«Мама, как ты могла?!» — сын не мог поверить, что его мать продала их любимого пса

Неожиданное решение матери

— Мама, извини, но это ни в какие ворота не лезет. Как это можно было сделать?

— Я ждала подобной реакции… но думаю, что вы меня поймёте, — ответила Людмила Ивановна.

— Да как тебя понять?! Ты бы хоть нас спросила. И объяснила. Может мы бы и поняли, — продолжал возмущаться Иван. — Вот уж не ожидал от тебя такого…

Иван и Римма — супруги и они две недели назад отправились в отпуск. Незадолго до этого Иван попросил свою мать, Людмилу Ивановну, забрать к себе на время отдыха собаку, которая жила у них с Риммой.

Людмила Ивановна согласилась, но вдруг почти перед самым отъездом заявила, что сходит с ума от того, что её соседи затеяли ремонт.

— Целый день штробят. Никакого покою. У них там не стены уже, наверное, а сплошной дуршлаг! — возмущалась она. — Голова болит. Ни прилечь, ни почитать, ни телевизор посмотреть. Вот я и подумала, сын… Можно я на время вашего отпуска к вам перееду? И с Тапиком буду гулять, и кормить и ухаживать. Да он бедняга и сам не сможет спокойно жить у меня в этом шуме. Даже собаке не понравится такое!

Римма с Иваном переглянулись. Отказывать было невежливо. Всё-таки они сами попросили Людмилу Ивановну о помощи, и проявить такое не гостеприимство было бы верхом неблагодарности…

Иван с Риммой женаты уже десять лет. Поженились по большой любви. Детей у них пока не было, так сложилось. Сначала не хотели торопиться, хотели карьеру построить, чего-то добиться. Потом хотели выплатить ипотеку за квартиру, в которую они поселились, после того, как съехали от мамы Ивана.

Когда ещё молодые жили у Людмилы Ивановны, у них появился Тапик, милый и забавный беспородный пёс, которого подарила им подруга Людмилы Ивановны ещё щенком. Её собака принесла шесть щенков, и женщина пристраивала их в добрые руки. Тапик, несмотря на беспородность, оказался очень умным и сообразительным псом. Римма и Иван увлеклись его дрессировкой и научили множеству забавных трюков. Уезжая от Людмилы Ивановны они забрали собаку с собой.

Насчёт отсутствия у пары детей Людмила Ивановна втайне грустно вздыхала. Но что было поделать, если они не хотели?

— Тапик у вас вместо ребёнка! Не дело это, — ворчала она, высказывая недовольство сыну, когда, бывало, он заезжал к ней в гости. Жили они недалеко друг от друга. Родители Риммы жили в другом городе.

— Мам, ну не начинай! — сердился Иван. — Всему своё время, не торопи события. Как отец говорил, помнишь? Не беги вперёд паровоза!

— Отец… Царствие ему небесное… Надо бы на кладбище съездить, убраться там.

— Давай съездим. В этот выходной! — Иван был рад, что мать сменила тему.

Иван и Римма зарабатывали хорошо, однако пока платили ипотеку, не могли себе позволить отдых. И вот последний платёж был произведен, и они могли складывать деньги на путёвку. Наконец летом долгожданный момент настал: Иван и Римма стали собираться в поездку на море.

Людмила Ивановна была очень рада за детей и обещала присмотреть за Тапиком. Но когда её соседи затеяли ремонт, планы поменялись, и мама Вани на время переехала к ним.

— Езжайте, детки, отдыхайте, ни за что не беспокойтесь, — Людмила Ивановна обнимала Ивана и Римму, стоя в прихожей. Внизу, у подъезда уже ждало такси, которое отвезёт их аэропорт. В глазах у мамы Ивана заблестели слёзы. Она очень волновалась за детей. Тапик находился тут же в прихожей. Он вился вокруг ног и мешался.

— Ну-ну, не прыгай так, отойди, сейчас на лапу тебе кто-нибудь наступит! Тапик! — пыталась приструнить его Людмила Ивановна. Но пёс не слушался, видимо всеобщее возбуждение передалось и ему.

— Мам, ты только когда гулять будешь, занимайся с ним, играй. Он привык. Мы в парк обычно ходим, ну тот, где мостик…

— Что ты волнуешься, Ваня! Разберёмся мы с ним. Знаю я, где парк и мостик. Сходим, погуляем. Мне самой, вон, врач велел больше гулять и двигаться. Тапик как раз вовремя у меня «случился».

— Людмила Ивановна, чуть не забыла вам сказать, — вдруг вспомнила Римма. — Машинка стиральная у нас сломалась вчера, придётся на руках вам стирать. Приедем, новую купим. Хотя там пока не на что будет, наверное, ну посмотрим.

— Ой, ладно делов-то бельишко моё простирнуть! Постираю на руках. Я же постельное стирать не собираюсь. Не нужна она мне, машинка ваша, не переживайте! — ответила Людмила Ивановна. — Ну, всё, давайте, а то опоздаете. Самолёт ждать не будет. Счастливого пути.

Она чмокнула сына и невестку в щёки, утерла набежавшую слезу и перекрестила их на дорогу.

— Ну что, Тапик? Будешь хорошо себя вести? — произнесла Людмила Ивановна, когда дверь за детьми закрылась. — Я куплю тебе сахарную косточку! Знаю… знаю, что ты ешь только собачий корм. Но побаловать-то тебя надо! Идём спать. Поздно уже.

Пёс послушно прошествовал на свою подстилку в коридоре, улёгся и положил голову на лапы.

На следующий день утром в парке было прохладно. Людмиле Ивановне, не смотря на лето, пришлось надеть куртку.

— Август… вот и лето пролетело, — вздохнула Людмила Ивановна. — Ну, Тапик, будешь трюки свои выполнять? Посмотрю, не забыл ли?

Тапик гавкнул, как будто бы не соглашаясь с женщиной и говоря: «Ну как можно забыть?!»

Сначала Людмила Ивановна подняла палку, и пёс стал через неё прыгать. Получалось у него это так задорно, что Людмиле Ивановне хотелось улыбаться и прыгать вместе с ним, да и сама собачья морда Тапика, как будто бы расплывалась в улыбке. Потом Тапик по команде несколько раз успешно притворялся неживым, ложась на траву. Там он лежал некоторое время без движения, закрыв глаза, а потом по команде поднимался, отряхивался и с горящими от возбуждения глазами и виляющим хвостом, ждал новой забавы. Потом Людмила Ивановна достала из кармана куртки пакетик с угощением, которое взяла с собой. Это был сыр. За него Тапик был готов делать всё, что угодно, даже выполнять сложный цирковой трюк, которому когда-то давно научила его Римма.

Людмила Ивановна аккуратно положила маленький кусочек сыра на нос Тапику, а он, подкинув его, поймал и вмиг слопал. А потом ещё раз. И ещё.

Вдруг пожилая женщина услышала совсем рядом заливистый детский смех. Она обернулась и увидела худенькую девочку лет восьми, сидящую в инвалидной коляске. Рядом с ней стояли мужчина и женщина. Очевидно, это были её родители. Увлёкшись игрой с Тапиком, пожилая женщина не заметила, как они подошли.

— Какой забавный! — звонким голоском сказала девочка. — А ещё можно, чтобы он сыр поймал?

Людмила Ивановна достала кусочек, и Тапик повторил трюк «на бис». Девочка снова засмеялась и даже захлопала в ладошки. На её щёчках появился румянец.

Женщина, которая держала инвалидную коляску за ручки, вдруг заплакала и воскликнула:

— Ты слышал, Дима? Она смеётся! Девочка наша! Евочка! Ты выздоровеешь! Обязательно выздоровеешь! Я знаю.

Она кинулась обнимать, целовать и тормошить дочь.

А мужчина, который стоял с ней рядом, подошел к Людмиле Ивановне и сказал:

— Доброе утро! А можно он мне лапу даст?.. Как зовут тебя, чудесный пёс? — последний вопрос предназначался Тапику.

***

— Продайте его нам! Мы любые деньги готовы отдать!

— Вы с ума сошли!

Родители тяжелобольной девочки уже битые полчаса уговаривали Людмилу Ивановну продать им Тапика. Они присели на лавочку в парке. Солнце уже поднялось и стало припекать. Людмила Ивановна расстегнула куртку и стала обмахиваться газетой, которую в начале прогулки купила в киоске.

— Я же вам объясняю. Это не мой пёс, это собака моего сына и невестки. Надо подождать, пока они вернутся из отпуска через две недели и…

— Мы не можем ждать. И у нас нет двух недель, — сказал отец девочки, которого звали Дмитрий, — Неделю назад врач выписал Еву домой. Она почти не ходит, ослабла и совсем ничего не ест. Принимает кучу лекарств, а также каждый день к нам приходит медсестра и ставит ей капельницы. Несмотря на это болезнь прогрессирует, и врачи ничем не могут нам помочь. Нас отправили домой. Ждать конца. Ева она… Она уже несколько месяцев не улыбалась, не то чтобы смеяться. А тут… Тут произошло чудо! Она засмеялась.

— Мама он такой классный! — Ева все время, пока происходил разговор, гладила и чесала Тапика, нагнувшись к нему из своего кресла. Тапик прыгал через её руку, приседал, повизгивал и усиленно махал хвостом.

— Врачи сказали, что шанс всё-таки есть, — тихо проговорила женщина. — Болезнь Евы редкая, малоизученная, но были случаи спонтанного выздоровления. Нам сказали, что кроме лечения, нужно много гулять, отвлекать ребенка, нужны положительные эмоции. И ваш пёс…

— Поверьте, если бы это была моя собака, то я отдала бы её вам, но…— тихо сказала Людмила Ивановна после долгой паузы.

— Пожалуйста! — женщина встала на колени и сложила умоляюще руки.

Людмиле Ивановне стало не по себе. Она подумала о том, что родители девочки очевидно от горя уже в полном отчаянии и потому не совсем адекватны.

— Хорошо, — медленно произнесла она.

***

— Погоди… Ты продала нашу собаку?! — Иван думал, что ослышался. Они с Риммой только что вернулись с моря, и мать объявила им эту новость. — А нас ты не подумала спросить?

— Я не хотела портить вам отдых, простите, ребята. Я даже отказывалась от денег, мне было стыдно и перед ними, и перед вами, но они настояли… Словом, на те деньги я вам купила машину стиральную. Самую лучшую. Надеюсь, вам понравится… Ваша-то сломалась, — совсем тихо произнесла Людмила Ивановна и отвернулась. Она хотела скрыть слёзы. Ей было ужасно неудобно перед сыном и невесткой, но и девочку было очень жаль.

— Я каждый день приходила к ним домой, чтобы повидаться с Тапиком, — произнесла она, справившись с эмоциями.— Он очень скучал и бросался ко мне со всех ног. Они сказали, чтобы и вы приезжали к ним в любое время. Что Ева любит, когда приходят гости…

Когда Римма и Иван вошли в квартиру, где жила Ева, оттуда пахнуло запахом лекарств. Девочка сидела на полу около дивана в гостиной и играла с Тапиком. Почуяв своих бывших хозяев, пёс стремглав бросился к ним. Он очень соскучился. Тапик начал лизать руки Риммы, прыгать и повизгивать. Иван ласково трепал его за ухом, он тоже соскучился по нему.

— Ваш пёс сотворил чудо, — торжественно сказала мама девочки Ольга. — За две недели Ева окрепла. Стала кушать и больше вставать с кровати. Она почти всё время проводит, играя с Тапиком.

— Мы подружились! — улыбнувшись, сказала девочка.

Словно в подтверждение её слов Тапик оторвался от Риммы и бросился к ней, виляя хвостом.

— Мы будем скучать по нему… — вздохнув медленно сказала Римма.

***

— Это невозможно… Права была твоя мама, как можно было отнять у ребёнка шанс на выздоровление? — сказала Римма, как только они вышли из квартиры.

— Мда… ситуация, — Иван почесал затылок. — Но всё же это наш пёс. Мне будет его не хватать. Он так долго жил у нас и я к нему привык.

— Ничего, отвыкнешь, — неожиданно весело проговорила Римма. — Я тут подумала… А не пора ли нам завести ребёнка?

Домой они вернулись возбуждённые, с сияющими глазами. Людмила Ивановна всё ещё гостила у них: тот сосед с перфоратором прекращать ремонт не собирался. Римма и Иван тут же объявили ей о своём решении.

— Вот так новость! — Людмила Ивановна села на кухонный стульчик от удивления. — Я рада за вас, ребята!

— Даа, что ни делается, всё к лучшему, — добавил Иван. — Так что скоро вместо Тапика тут будет командовать другой «Тапик»…

***

Прошло полгода. Девочка Ева пошла на поправку. Благодаря Тапику у неё произошло то спонтанное выздоровление, о котором говорил врач. А Римма ждала малыша. Судя по УЗИ, это был мальчик.

Оцените статью
«Мама, как ты могла?!» — сын не мог поверить, что его мать продала их любимого пса
Галкин в курсе, чем живет российская сцена. Веселится по поводу Киркорова в колготках и прочих