«Я не буду больше кормить твоих племянников. Так маме своей и передай»

Родителям надо помогать?

— В смысле вы их кормите? Ты что несёшь? — возмущённо закричала Оля.

— Стоп, стоп, кто-нибудь что-нибудь объяснит? — мужчина встал между двумя разъяренными женщинами, а вот его мать моментально исчезла в доме.

Оля и Аня всегда между собой не особо ладили. Две невестки, казалось бы, должны были объединиться против свекрови, но нет. Аню, к примеру, раздражало, что Оля не работает. Ну и что с этого? Просто она вкалывала на двух работах, а та только занималась своей внешностью. По идее, ей должно было быть без разницы, но…

У свекрови был частный дом, в котором она содержала подсобное хозяйство. И если яйца они покупали в магазине, то брат мужа получал бесплатно. Или возьмем элементарные овощи, заготовки. Свекровь пару мешков картошки даст им на всю зиму, зато младшему сыну каждый месяц по три передает. Не считая всего остального. А почему передает? Потому что они с мужем купили себе минивен, а вот Оленьке захотелось юркую красную малышку. И как в ней что-то возить?

— Они что там, только одной картошкой питаются?

Возмущался частенько ее муж, загружая полный багажник «гостинцев» для младшенького. Она ехидно смеялась. Тягай братику, рви спину, раз не можешь сказать «нет». Конечно, скорее всего, это Саша одной картошкой питается, а вот Оленька точно нет.

Муж под ее давлением пытался поговорить с мамой, но та сразу начинала оправдываться, краснея как девочка:

— Юр, не злись, это у тебя Анечка золото, а что с Оли взять. Не работает, сидит на шее. Ай, что говорить. Любовь и все.

Ане было приятно, что она «путевая» невестка, но обидно. Получается, жальче того, который лапками не бьет? Но вскоре все забылось. Практически одновременно у них появились дети, и в заботах и хлопотах конкуренция сошла на нет. Ей, правда, с сыном помогала в основном мама, а вот Оле свекровь. Потом они практически одновременно «сходили» за вторым ребенком. Но тут роли поменялись. Ее мама не могла уже помогать, занималась своим здоровьем. А вот свекровь умудрялась лавировать.

Вот так шатко и валко существовали две семьи. Самое интересное,что между собой братья были очень дружны, и искренне не понимали неприязни своих жен друг к другу. Нет, внешне было все прилично, но только внешне.

В мае они собрались вместе на выходные: сыновья с женами, детьми и их мать. Во время разговора о планах на лето выяснилось, что никто не хочет летом водить детей в детский сад. Татьяна Викторовна всплеснула руками:

— Да в чем дело? Я их посмотрю.

— Мам, а не тяжело будет? Четверо же?

Юра, занимаясь шашлыком, не сильно хотел влазить в женские дела. Но он понимал, что у матери еще огород, хозяйство. Конечно, женщины за эту идею зацепятся, им всем будет хорошо. Но он понимал, что матери уже за 60, не молоденькая все тянуть. То давление скачет, то ноги болят.

Но его мать неожиданно стала сама уговаривать невесток:

— Как сколопендры же малые, худые да бледные. А тут свежий воздух, горка, песочница, батут. Отдохнут хоть. И график установите, когда кто приезжать и помогать будет. Одну неделю ты, вторую Сашка. И все. И дети под присмотром на свежем воздухе и у вас голова не болит.

Предложение было шикарное. Два месяца лета пролетели сказочно: они несколько раз в неделю ездили к свекрови, завозили полные сумки продуктов, немного играли с детьми. А следующую неделю были предоставлены сами себе. Аня наконец-то дочитала книгу, Юра начал бегать по утрам.

Но женщина начала замечать странное. Все вкусняшки, которые ели дети, привозили они с мужем. Фрукты бабушка делила так, чтобы хватило ровно на две недели. Аккуратно расспросив своих детей, она выяснила, что брат мужа со своей женой всегда приезжали с пустыми руками. Получается, они их кормят за свой счет?

Разгневанная, она еле дождалась приезда мужа с работы. Необходимо было лично сказать ему в лицо всю правду о родственниках. Швырнув ему еле теплый ужин, она моментально начала возмущаться. Но тот, наоборот, начал критиковать ее:

—Ты же не знаешь их положение, а уже осуждаешь.

— Это обязанность родителей содержать своих детей.

— Может, мама кормит, за свой счет.

— Конечно, а то я идиотка, – заявил его жена громогласно. —И конфеты покупает аналогичные,и жвачки и чипсы? И поэтому фрукты делит?

— Хватит, а?

Что за бесхребетность? Ладно, муж тащил в зубах всю жизнь младшего, но она не позволит его семье паразитировать за их счет. Она на заводе за станком не для этого по полторы смены стоит. Чтобы Оленька себе губы на сэкономленные деньги накачала? Нет.

— Я не буду больше кормить твоих племянников — сказала как отрезала Аня. — Так маме своей и передай.

Юра поднял руки вверх в примиряющем жесте:

— Стоп, мы не знаем обстоятельств. Оля сейчас снова не работает, денег нет. А любая нормальная бабушка внукам последнее отдаст, так же как и мать своему ребенку.

— Так пусть Оля и отдает последнее, а не мы содержим всех. Нас позвали на эти выходные на шашлыки? Вот и спрошу.

— Ань, не надо, я тебя прошу.

По семейной традиции в любое время года шашлык ели на улице, сидя за огромным, шатающимся от старости столом под яблонями. И все, что шло как дополнение к шашлыку, – горячую картошку, зелень и овощи – подавали именно туда.

Но на этот раз Ане кусок в горло не лез. Она наблюдала, как племянники играют ЕЕ игрушками, хватают руками ЕЕ фрукты, пробуют ЕЕ шашлык. И Оля с Сашей не отставали, ничуть не стесняясь накладывали себе куски побольше. А ведь мясо, вино и все остальное по списку купили они с мужем.

Не выдержав, она с силой хлопнула Олю по руке, когда та протянула вилку за еще одним куском мяса:

— Не лопнешь?

— Да нет, вкусно. И больно же.

Женщина потирала руку, недоуменно смотря на Аню. Но ту уже понесло. Сколько можно молчать и делать вид, что ничего не происходит. У мужа язык в известном месте, а ей чего молчать? Она что, миллионер всех содержать? И женщина высказалась про продукты, про то,что не намерена кормить больше чужие рты и так далее.

В ответ Оля чуть не вцепилась ей в волосы. Они со стороны напоминали двух разьяренных кошек, готовых разорвать друг друга:

— Ты кормишь? Кого ты кормишь? Может быть, это твои дети за мой счет питаются?

— За твой? Да ты бы хоть огрызок от яблока им за пару месяцев привезла. Мать года. На ногти находишь и на губищи, а на игрушки детям нет денег?

— Да ты…

— Да ты…

— Стоп!!! Хватит!

Мужчины, матерясь, растянули своих жен в разные стороны. И тут Юра заметил, что мать споро пошла в сторону дома. Его кольнуло нехорошее предчувствие. Дети от криков взрослых разбежались кто куда, а вот матери явно стало плохо.

— Саша, пошли.

— Юр, мы деньги маме давали на еду. Мы же не идиоты. Она сама попросила.

Мужчина замер в недоумении. Они смотрели друг на друга, ничего не понимая. А потом Юра переспросил:

— Много?

— В среднем на неделю.

Татьяна Викторовна беззвучно плакала на кухне. Сыновья помялись в пороге, а потом тихонько подошли и обняли ее с двух сторон. Она выдохнула и начала сбивчиво объяснять:

— Мне надо газ провезти, деньги были нужны. Я вот подумала, Сашкины складывать буду, а на ваши продукты малых кормить. Я же им и ягодку свежую сорву, и помидорчики свои. Да и курочки несутся, все свое, домашнее. Зачем им столько химии. А тут во оно как. И ваши кобры между собой сцепились, и меня воровкой сделали.

— Мама,успокойся. Мы сейчас всем все объясним.

Разговор получился быстрым. Юра кратко рассказал, что произошло, а потом каждый брат отвел свою жену в сторону. Свекровь видела, как кривились лица у невесток, но они молчали. Вечер прошел скомкано.

Но зато утром ее дети спросили, сколько ей надо, чтобы провести газ. И спустя месяц доложили ей нужную сумму. Она не знала, как на это реагировали их вторые половинки, но подозревала, что не сильно радостно. Вот так и она стала плохой свекровью, решив немного сэкономить денег.

Родителям надо помогать? Пишите свое мнение, не забывайте про лайк.

Оцените статью
«Я не буду больше кормить твоих племянников. Так маме своей и передай»
— Будешь мою родню бесплатно лечить! — Выпалила свекровь