– Наконец-то ты зарплату получила! Ты же поможешь своей свекрови с ремонтом, – улыбалась она, глядя на мои деньги

– Андрей, может, ты уже встанешь с кровати, – злилась я на мужа, – два часа дня. Я и в магазин сходила, и обед приготовила, а ты все лежишь.

– Инночка, я – фрилансер, – парировал супруг. – Могу работать, не вставая с дивана.

– Только никак не заработаешь, – обстановка все сильнее накалялась, – зачем мне нужен мужик, который денег в дом не приносит.

Меня обижало такое отношение мужа. Я работаю в магазине обычным кассиром. После вычета всех штрафов от заработной платы остаются копейки. Чтобы хоть как-то свести концы с концами я часто соглашаюсь на дополнительные смены. Это дико выматывает, если учесть, что весь быт тоже на мне.

А вот супруг о благополучии семьи заботится не особо. Он называет себя фрилансером и ждет, когда деньги сами «поплывут к нему в руки». И ждать, похоже, придется очень долго. В надежде на пассивный доход Андрей выложил несколько сотен фотографий на популярных фотостоках. Только вот этого «дохода» едва хватает на его же хобби.

Да, у мужа было много свободного времени, поэтому он решил подыскать себе хобби. Андрей считает себя нумизматом и часами сидит на тематических форумах.

– Ты не понимаешь, – ворчал муж, покупая очередную партию каких-то копеечных монет, – скоро эта коллекция будет стоить миллионы. Сорвем куш и поедем отдыхать! Доверься мне, Инну-у-усик.

Но монеты благополучно складировались в специальные альбомы, а выгода была лишь на словах.

Вот и сейчас, пока я собиралась на вечернюю смену, Андрей изучал сайты объявлений, чтобы приобрести очередную ненужную ерунду.

– Так все, я ушла. Обед на столе, не забудь помыть посуду и вынести мусор, – словно в пустоту сказала я.

– Угу, – только и выдавил из себя Андрей, не услышав ни единого моего слова.

В магазине обнаружилась очередная недостача, и мне пришлось задержаться на работе. Домой я пришла под утро с дикой головной болью.

Мне хотелось быстро принять душ и завалиться в кровать. Когда я открыла входную дверь, в нос ударил едкий неприятный запах.

– Я же просила вынести мусор, – крикнула я, – ты издеваешься, Андрей!

Но Андрюша крепко спал, и, вероятно, видел прекрасный сон, потому что его лицо расплылось в улыбке.

«Крепкий, блин, богатырский сон», – подумала я, борясь с желанием вылить на мужа стакан ледяной воды.

Я даже не удивилась, когда увидела на кухне гору грязной посуды.

– Да ну ее к черту, – от раздражения я выругалась вслух. – Все, теплый душ и спать!

И как только я начала проваливаться в сон, раздался звонок в дверь.

– Андрей, звонят, – мне вставать совершенно не хотелось, – открой.

Но муж только буркнул, перевернулся на другой бок и перестал реагировать на мои толчки.

– Да кого там принесло, – с полузакрытыми глазами я подошла к двери, – сейчас звонок сожжете.

Так настойчиво в дверь мог звонить только один человек. И я очень хотела, чтобы мое предположение было ошибочным.

– Нонна Александровна, – на пороге стояла свекровь. – А я и не знала, что вы к нам собираетесь.

– Да я в город приехала по делам, вот решила сначала вас проведать, – объяснила неожиданный визит свекровь.

«Действительно, какие могут быть дела в городе в выходной», – подумала я, но решила, что лучше у Нонны Александровны ничего не уточнять. Иначе пришлось бы выслушать длинный монолог о том, что на пенсии тоже бывает много дел, а мы, молодые, ничего в этом не понимаем.

– А Андрюшенька мой где? – поинтересовалась свекровь.

– Спит, – мое раздражение нарастало, – и мне тоже после работы хотелось бы отоспаться.

– Вам лишь бы поспать, – Нонна Александровна не уловила мое послание. – Слушай, я же не просто так. У меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться!

– Вы там можете потише, – крикнул из спальни муж. – Развели бабский треп, спать невозможно.

– Ой, сыночек, – залепетала свекровь, – извини, мы будем шепотом. Так вот, Инночка, моя подруга решила отпраздновать свой юбилей с шиком и размахом. Но только бюджет не позволяет заказать даже недорогой ресторан. Вот я и предложила ей отметить дома. Ну а что, нанять на вечер повара будет куда дешевле.

– Это все прекрасно, – перебила я свекровь, – но я правда с ног валюсь.

– Ну вот, я к ней с хорошими новостями, а она даже чая не предложила, – Нонна Александровна по-прежнему не реагировала на мои слова. – Ты же по образованию повар! Может, возьмешься? Оплата 40 тысяч, за вечер.

Предложение свекрови мне показалось интересным. Зарплата в этом месяце у меня выходила мизерная, а тут практически месячный бюджет.

– Хорошо, Нонна Александровна, – согласилась я, – дайте подруге мой номер, чтобы мы могли обсудить детали.

Я наивно полагала, что после моего согласия свекровь уйдет. Но ей очень хотелось общения, поэтому в течение двух часов мне пришлось выслушивать о том, как ей тяжело живется, что ее дом разваливается, ремонт стоит дорого, а колорадский жук практики уничтожил картофель и взялся за баклажаны.

На самом деле Нонна Александровна просто очень любила жаловаться. Дом был старенький, но вполне добротный. Достаточно было бы косметического ремонта, но свекрови очень хотелось не только полностью сменить интерьер, но и заняться перепланировкой.

– О, вы еще сидите, – Андрей наконец-то проснулся и пришел поздороваться с мамой, – а мы что, обедать не будем?

– Вот-вот, – поддакнула свекровь, – я тоже проголодалась.

– Нонна Александровна, у вас же были планы, – намекнула я свекрови о том, что она засиделась.

– Да какие планы, – Нонна Александровна упорно не замечала моих намеков, – хоть с Андрюшенькой пообщаюсь.

Только к вечеру свекровь засобиралась домой. «Хорошо хоть с ночевкой не осталась», – подумала я, когда закрывала дверь за мамой Андрея.

После ее визитов я всегда была выжата как лимон, поэтому мне понадобилось всего несколько секунд, чтобы уснуть.

На следующий день мне позвонила Ираида Вячеславовна, подруга свекрови. Мы обговорили все нюансы, и к выходным я была готова приступить к работе.

Только потом я поняла, почему подруга Нонны Александровны предложила такую щедрую сумму за мои поварские услуги. Кроме готовки на мои плечи легло и обслуживание гостей, и мытье посуды.

– Инночка, ну ты же нас не оставишь, – уговаривала меня свекровь во время празднования юбилея, – столько всего предстоит убрать и вымыть. Мы с Ираидой и до завтра не успеем, а у тебя вон как все ловко получается.

– Ладно, – я поддалась на уговоры только потому, что к концу застолья мне должны были заплатить.

Когда гости разошлись, я убрала со стола, вымела мусор, расставила мебель на свои места и закончила с посудой.

– Инна, спасибо вам большое, все было очень вкусно, – Ираида Вячеславовна немного замялась. – Но, понимаете, сейчас у меня нет нужной суммы, чтобы заплатить вам. Завтра я буду в городе и завезу. Вы же не против? Вот расписка.

– То есть как это нет, – мне не хватало словарного запаса, чтобы выразить свои чувства в тот момент. – Завтра за аренду квартиры платить, а мы еще собирались с мужем на рынок…

Я вдруг запнулась. Во-первых, мне не хотелось, чтобы кто-то посторонний знал о наших проблемах с деньгами. А, во-вторых, свекрови очень не нравилось, что мы с мужем покупали одежду на рынке. И Нонну Александровну не волновало, что на дорогие бутики ее сын не зарабатывал.

– Ладно, только чтобы завтра в первой половине дня, – я старалась говорить максимально строго, – иначе…

Окончание фразы я не придумала, но мне показалось, что свекровь с подругой поняли, что я хотела сказать.

Вот уж действительно, показалось. Денег я не увидела ни на следующий день, ни через неделю. Моей зарплаты хватило заплатить за аренду, а «доходы» мужа ушли на небольшой пакет продуктов.

– Слушай, отдаст тебе тетя Ираида эти деньги, – пытался успокоить меня супруг. – Мама с ней дружит еще со школы, так что не обманет она тебя.

Слова Андрея имели обратный эффект. С каждым днем я злилась все сильнее. Пришлось выпросить на работе небольшой аванс, так как денег совсем не было.

– Так, Андрей, я забрала аванс, завтра едем на рынок, – я пересчитывала купюры и мысленно прикидывала, на что этих денег может хватить, – покупку пальто, видимо, и в этот раз придется отложить. Ботинки, все-таки важнее.

От размышлений меня отвлек дверной звонок.

На пороге стояла свекровь и Ираида Вячеславовна.

– Инна, прошу прощения еще раз, – подруга свекрови виновато опустила голову, но от нее за версту веяло неискренностью. – Обстоятельства просто были. Вот, держите, 35 тысяч.

– Это еще почему? Мы договаривались на 40! – я взяла деньги и машинально положила к своему авансу. – Или зарплата в конвертах тоже начала облагаться налогами?

– Инночка, ну зачем ты так, – вмешалась в разговор Нонна Александровна, – это я взяла на такси и так на мелочи. Мы с Ираидой целый день по строительным магазинам мотались. Не пешком же бегать! Для ремонта вот, смотри, сколько всего накупили. Кое что еще присмотрели…

– Какая наглость, спасибо хоть не все потратили!

Нонна Александровна многозначительно посмотрела на огромные пакеты, которые она оставила в прихожей. А чтобы произвести еще большее впечатление, свекровь достала несколько валиков, которые, по ее словам, были качественными и удобными.

– Наконец-то ты зарплату получила! Ты же поможешь своей свекрови с ремонтом, – улыбалась она, глядя на мои деньги. — Я подсказала. Услуга за услугу.

– Ну уж нет, – вскипела я, – мы завтра едем с Андреем на рынок. А тут и так едва хватит на самое необходимое.

– Инна, я же тебе говорила, что мой сын не должен ходить в вещах низкого качества, – возмутилась свекровь, – ладно ты мне не помогаешь, но хоть на Андрюше не экономь.

Тут мое терпение лопнуло. Я буквально вытолкала Нонну Александровну и ее подругу из квартиры.

– Андрей, – обратилась я к мужу в надежде на поддержку, – ты почему ничего не сказал. Это же наглость!

– Ой, Инна, ваши бабские разговоры мне не интересны, – заявил супруг. – Разбирайтесь сами.

Андрей сел заниматься привычным для себя делом – поиском дорогих монет, а я отправилась на работу. Мне было так обидно, что я едва сдерживала слезы. В обеденный перерыв все же разрыдалась.

– Инна, ты чего, – в комнату неожиданно зашла администратор Света. – Что случилось?

Я старалась скрывать от коллег свои проблемы. Но в этот раз я не смогла сдержать эмоций и рассказала Свете обо всем: о муже-тунеядце, о назойливой свекрови с ее ремонтом и даже о том, что уже второй сезон не могу купить себе пальто.

Мне всегда казалось, что Светлана очень высокомерная и надменная девушка. Но, внезапно она прониклась ко мне сочувствием.

– Так, дорогая, вытирай слезы, – коллега протянула мне салфетку, – вечером идешь домой, собираешь вещи и приезжаешь ко мне. И никаких отговорок я не принимаю. Там решим, что тебе делать дальше.

– Но Андрей… – пыталась возразить я.

– Я бы сказала, кто твой Андрей, но ты снова расплачешься, – в голосе у Светы чувствовалась сила и уверенность.

Вечером я приехала домой, муж все также сидел около ноутбука.

– Андрей, я ухожу, – сказала я, наблюдая за реакцией супруга.

– Что, опять на работу, ты ж только пришла, – муж подошел и неожиданно обнял меня. – Я же соскучился!

В объятиях родного человека я забыла обо всем. Как я могу оставить Андрюшку, я же так сильно его люблю! Ну и пусть он мало зарабатывает, на жизнь же нам хватает. А вдруг он завтра действительно заработает миллион?

– Я тоже соскучилась, – я поняла, что не хочу никуда уходить. – Кстати, я тут подумала, что Нонне Александровне действительно пора сделать ремонт. Позвони ей, пусть завтра заедет за деньгами.

Я была уверена, что если позвоню Светлане, то она снова уговорит меня уйти от мужа. Поэтому решила отправить СМС: «Света, извини, но я не могу бросить Андрея. Не жди меня сегодня. И спасибо за сочувствие».

Оцените статью
– Наконец-то ты зарплату получила! Ты же поможешь своей свекрови с ремонтом, – улыбалась она, глядя на мои деньги
Бабушке 61 год, у нее семеро внуков и формы молодой девушки. Как ей удается такое?