Невестка просит тёщу пожить на даче во время медового месяца, но тёща уже знает её истинные планы

«Мама, вы могли бы на даче пожить?»

Перебирая обрезки ткани, оставшиеся после работы над последними заказами, Маргарита Викторовна услышала приглушённые шаги и повернула голову. Её сноха, Татьяна, стояла в дверном проёме.

— Снова вы возитесь со своими тряпками!.. А ведь могли бы пойти прогуляться, проветриться. Что вы из дома не выбираетесь? – недовольным голосом спросила Татьяна. – Может, вам билеты в театр купить? Сходите развеяться…

— Спасибо, Танечка, но зачем же тратиться? Я вот думаю, куда мне обрезки пристроить. Лоскутное покрывало сшить? Или пустить на ленты для плетения ковров?

— Ленты… покрывала… ими уже всё в доме устлано. Вы лучше погуляйте сходите. В конце концов, вы ведь должны понимать, что мы с Артёмом нуждаемся в уединении.

Маргарита Викторовна вспыхнула от смущения. Она совсем об этом не думала. Не мешала сыну со снохой, но и мысли себе допустить не могла, что стесняет их своим присутствием.

— Что же вы сразу-то не сказали? Конечно, я вспомнила, что обещала зайти к подружке, которая в библиотеке работает. Вот сейчас этим и займусь, а тряпки подождут. А Тёма когда вернётся?

— Да скоро вернётся. Он недалеко ушёл, до магазина.

Маргарита Викторовна засобиралась. Руки женщины дрожали. Она задумалась, что поступила неправильно, сама не позаботившись о том, чтобы не смущать молодожёнов.

Женщина наскоро собралась, вышла из квартиры, но по пути вспомнила, что забыла свой кошелёк и вернулась. Потихонечку, чтобы не смущать сноху, которая вроде как собиралась в ванную, Маргарита Викторовна прошла к себе. Она услышала голос Тани из спальни сына, и почему-то остановилась. Подслушивать женщина не хотела, но всё произошло как-то само по себе.

— Ну свекровь мне попалась тугодумка, конечно. Элементарное ей объяснять приходится. Но это ничего! Сейчас немного додавлю на Артема, и выкинет он свою мамашу из квартиры, а я стану полноправной хозяйкой. Он должен понимать, что жить вместе не дело. Я хочу ремонт уже тут поскорее сделать по-своему. И вообще… хоть она меня не трогает, но лишний раз не кашлянуть в квартире. Сама понимаешь, как это напрягает. До неё вот пока не дошло, что ей здесь не рады и места в квартире для неё больше нет. Ничего, я непременно всё втолкую. Пусть уже молодым даст пожить нормально.

Маргарита Викторовна забыла даже как дышать. Что плохое она сделала Татьяне, чтобы говорить о ней такие вещи? Она приняла возлюбленную сына как родную, позволила им после свадьбы жить в своей квартире первое время, пока на первоначальный взнос не накопят. Честно говоря, она планировала помочь детям с взносом, думала продать дачу, куда в последнее время ездила очень редко, так как была занята работой. И теперь слышала слова, от которых бросало в пот.

Придя в чувство, женщина забрала кошелёк и потихонечку выскользнула из квартиры. Ни к какой подруге идти она, конечно же, не собиралась. Решила, что прогуляется немного, может быть посмотрит новые ткани или фурнитуру – это было её любимым занятием. Именно этим Маргарита Викторовна и занялась. До поздней ночи она гуляла, а когда уже продрогла, вернулась в квартиру. Сын со снохой выглядели недовольными. Не поделили что-то? Лезть в их отношения Маргарита Викторовна не планировала. Однако она подумала, что придётся поговорить с Артёмом о продаже дачи. Раз Татьяне так хотелось свой уголок поскорее получить, то следовало задуматься о приобретении собственного жилья. Конечно, она пока не планировала устраиваться на работу и говорила, что хочет пару месяцев после свадьбы отдохнуть и привыкнуть к семейной жизни, но… любишь кататься – люби и саночки возить. Хочется собственное жильё – придётся заработать на его покупку. В своё время Маргарита Викторовна заработала на квартиру и купила её без чьей-либо помощи.

На следующий день поговорить с сыном женщина не успела, потому что слишком рано Артём ускользнул на работу. Зато Татьяна попивала чай, сидя на небольшой кухоньке, с мечтательной улыбкой рассматривала всё, словно и впрямь рассчитывала, что в ближайшее время станет хозяйкой.

— Доброе утро, — улыбнулась она Маргарите Викторовне.

После услышанного вчера неловко было улыбаться в ответ. Маргарита Викторовна чувствовала себя ужасно. Ей хотелось бы поговорить с Татьяной откровенно, но с чего начать.

— И тебе доброе утро. Вижу, моя вчерашняя прогулка пошла на пользу? Настроение прекрасное, румянец на щеках появился, — сама не зная, зачем вообще затронула эту тему, сказала свекровь, открыла холодильник и достала йогурт, который готовила самостоятельно, разливала по баночкам и каждое утро съедала на завтрак.

— Мама, а вы могли бы на даче пожить? У нас медовый месяц всё-таки. Неудобно каждый раз просить вас прогуляться. Сами должны понимать, что наши отношения с Артёмом сейчас держатся на волоске, мы привыкаем к семейной жизни, а это непросто сделать, между прочим.

Маргарита Викторовна открыла было рот, чтобы сказать что-то против, но тут же закрыла его. Идея была неплохой, но, учитывая намерения Татьяны… Она ведь планировала сначала ненадолго отправить свекровь на дачу, а потом и вовсе избавиться от её присутствия в квартире. И вряд ли на самом деле мечтала об уединении с молодым мужем, ведь Артём приходил с работы уставший, ему не до романтики было. И отпуск взять не получилось, потому что немало денег потратил на свадьбу.

— Нет, Танечка. Не могла бы. Следовало вам с Тёмой раньше подумать о медовом месяце, может, квартиру сняли бы? А я работаю, мне уезжать надолго нельзя. Вот сегодня приедет девочка, мерки делать будем.

— Вы бы могли взять отпуск на пару недель, — недовольно продолжила Татьяна. – Вы поймите, нам нужно больше времени проводить друг с другом. Мы с Артёмом малыша хотим. Вы же тоже говорили, что мечтаете о внуках.

Разговор со снохой казался чем-то слишком интимным. Не должны они вести такие. Или просто Маргарита Викторовна была старомодной? Однако женщина испытывала неловкость. Покашляв, чтобы прочистить горло, она выдавила из себя улыбку.

— Я не требую от вас чего-то. Если внуки появятся, буду рада, конечно, но рекомендовала бы для начала встать на ноги. Вы ведь сами ещё как дети, нет собственной крыши над головой, да и как ты сама говоришь – притираетесь друг к другу.

Татьяна поняла, что так просто избавиться от свекрови не получится. От чудесного настроения не осталось и следа. Подскочив из-за стола, буквально бросив кружку в раковину – и как не разбилась? Чудо! – женщина убежала в комнату.

Маргарита Викторовна глубоко задумалась. А любила ли Татьяна Артёма на самом деле? Она ведь сразу сказала, что после свадьбы будет отдыхать, а не работу новую искать, частенько говорила, что именно мужчина должен обеспечивать семью. Работа у Артёма была хорошая, но если Татьяна только из-за этого вышла замуж, чтобы сидеть дома и ничего не делать, то брак такой долго вряд ли продержится. Хоть лезть в чужие отношения не хотелось, но Маргарита Викторовна решила поговорить с сыном. Она договорилась с Артёмом встретиться в кафе рядом с бизнес-центром, где он работал, в обеденное время.

— Мам, мне Танька мозг выносила, теперь ты будешь? Я не собираюсь никуда тебя из собственного жилья выгонять. Можешь не переживать. И Таньке я уже сказал, чтобы не раскатывала губу на твою квартиру. Я придумаю что-нибудь. Вот премию на работе обещают, думаю, что сниму квартирку какую-нибудь, а там об ипотеке подумаем. Сомневаюсь, конечно, что вытяну один. Может, поторопился я, делая Тане предложение? Следовало сначала твёрдо встать на ноги.

Маргарита Викторовна говорила сыну, что слишком уж спешит он с женитьбой, но он заладил, что любит Татьяну, жить без неё не может, боится, что она его не дождётся… И вот теперь сам жалел. А ведь со дня их свадьбы прошло только полторы недели. Что будет дальше? Возможно, это действительно тот самый период, когда молодым нужно побыть вдвоём? Притереться друг к другу?

Маргарита попыталась вспомнить, как у них с мужем было, но ничего похожего в голове не возникло. Всё было хорошо, никаких претензий друг к другу не было. Только потеряла она его слишком рано. Когда Артёму исполнилось три года, на предприятии, где работал супруг Маргариты Викторовны, случилось ЧП. Её муж до последнего помогал вытаскивать пострадавших при пожаре, надышался угарным газом и не выжил. Боль всё ещё была слишком свежей, когда женщина вспоминала своего мужа. Она больше не смогла с кем-то связать свою судьбу. Появлялись в её жизни ухажёры, но так же быстро исчезали, потому что всегда Маргарита сравнивала каждого со своим мужем. И теперь думалось ей, что если есть место любви, то притираться не придётся. Всё это выдумки.

Так как девушка, обещавшая приехать на мерки, приболела и попросила перезаписать её на другой день, у Маргариты Викторовны освободилось время, и она решила, наконец, разобрать все коробки, выкинуть ненужные обрезки, разложить фурнитуру в отдельные контейнеры для удобства. Но дома настроение резко испортилось. К Татьяне пришла гостья. Хоть из комнаты и лилась музыка, но их голоса были слышны отчётливо.

— И что мне прикажешь делать? Я сначала Артёма обрабатывала и пыталась вбить ему в голову то, что нужно мне, а теперь должна бабку эту обхаживать? Она мне костью в горле стоит. Не понимает совсем, что её сынок больше такую красивую и умную жену не найдёт, если я от него уйду. Что ей вот не живётся спокойно? Сама мужика найти не смогла, так хоть бы о сыне позаботилась. А может, мне прямо сказать, что я его брошу, если она квартиру не освободит? Она вроде бы Артёма любит…

Маргарита Викторовна оступилась, а так как ламинат был старенький, он заскрипел, и Татьяна ахнула.

— Всё! Кажется, вернулась ведьма. Делаем вид, что говорили о своём… да хоть о шмотах. Я придумаю, как мне от неё избавиться, — прошептала Татьяна.

— Не нужно ничего придумывать. Вас пока двое, будет проще вещи собрать. Я всё слышала, а притворяться, что всё хорошо, я не умею. Не знаю, чем я не угодила тебе, Татьяна, ведь и слова плохого в твой адрес никогда не сказала, но раз уж на то пошло, вместе жить у нас не получится.

— Как хорошо, что вы приняли правильное решение! Какие вещи вам помочь собрать? Мы всё сделаем быстро.

Подруга Татьяны, кажется, не разделяла её энтузиазма.

— Мои? Мои не нужно, спасибо. Свои собирай.

— Как свои? А куда я идти должна? Я жена вашего сына, между прочим. Вы и его выгоните?

— А это уже его дело. Он взрослый мужчина, только ему решать, что делать, но ты в моей квартире жить не останешься. И я не пошутила. Вещи лучше собрать сразу. Я не хочу скандалить и доводить до полиции, но в моей квартире ты не останешься.

Маргарита Викторовна ушла к себе и закрылась, понимая, что с такой снохой осторожность лишней не будет. Мало ли, что может взбрести ей в голову?

Татьяна рыдала, нарочно бросала вещи погромче, но Маргарита Викторовна не откликнулась. Она понимала, что продолжать жить как раньше, а уж тем более улыбаться друг другу в глаза не получится. Даже ради сына. Артём взрослый парень, и он обязательно примет правильное решение.

Когда мужчина вернулся с работы, Татьяна начала громко жаловаться на его мать, требовать, чтобы он разобрался с ней. Артём понимал, что на пустом месте его мать не поступила бы так жестоко, ведь она и с первым взносом по ипотеке готова была помочь им. Он не слушал жену и сразу занял верную сторону. Собрав вещи первой необходимости, он сообщил Татьяне, что сегодня ночевать будут в гостинице.

— Завтра снимем что-нибудь. Надо было с самого начала так и поступить, — сказал Артём.

Он не просил от матери объяснений, лишь проверил, как она себя чувствует и пообещал, что всё будет хорошо, он справится. Маргарита Викторовна предлагала дать ему немного денег на аренду, но Артём ничего не взял.

На следующий день он заскочил к матери, чтобы собрать оставшиеся вещи, рассказал, что нашёл квартиру, но теперь ещё сильнее сомневался, что сделал правильный выбор, ведь Татьяна стала вести себя совсем иначе. Она всем была недовольна, что бы он ни сделал. И так многого требовала.

Хватило месяца, чтобы убедиться окончательно – он ошибся. Сделал ставку не на того человека. Татьяне жизнь в арендной квартире не понравилась. Она призналась Артёму, что искала обеспеченного мужа с квартирой, что аренда ей не интересна, и она не готова к такой жизни. Да и не любила она Артёма никогда. По обоюдному согласию супруги подали на развод. Маргарита Викторовна не жалела сына, ведь в этой ситуации следовало поздравить.

Возвращаться в квартиру матери Артём не стал. Он решил, что должен начать уже сейчас вставать на собственные ноги. Позднее Маргарита Викторовна настояла на продаже дачи. Денег хватило на первоначальный взнос почти в пятьдесят процентов. Артём обзавёлся собственным жильём, но вступать в новые серьёзные отношения не спешил. Хватило ему уже допущенной ошибки с Татьяной. Теперь мужчина хотел лучше узнать свою избранницу, прежде чем снова сделает предложение. Он повзрослел и радовался, что мать не давила на него, не настраивала против Татьяны, а позволила на собственных ошибках научиться, получить жизненный урок. Кто знает, как бы он поступил, начни Маргарита Викторовна обвинять Татьяну и говорить сыну, что он выбрал себе не ту жену? Он мог встать на защиту Татьяны и нескоро понял бы, что она не любила его на самом деле.

Узнав, что Артём получил повышение и купил собственную квартиру, Татьяна даже пару раз пыталась вернуться к нему, но двери его сердца теперь были плотно закрыты, и ложь Артём научился чувствовать за версту.

Оцените статью
Невестка просит тёщу пожить на даче во время медового месяца, но тёща уже знает её истинные планы
Полгода искал, куда уходит антифриз: Под машиной сухо, подтеков нет — а доливаю почти каждый день. Причину нашел не сразу