабатывали план, как все это вернуть обратно. Толик улыбнулся:

-И не стыдно? Вы еще неделю назад ходить самостоятельно не могли, а уже пиво притащили.

Толик пытался казаться серьезным, хоть и знал, что бесполезно. Только старушки его боготворили, а все мужское население палат считали его за своего. Делились переживаниями, просили сигарет купить, или жене позвонить с незнакомого номера с проверкой. Толя, может и сам не хотел, но знал о личной жизни каждого из пациентов намного больше, чем положено.

-Толик, так мы же по пять грамм. Завтра двоих выписывают, за встречу, так сказать.

-В любом случае, у Розы Гавриловны вы ничего не заберете. Это я вам, как знающий человек говорю.

Мужики вздохнули, разошлись по своим местам. Толик присел на постель к Ивану Михайловичу. Старик приподнялся.

-Ну что, видел собаку?

-Видел, конечно. Правда поискать пришлось. Место ваше заняли два каких-то типа. Собаку они прогнали.

-Ох, гады! Знаю я их. Он уже пытались у меня э о место забрать. Но мы с ним отбились! Эх, друг, теперь мерзнуть будет.

Иван Михайлович решительно откинул одеяло.

-Мне идти надо. Отдохнул и ладно. Пес там замерзнет без меня. Так мы хоть в обнимку спали.

Толик даже растерялся.

-Ну нет, вы ложитесь, а пока вы тут, я его подкармливать буду. Сытый не замерзнет!

-Здравствуйте. Все обернулись к двери. Там стояла Алиса. Она заходила поговорить с доктором.

Иван Михайлович толкнул легонько Толика.

-Смотри. Вот и у меня внучка такая же красивая. Вот бы вас познакомить.

-Да мы уже знакомы, дедушка. Анатолий очень добрый и отзывчивый молодой человек.

-Ох, господи.. Приехала, приехала моя кровиночка…

Старик попытался встать, но с первого раза у него не получилось. А потом Алиса была уже рядом с ним.

-Ты прости меня, дедуль, что так все. Я и подумать не могла, что она способна на такое…

-Ты ни в чем не виновата, внученька. Ни в чем..

Толик не стал мешать. Он вышел в коридор. Хотел идти домой, но вспомнил, что Алиса сегодня к себе не собиралась. А где же она ночевать будет? Неужели в больнице? Он решил ее дождаться. Спросить.

Девушка вышла через полчаса. Закрыла дверь и расплакалась.

-Что случилось?

-Нет, ничего, извините. Просто он такой слабый. Говорил, говорил и уснул.

-Не переживайте. Это лекарства.

-Вы думаете?

-Ну, конечно. А вы где ночевать планируете?

Толик почему-то покраснел. Девушка безумно нравилась ему, но в голове не было ни оной пошлой мысли. Он просто искренне хотел помочь.

Девушка дернула плечами.

-Я пока не думала. Наверное, в гостинице.

-Я могу предложить вам свою квартиру. Ну, если вас устроит. Она двухкомнатная, постараюсь вам не мешать.

Он ждал ответа. Он готов был уговаривать, обещать, что приготовит вкусный ужин, что закроется, и не будет выходить, чтобы ей не мешать. В общем все, что угодно, лишь бы она согласилась.

-А вы знаете, я приму ваше приглашение. Терпеть не могу гостиницы.

На следующий день Ивану Михайловичу стало хуже. Настолько хуже, что Алиса совсем не отходила от его постели. У нее все время вибрировал телефон.

-Кто там внученька?

Она усмехнулась.

-Идет выселение мачехи из моего дома. Дядя Рома говорит, что она даже пожарных вызвала.

Старик улыбнулся. Сколько веревочке не вейся…

К вечеру ему стало совсем худо. Он метался в бреду и все время звал собаку.

Алиса никак не могла понять кто это, и пришлось соседям по палате рассказать ей всю историю. Она плакала.

— Мне нужно обязательно найти эту собачку. У меня большой дом. Я бы забрала его к себе.

Толик бежал на пустырь, вернее к торговому центру, который стоял рядом. Он сразу увидел пса. Тот сидел и с тоской смотрел на дверь кафе.

-Друг!

Пес узнал его. Слегка шевельнул хвостом.

-Друг, послушай, пойдем со мной. Слышишь? Пойдем.

Пес продолжал сидеть, он уже настороженно смотрел на Толика.

-Толик присел перед ним.

-Пойми ты, дурачина, там Иван Михайлович умирает. Ну, никак нельзя вам не попрощаться.. Пойдем, прошу тебя. Ты пойми, ты сам себе потом не простишь, что не пошел. Ты не обижайся на него, но не может он сам прийти, так бывает, понимаешь?

Мимо шли прохожие и с опаской поглядывали на молодого человека в белом халате, и в куртке, которую он накинул, но даже не застегнул. Молодой человек разговаривал с собакой, и это вызывало определенные опасения у народа. Все обходили, кто-то остановился послушать, что за беседа у них.

-Ну что ты сидишь? Как ты не понимаешь? Каждая минута на счету. Пойдем, он ждет тебя, зовет постоянно.

Толик смотрел в глаза собаке. И пес встал. Он как будто понял все, что говорил Толик. Молодой человек пошел к больнице, а собака рядом. Как –будто всю жизнь так ходил. До больницы добрались быстро. Уже открыли дверь, и даже вошли, как перед ними встала Гаврила.

-Вы что, совсем ополоумели? Куда собаку в больницу? Да еще бездомную?!

-Роза Гавриловна. Мы на пять минут, пожалуйста. Ивану Григорьевичу нужно попрощаться. Я прошу вас.

-Толик! Не сходи с ума. Выводи собаку.

И тут пес сделал то, чего не ожидал никто. Он лизнул руку Гавриле, а потом так смешно лег, и протянул к ней лапы. Женщина растерялась. Сняла очки. Протерла. Надела. Оглянулась. Потом махнула рукой.

-Пять минут! И чтоб духу вашего тут не было!

Толик и Друг бросились бегом по коридору. Собака каким-то пятым чувством остановилась у правильной двери Толик открыл, и Друг в два прыжка оказался у постели Ивана Михайловича. Лизнул его, еще раз. И старик открыл глаза. Он увидел пса.

— Пришел, нашел.. Это хорошо, ты внучку мою слушайся. Она у меня хорошая не обидит тебя. И толика тоже.

Старик положил руку на голову собаки, а Друг осторожно положил свою голову на грудь старика. Было видно, что собака даже не нажимает своей головой. Держит ее на весу, чтобы только немного касаться своего друга. Иван Михайлович посмотрел на Алису.

-Ты почему плачешь? Смотри, как все хорошо.. Я уж и не думал, что увижу тебя перед смертью. А увидел. Не бросай внученька его.. Он очень умный. А про болезнь.. Зря вы скрывали. Я и сам знал, еще до того, как из дома ушел..

После похорон они сидели дома у Алис. Друг лежал у камина и смотрел на огонь. Толик кивнул на него:

-Как он?

-Плохо.. Ничего не ест. Только водичку иногда пьет..

-А у тебя есть какая-нибудь вещь деда?

-Да конечно. А зачем? Давай положим ему. Может ему так легче будет..

Алиса принесла небольшую подушку.

-Вот, он на ней лежал, когда читал.

Они положили ее на то место, где лежал коврик для Друга. Пес подошел. Понюхал, и лег. Он положил голову на подушку. И Толик с удивлением увидел, что из глаз собаки текут слезы.

-Алиса, он плачет…

Но девушка и сама уже видела. Она бросилась к собаке. Обняла его и тоже заплакала. Так и сидели они обнявшись. После этого пес стал подходить к миске. Но чаще брал что-то из рук Алисы.

Прошло два года. Из большого дома, в который не так давно вернулась молодая хозяйка, задом выходил мужчина.

-Нет, ну что такое? Почему нельзя сделать такую коляску, чтобы в ней ничего не выпирала по сторонам. Алисааааа!!! Как ты ее вытаскиваешь?

Толик задумчиво смотрел на то, что сделать было невозможно. Хоть прямо, хоть боком, коляска в дверь не помещалась.

-Вот, папочка. Нужно чаще дома бывать.

-Ну, Алиса.. Я бы с удовольствием.. Но у меня..

-Знаю, знаю . Детей возьми.

Толя с улыбкой принял на правую руку мальчика, примерно восьми месяцев, а на левую девочку. Очень похожую на брата.

-Вы мои карапузики.

-Толик, прекрати называть детей такими словами.

-Алиса, перестань! Они маленькие! Ну как их называть?

-Ладно, не бери в голову. Смотри..

Алиса ловко сложила коляску и спокойно пронесла через дверь. Толик почесал затылок.

-А так можно было?

-Нет, нельзя.

Алиса рассмеялась.

-Так, а где тот, кто больше всех гулять хотел?

Из дома выскочил огромный пес. Он весь переливался на солнце. Шерсть вычесана, на шее красивый ошейник, с большими металлическими украшениями. Мало что в это собаке напоминало того худого пса. Теперь это был важный, имеющий немного лишнего веса пес. Одно осталось неизменным-это его умный, какой-то пронизывающий взгляд.

-Ну, что? В парк?

-Ага.

Толя толкал перед собой коляску. Друг носился кругами, распугивая птичек, двойняшки мирно спали. Где-то там далеко на небесах, за ними наблюдали несколько пар счастливых глаз. А одни из них, еще и за псом присматривали.

Оцените статью
Если стал никому не нужен…
Показываю, что получилось из старого комода, подобранного на помойке