— На квартиру ты ещё накопишь, а мне нужно свои долги погасить — Заявляла свекровь без зазрения совести

Мы были женаты с Владом уже третий год, и разочарование в муже во мне постепенно крепчало. Да, он был красивый, работал на довольно хорошей должности в крупной строительной фирме, любил меня, и я это чувствовала, но то, как он был привязан к своей маме, меня дико раздражало.

Про таких мужчин говорят «маменькины сынки». Я тоже когда-то на эту тему с удовольствием пошутить могла, но теперь мне было вовсе не до шуток. Порой доходило до абсурда. Например, мы шли в магазин за новыми футболками Владу, и он фотографировал их матери, отправляя ей фото на мессенджер, чтобы та одобрила покупку.

— Ты не находишь, что в тридцать лет такое поведение выглядит как минимум странным? — пеняла я супругу, на что тот виновато улыбался.

— Зай, ну не бухти, маме приятно будет. А мне не сложно. Она расстраивается, когда я с ней не советуюсь.

— Ты во всем с ней советоваться намерен? А жена тебе зачем тогда? Жил бы с мамой своей, — делась я.

Такие перепалки у нас в семье были делом обычным. Влад был поздним ребенком у Елены Сергеевны. Дался он ей очень тяжело. И рождался долго и трудно, и маленький чем только не переболел. Да еще и муж тогда у свекрови из дома ушел, бросив ее с малолетним долгожданным дитем.

Пятнадцать лет все сына ждали и хотели, а когда тот родился, папу быстренько сдуло. Он оказался не готов к такому счастью. Ну и, понятное дело, что Елена Сергеевна надышаться своим «сладеньким Владенькой» не могла. Он был самой большой драгоценностью одинокой, брошенной неблаговерным женщиной.

Бессонные ночи, потом работа на две ставки в училище, чтобы все у ее сына было лучшее, только сблизили свекровь с единственным чадом. Она любила его какой-то совершенно нездоровой любовью, что меня тоже безумно в ней раздражало. Какие-то кривляния, сюсюканья, а мне одни советы «как правильно Владеньку кормить, поить, одевать». Брр!

К счастью, наведывалась к нам свекровь не часто. Я Владу сразу сказала – злоупотреблять моим гостеприимством его маме не стоит. Тот пытался возражать, но я была непреклонна. Слушать ее придирки мне было неприятно, и сама я к ней в гости тоже, понятное дело, не навязывалась.

Кроме того, для ссор у нас с мужем была еще одна веская причина. Он частенько грохал на свою мамашу чуть не половину своей, неплохой, в общем-то, зарплаты. Уже на втором году брака я организовала все так, что бюджет у нас теперь был раздельный. Я платила за съемное жилье, муж отвечал за продукты и корм коту.

Поначалу он противился разделенным деньгам, пеняя мне, что в семье так не принято, и вообще, зачем считать копейки, потраченные на маму. Но беда в том, что там были потрачены далеко не копейки, а постоянно ругаться из-за этого я уже устала. Хотелок, кстати, у свекрови было всегда хоть отбавляй. То с ремонтом ей помоги, то в санаторий ее отправь здоровье поправить, то новую шубу надо, ведь старой уже больше десяти лет. Все лекарства, если она болела, покупал сын, да и значительную часть продуктов своей матери тоже оплачивал Влад.

Кстати, решение разделить бюджет я приняла после одного весьма неприятного случая. Свекровь в очередной раз присела на уши своему сыночку, чтобы тот оплатил ей поездку к морю. Сердобольный Влад так и сделал, вот только деньги он взял из нашей общей копилки, и предназначались они на нашу с ним поездку на море.

Я бы и не скоро узнала об этом, если бы не разболелся зуб, и пришлось срочно мчать к стоматологу. И вот, когда пришел час расплатиться за услугу, и обнаружилось, что на карточке средства сказали «ек». Я тогда дома закатила супругу скандал и больше никаких общих копилок с мужем не устраивала.

Последнее время мне все острее хотелось свое жилье. Мысленно я уже покупала новые шторы, вышивала декоративные подушечки на диван, присматривалась к стиральным машинкам, так как наша была уже сильно старенькой. Влад решил включиться в процесс и честно каждый месяц отдавал мне определенную сумму на будущее жилье.

— Галя, потерпи чуть-чуть, еще буквально месяцок, и можно первый взнос в ипотеку делать, — мечтательно вещал Влад перед сном, приобнимая меня за талию.

— Мечтаю, Владь, правда. Так надоело уже в съемных жить, честное слово. Свое все же это свое, с него на выход не попросят. Можно будет ремонт делать, какой душе угодно, мебель купить. Ух, жду не дождусь. Я тут пару вариантов присмотрела уже, и вообще постоянно сайты мониторю, времени не много осталось, лучше заранее найти, что покупать будем.

— Давай спать, завтра мама обещала заехать, — сказал муж.

Я насторожилась:

— Это зачем еще?

— Ну, у нее там что-то случилось, она поговорить хочет… — уклончиво ответил муж и демонстративно поспешно отвернулся, делая вид, что очень устал и уже засыпает.

А вот ко мне сон никак не шел. Я лежала, глядя в стену, и думала, для чего завтра заявится свекровь. Видеть ее не хотелось совершенно.

«Денег опять просить? Ну да, а зачем еще-то, у нее одна тропинка за копейкой – к сыночке своему», —раздраженно подумала я, чувствуя, как сон наконец потихоньку меня окутывает.

Утром, как и предвещал супруг, заявилась Елена Сергеевна. Яркий маникюр и яркая помада говорили о том, что настроена женщина весьма серьезно. Мы сухо поздоровались, а мать с сыном крепко обнялись, словно год не виделись.

Я, хоть и не рада была незваной гостье, все-таки порезала на красивое блюдце рулет со взбитыми сливками, присыпанный сахарной пудрой, расставила в вазочках конфеты, варенье, сушки с маком, поставила чайник.

— Мам, что-то случилось? — Влад заботливо заглядывал в глаза свекрови.

— Ох, и не спрашивай, милый мой. Галя, не надо мне так много молока лить, я фигуру берегу, чтобы столько жирного себе позволить, — Елена Сергеевна посмотрела на меня с явной укоризной, —Я тут брала кредит же, чтобы кухню новую сделать. А это было как раз, когда из санатория вернулась. Ну и как-то так получилось, что выплачивать взносы мне оказалось не по силам…

— Мам, но почему ты не сказала сразу? — Влад взял мать за руку, явно выражая ей полную поддержку.

— Ну, а что говорить? Я понимаю ведь, у тебя есть жена, тебе не до матери… Кому я, старая, нужна.

«Ну все, пошла тяжелая артиллерия, – я даже глаза к потолку закатила, — Сейчас распишет, как она всю жизнь на сына положила, муж, нехороший человек, ее бросил, а она золото, а не женщина, и уж так о сыночке со снохой заботится.»

— Мама, ну что ты. Ты же у меня одна, и я у тебя один, к кому же тебе, как не ко мне с бедой прийти? – Влад всегда велся на эти россказни о трудной жизни свекрови, и сегодняшняя сцена повторяла множество предыдущих.

Елена Сергеевна уже и слезу пустить успела. Но так, для вида, чтобы тушь не потекла. Женщиной она была моложавой и ухоженной. Кстати, несмотря на долги, на гель-лак денег хватило, на современную стрижку и окрашивание волос тоже! Меня начинала все больше злить сложившаяся ситуация.

— Мы бы рады помочь, Елена Сергеевна, но давно запланировали с Владом квартиру купить. Вот как раз накопили на первый взнос, и в следующем месяце уже будем со своим жильем, — попыталась урезонить явно намекающую на финансирование мать мужа.

— На квартиру ты ещё накопишь, а мне нужно свои долги погасить — Заявляла свекровь без зазрения совести

Я опешила и растеряно перевела взгляд на Влада. Тот сочувственно кивал матери, отчего мне стало окончательно тошно.

— А кто в эти долги влез, а? Вам горела эта кухня? Вы старую меняли семь лет назад, и сейчас снова приспичило. Теперь приходите к сыну и ко мне, и не стыдно вам денег просить, — меня так и подмывало сказать что-то еще более обидное, но меня все же воспитали с уважением к старшим.

— Ты вообще молчи, я не к тебе пришла, а к своему сыну. Не смей на меня голос повышать! Я его родила, ночами не спала, я его одна растила, чтобы такой пигалице мой золотой мальчик мой достался.

«О да, сокровище просто», — мысленно негодовала я.

— Влад, мы все с тобой уже решили. В следующем месяце вносим ипотечную плату, переезжаем в свое жилье. Твоя мама взрослая женщина, сама разберется со своими долгами. Почему мы должны их оплачивать? На что она рассчитывала, когда новую кухню после санатория ставила? Что сын безропотно все оплатит, так? А ничего, что сын женат, и жена тоже как бы работает и права голоса имеет? И на квартиру я копила тоже.

— Зай, ну мы же не можем оставить маму в беде, — Влад просительно посмотрел на меня.

Просто взгляд олененка Бэмби!

— Пока твоя мама тут, спрошу – с тобой в детстве ничего не приключалось плохого? Что же ты такой тогда бесхарактерный вырос. Я тебе говорю здесь и сейчас, если ты оплачиваешь долги матери, я от тебя ухожу. Я больше так жить не могу. Мы не обязаны содержать твою маман, у нее есть свой дом, своя пенсия. Пусть научится жить по средствам, все-таки седьмой десяток уже на свете живет, — я все меньше стеснялась в выражениях.

Было обидно до слез и горько, что муж так разочаровал меня. Но это было еще не все.

— Я понял тебя, Галя, но маму я бросить не смогу. Отдай мне часть отложенных на квартиру денег, которые я со своей зарплаты вложил, и закончим этот цирк.

— А ты мне прошлый долг вернуть не хочешь, нет? Совсем обнаглел? Ничего я тебе не дам, даже не думай. Я дом хочу свой, и он у меня будет. А ты езжай со своей мамашей и живи, как хочешь, — я твердо была намерена сделать так, как сказала.

Не получит он от меня не копейки. Откладывать покупку жилья я была не намерена, даже если мы с Владом расстанемся. Три года потрачены на человека впустую, он всегда будет на стороне своей матери, а я всегда буду для него на вторых ролях. Меня совершенно не устраивал такой расклад.

Я тоже любила свою маму, тоже помогала ей по мере сил, но ей бы и в голову не пришло вот так безапелляционно заявиться к нам в дом и жаловаться, что она вся в долгах, которые погасить должна ее дочь. Требования же денег со стороны моей свекрови были делом привычным, и муж считал, что все так и должно быть, и правильно помогать матери в ущерб собственной семье.

Сейчас, как никогда, я порадовалась, что с детьми мы повременили. Влад точно не тот человек, от которого стоит рожать ребенка. Да и надежды, что от Елены Сергеевны с внуками будет какая-то помощь, у меня никогда не было. Она слишком влюбленная в себя эгоистка, которая привыкла жить за счет сына. Если бы муж от нее не сбежал, уверена, что она так же бы супругу на шею села и ножки свесила.

Влад долго уговаривал меня отдать ему с мамой деньги, я категорически отказала, собралась и ушла, напомнив, чтоб к моменту моего прихода ноги их тут не было. Все карточки я предварительно сгребла в сумку, опасаясь оставлять их в одном доме с Владом и этой ушлой особой.

Две недели спустя состоялся веселый и шумный переезд в новую квартиру. Ипотеку одобрили быстро, зарплата у меня была более чем платежеспособная. Перебраться в новое жилье помог парень моей близкой подруги. Мы все вместе сидели вечером на живописном балконе с видом на старый парк, где огромные каштаны упирались темно-зелеными кронами в закатное небо.

Оформлением документов для расставания с мужем решила оформлять уже после того, как разберусь с новым домом. Выбрала квартиру я быстро. Просто вошла в эту просторную комнату на восьмом этаже и почувствовала, что это мое. Перевезла со съемного жилья кое-какую мебель, Влад сказал, что ему от меня ничего не нужно.

Оставшиеся маски окончательно слетели с моего теперь уже почти вывшего супруга. Он опустился до оскорблений и какого-то полного нездорового обожествления своей матери, «которую ни за что не бросит, ведь я оказалась совсем не той, кого он любил». Теперь я была не уверена, любил ли он меня, да и я его, скорее всего, не любила, когда поняла, какой у Влада характер.

Все же мне хотелось пройти жизнь рука об руку с мужчиной совершенного другого склада. И я уверена, что обязательно встречу его, и буду счастлива. А брак с Владом – просто опыт, который многому научил меня и помог учесть ошибки. К сожалению, у жизни нашей нет черновика, писать ее приходится начистившую, но тем только интереснее. Теперь у меня есть собственный дом, который я обустрою на свой вкус, присмотрюсь к мужчинам вокруг, займусь собой. Давно хотела начать бегать. А тут как раз парк совсем рядышком. Завтра же утром и побегу – к счастливой себе!

Оцените статью
— На квартиру ты ещё накопишь, а мне нужно свои долги погасить — Заявляла свекровь без зазрения совести
Ален-Фабьен стал настоящей копией своего знаменитого отца