Похоже, мне уготовлена та же судьба, что и у мамы

Где он работает, не отвечает. Что-то скрывает, как мой папа…

Она вернулась домой раздражённая и это читалось на её лице.

— Вика, иди кушать! – крикнула из кухни мать.

— Не хочу, — зло ответила дочь и прошла в свою комнату.

Через минуту туда зашла мать:

— Дочка, что случилось? В институте что-то?

— Мама, ничего. Я просто устала.

— Ладно, отдыхай! — Нина пожала плечами и вышла из комнаты дочери.

Вика уткнулась в подушку, пытаясь заснуть, но сон что-то не приходил:

«Почему все парни из нашей группы стали считать меня девицей легкого поведения. Это все Лаврентий Барков распустил обо мне такие слухи. Теперь ещё и угрожает, и никто из парней не заступится, его бояться. У него отец бизнесмен, у него везде связи.

Был бы у меня папка нормальный! Заступился бы. Работает не понятно где и не понятно кем. В какие-то командировки всё ездит. Хорошо хоть денег немного зарабатывает. И вид у него… стыдно сказать, что он мой папа».

Дверь тихонько открылась, зашёл отец:

— Вика, что случилось?

— Ничего?

Николай сел на кровать:

— Давай рассказывай!

— О чём?

— Что у тебя там в институте?

Дочь села рядом:

— Я для всей группы, словно чужая. У нас есть один… Лаврентий. Я его в первый день отшила. Он теперь про меня разные гадости разносит. Что я по блату поступила в институт, что я с кем-то спа…, — она запнулась, понимаю, что есть темы, на которые с отцом говорить не стоит. – В общем, он сказал… Теперь парни из группы со мной даже не разговаривают.

Вика заплакала, отец погладил её по волосам:

— Дочка, всё образуется! Я тебе обещаю. И парень у тебя хороший будет…

— Папа, ну, что ты можешь сделать? У него отец какой-то крупный бизнесмен. И вообще у нас в группе у всех родители крутые, а у меня…, — Вика замолкла поняв, что отец может обидеться.

Но он только улыбнулся и поцеловал её в макушку.

***

Ночью, едва дернулся телефон, поставленный на вибрацию, Николай схватил его и осторожно вышел на кухню.

Когда супруга подошла к нему, он уже закончил разговор.

— Опять в командировку? – с испугом спросила она.

— Да, Нина!

— Как я не люблю твои командировки…

— Ну, что ты? – обнял жену. – Съезжу, покопаюсь там в бумажках и вернусь. Ещё и премию дадут.

— Коля, ты мне уже двадцать лет сказки рассказываешь.

— Какие сказки? — улыбнулся. — Пошли спать!

***

Он подошёл к незаметному зданию, оглянулся и прошёл внутрь. Зашёл в кабинет,

Навстречу поднялся пожилой мужчина с военной выправкой, протянул руку:

— Здравствуй, Николай!

— Здравствуйте, Матвей Павлович!

— Садись! – и сразу приступил к разговору. – Мы напали на след оружейного картеля в Сибири. Попробуем накрыть их во время сделки. В роли покупателя будешь ты. Трудность в том, что наши спецназовцы сразу не смогут быть рядом. С тобой будут три наших сотрудника. Вам надо будет продержаться минут сорок.

Они долго обсуждали детали. Николай более двадцати лет работал в этой силовой структуре и всегда под прикрытием. Он с легкостью перевоплощался в какого-нибудь криминального субъекта, никому в голову не приходило, что он сотрудник ФСБ, в настоящее время имеющий уже звание подполковника.

Даже дочь об этом не знала. Жена, конечно, догадывалась, что супруг не бухгалтер, но тот от разговора на эту тему только отшучивался. Но каждый месяц приносил приличную зарплату, иногда, с не менее приличной, премией.

— Понятно, Матвей Павлович! Сделаем!

— Николай, чувствую у тебя проблема, — начальник внимательно посмотрел на него.

— Небольшая.

— С дочерью? Давай рассказывай!

Подчинённый пересказал, услышанное накануне от дочери. Матвей Павлович улыбнулся:

— Николай, переключайся на оперативный режим. С проблемами твоей Вики я разберусь.

***

Закончились занятия в институте. Завтра суббота и пар нет.

— Эй, Вика, поехали с нами! – её догнал Лаврентий с другом.

— Никуда я с вами не поеду!

— Захочу и поедешь. Спорим!

Вышли из института. Лаврентий резко схватил её за руку. Его друг – за другую.

— Поехали, поехали!

— Эй, шпана, быстро отпустили девчонку! – перед ними стоял парень, немного не складный, но под легкой ветровкой чувствовались огромные мускулы.

— Что ты сказал? – попытался поспорить Лаврентий, но тут же получил оплеуху.

— Пошли провожу до дома! – улыбнулся парень, глядя на Викторию.

— Пошли! – скорее по инерции, произнесла девушка.

— Мы с тобой завтра встретимся! – вслед прокричал Лаврентий, но похоже на его возглас никто не обратил внимания.

— Тебя, как зовут? – спросил провожатый у девушки.

— Вика.

— Меня – Иван.

И тут девушка, словно почувствовала:

«А ведь этот парень уже знал моё имя, и пришёл проводить именно меня. Почему мне в голову пришла такая мысль? – посмотрела на парня и почувствовала, какую-то робость в его взгляде. – Похоже, в общение с разными хулиганами он чувствует себя гораздо увереннее, чем в общении с девушками. А ведь нормальный парень!»

— Вика, хочешь мороженое? – на его лице появилась счастливая улыбка, словно, после долгого раздумья, ему в голову пришло, что-то оригинальное.

— Хочу.

***

Они шли, улыбаясь друг другу, ели мороженое и тут в голову Вики, пришла ещё одна мысль:

«А ведь я ему не сказал, где живу, но он уверенно идёт в сторону моего дома. Вот и мой дом. Интересно, если я не остановлюсь возле своего подъезда».

И она вновь улыбнулась своему новому другу. Перед её подъездом он сбавил шаг, удивленно посмотрел на девушку. Видно, что-то сопоставив, улыбнулся в ответ и… они прошли мимо подъезда.

— А я в этом доме живу, — произнесла Вика. – Мы уже мой подъезд прошли.

— Да?! – спросил тот чересчур удивлённо, и тут же добавил. – Пойдём, погуляем!

— Пойдём!

Виктории вдруг расхотелось играть в сыщика. Захотелось просто погулять с этим простым, но таким сильным парнем, и она решительно взяла его под руку.

***

Гуляли долго, затем долго стояли у подъезда.

— Вика может встретимся завтра? – наконец, предложил он. – Выходной… погуляем.

— Приходи! – лицо девушки озарила улыбка. – Только не слишком рано.

— В одиннадцать.

***

Девушка забежала в квартиру. Из кухни вышла мать, с удивлением посмотрела на неё:

— Ты что такая счастливая?

— Есть хочу! – и обняла свою маму.

Зашли на кухню, и мать указала на окно:

— А это, кто был?

— Мама, сегодня ко мне пристали… в общем, хулиганы, а он подошёл, отвесил им подзатыльников и проводил меня до дома.

— Он тебя четыре часа провожал.

— Мама…

— Да понимаю я всё.

— Он и завтра придёт.

— Что-то ты, дочь, очень счастливая.

***

Вика была счастлива. Все выходные она провела с Иваном, уже не с Иваном, а с Ваней. И сегодня в институте весь день думала о нём.

Вот пары закончились, и она бросилась к выходу. И тут услышала ехидный возглас Лаврентия:

— К любимому торопишься? Ну, беги, беги!

Выбежала из двери, увидела Ивана и… подходящих к нему двух полицейских. Бросилась ему на выручку, он – навстречу, и тут один из полицейских, с лычками сержанта, положил ему руку на плечо:

— Предъявите документы!

— Всё, свободны! – и Иван резким движением сбросил руку со своего плеча.

— Ты что-то не понял? – в их руках появились резиновые дубинки.

— На, — Иван протянул сержанту красную книжицу. – Ещё раз увижу вас здесь, пеняйте на себя.

Полицейские растерялись.

— У нас приказ! – промямлил сержант.

— Твои документы! – приказал уже Иван, глянул в удостоверение на фамилию, и спросил. – Кто приказал?

— Наш начальник.

— Всё! Идите! Сам разберусь, — повернулся к подошедшим Лаврентию и его друг. – Ещё раз увижу рядом с Викой, сильно пожалеете об этом.

И бросился к девушке:

— Вика, извини! Полицейские ошиблись…

— Что-то ты с ними так вольно разговаривал?! – в голосе девушки слышался восторг.

— Но ведь я честный гражданин, ничего не нарушил, — обнял за плечи. – Пошли!

***

Этой ночью Вика долго не могла уснуть:

«Что всё это значит? Я влюблена в Ваню по уши. Он тоже меня любит. В этом не сомневаюсь. Но ведь в пятницу он не случайно очутился возле института. Словно, кто-то приказал ему меня защищать. На вопрос: где он работает, не отвечает. Что-то скрывает, как мой папа… папа. Иван вчера заходил к нам в гости, познакомился с мамой рассказывал о своих родителях. А моим папе не поинтересовался. Даже не спросил, есть ли он у меня. Словно они с ним знакомы.

Какая-то здесь загадка. Они не могут быть знакомы. Иван крутой парень, а мой папка, то ли бухгалтер, то ли экспедитор. Ой, мама тоже не спит! На кухню пошла. Пойду у неё спрошу».

Зашла на кухню:

— Что, мама, не спится?

— Смотрю и тебе не спится.

— У меня, как ты говоришь, голова любовью занята. А у тебя?

— Тоже.

Этот ответ удивил дочь, и она напрямую спросила:

— Ты папу любишь?

— Конечно, люблю.

Это откровенье для Вики было неожиданностью:

«Разве и после сорока тоже бывает любовь?», — и чтобы немного разрядить обстановку, спросила. – Мама, а кем папа работает?

— Я и сама-то не знаю, хоть мы с ним уже двадцать лет живём. Документов у него, кроме паспорта, никаких нет, да и паспорт всегда дома лежит. Квартира на меня записана.

— А квартиру вы как приобрели?

— Папе, твоему на работе дали. Сначала двухкомнатную, а когда ты родилась, поменяли на эту. Я ещё подумала, где это простому бухгалтеру трёхкомнатные квартиры дают.

— Да, странный у нас папка, — улыбнулась Вика, сопоставляя кое-какие факты.

— Куда уж далее, если ему даже позвонить с этих командировок не разрешают.

— А ведь, правда. Они ни разу с работы не звонил, и телефон у него всегда отключен.

— Это ещё не всё, — мать на секунду задумалась, словно решая, говорить или нет. — Он пару раз после своих командировок в больницу попадал. Всё говорил, что упал неудачно, но больно уж раны не соответствовали неудачному падению.

— Да-а…

— Ладно, дочь, пошли спать! Время уже второй час.

***

Прошло полмесяца. Вика теперь с удовольствием ходила в институт. Отношение к ней в группе изменилось коренным образом. Ведь вся видели ту разборку с участием Ивана и Лаврентия. Сам Лаврентий тоже изменился, по крайней мере, Вику обходил стороной.

Вот только, стала она замечать, что мама ночами долго не могла уснуть. В этот раз почувствовав, что мать встала, тоже вышла на кухню.

— Мама, почему не спишь?

— Не спится, — тяжело вздохнула она.

— Из-за папы?

— Да, — мать опустилась на стул и заплакала.

— Мама. Он же всегда в этих командировках подолгу.

— Он всегда дней через десять-двенадцать звонил и предупреждал, что задержится. Уже прошло девятнадцать дней, он так и не позвонил.

— Всё успокойся, позвонит, — но и у неё самой на сердце стало неспокойно.

***

Мелодия на телефоне Нины заиграла на следующий день, хоть номер был и незнакомый, она тут же задела зелёный кружок.

— Нина, это я, — раздался показано веселый голос мужа.

— Коля…

— Ну, что ты плачешь.

— Почему ты не позвонил?

— Где мы работали и связи-то нет.

— С тобой всё в порядке? – стала задавать самые главные вопросы. — Ты, когда вернёшься?

— Нина, только через неделю. Понимаешь, там уже зима, кругом лёд. Поскользнулся, ушибся немного.

— Коля, ну, что ты сочиняешь. С тобой, правда, всё в порядке?

— Правда. Когда я тебя обманывал? — и тут же перевел тему разговора. – Как там наша Вика?

— Дочь наша влюбилась?

— Это в кого?

— Появился у неё какой-то Иван. Такой здоровый крепкий парень. Похоже, дело к свадьбе идёт.

— Вернусь, посмотрим, что за Иван. Передавай Вике привет!

***

Уже две недели лежал Николай в госпитале после ранения. Только сегодня стал подниматься с кровати. Врач сказал: ещё недельку полежишь. Мысли в голову разные лезут:

«Похоже, работу надо менять или на пенсию идти. Тоже мне сорок пять лет и пенсионер…»

Додумать не дала медсестра:

— К вам посетитель.

Кто она сказала, и без этого ясно. Больше никто не знает, что он здесь.

— Привет, Николай!

— Привет, Матвей Павлович!

— Как здоровье?

— Нормально.

— Я тебе здесь всякого разного принёс, — посетитель поставил на тумбочку пакет. – Выздоравливай быстрее!

— Теперь торопится некуда.

— Нет, Коля, как раз есть куда. Я ведь на пенсию собираюсь. Посоветовал начальству на своё место тебя. Согласились.

— Матвей Павлович, ты что серьёзно? – больной такого не ожидал.

— А кого кроме тебя? За двадцать лет ты всю Россию исколесил. В каких только переделках не был. Ну, что согласен?

— Согласен.

— Тогда выздоравливай! Как раз приказы о твоём назначении и об очередном звании выйдут. Ладно, Николай, я пошёл.

— Матвей Павлович, можно ещё один вопрос, — на лице подчинённого появилась загадочная улыбка

— Ну, давай!

— Моя дочь влюбилась в какого-то Ивана. Наш Иван?

— Наш, конечно.

***

Нина не находила себе места. Стол накрыт, дочь с будущем зятем в комнате. Сегодня муж вернётся:

«Что же он так долго. Обещал к пяти, а время-то уже пять».

Звонок домофона заставил вздрогнуть. Бросилась в прихожую:

— Кто?

— Нина, я.

Дрожащими руками нажала кнопку. Уже шаги на лестничной площадке. Распахнула дверь, протянула руки и… застыла. В парадном мундире, с орденами и медалями на всю грудь перед ней стоял… её Коля. Шагнул через порог, обнял.

Из комнаты выбежала дочь:

— Папа!!! — И так же застыла.

Недоумённые возгласы и объятия длились добрых полчаса. Когда немного стихли, подошёл и будущий зять:

— Здравия желаю, товарищ полковник!

— Здравствуй, Иван! – и крепкое рукопожатие.

— Вы знакомы?! – удивленно спросила Нина.

— Мы с Иваном вместе работаем, — обыденным голосом сообщил Николай. – Пару раз вместе в командировку ездили.

— Бумаги перебирать? – не выдержав, съязвила Вика.

Задумчиво улыбнулась:

«Похоже, мне уготовлена та же судьба, что и у мамы».

Влюблёнными глазами посмотрела на своего жениха и радостно сообщила отцу:

— Папа, мы с Ваней подали заявление в загс!

Оцените статью
Похоже, мне уготовлена та же судьба, что и у мамы
Невестку забыли спросить: как беременная вдова и сыновья решили судьбу семьи