Жена заявила мужу: «Свекровь запретила мне рожать!»

Такие не меняются.

— Я хочу развода, — тихо проговорила Катя, отводя взгляд от глаз мужа.

Сашино лицо вмиг побледнело. В воздухе повис немой вопрос.

— Я отдаю тебя той, кого ты действительно любишь, — сказала девушка, осознав, что главной женщиной в его жизни всегда была мать. – Я больше не хочу быть на вторых ролях.

Девушка почувствовала, как сжалось ее горло, а глаза предательски стали намокать. Боль от многолетнего ощущения обиды наконец вырвалась наружу и чувствовалась на физическом уровне в области живота.

— О чем ты говоришь? Какая другая женщина? – Саша удивленно уставился на жену.

— Мы говорили об этом не раз. С момента нашей свадьбы твоя мама буквально высасывает из нас деньги, энергию и время. А ты спускаешь на тормоза все, что происходит, ведь «у нее и щи кислее, и оладушки пышнее». Я так больше не могу, — Катя перестала сдерживаться.

Слезы катились по покрасневшему лицу без остановки. Ей было очень жаль свои мечты, которые она так отчетливо представляла в своей голове раньше. Завидный жених, перспективная профессия, жизнь в центре Краснодара обернулись для нее постоянной борьбой за место под солнцем.

Тогда, 5 лет назад, Катя неуверенно шагнула в зал большой квартиры. Мебель, посуда, элементы декора – для девочки, прожившей большую часть жизни в коммуналке, а последние три года – в общежитие, все выглядело дорогим и хрупким.

— И как же мне так повезло подцепить парня с собственной квартирой? – ехидно улыбнулась девушка, положив руки на плечи Саши.

— Ты погоди пока, вот начну везде свои носки разбрасывать, тогда расскажешь, насколько впечатлена мной.

Катя переехала к нему довольно скоро после знакомства. Это был стремительно набирающий обороты роман, который просто требовал продолжения.

На тот момент она училась на последнем курсе Кубанского университета на журналиста, Саша был старше на 5 лет и работал руководителем отдела продаж, имея при этом достойный заработок.

Через год после переезда пара поженилась.

— Скоро сможем переделать комнату для гостей в детскую, — сказала однажды Катя, обнимая мужа и намекая на то, что готова к пополнению.

Но спустя месяц пополнение и само настигло их неожиданно – мама Саша, Людмила Васильевна, с двумя сумками стояла у порога квартиры. У нее были прекрасные отношения с сыном, как она сама считала.

Воспитание – примесь бесконечного чувства вины и долга, очень помогли в одиночку вырастить полностью обязанного ей мужчину. Она гордилась тем, что сын выбился в люди, и считала, что это полностью ее заслуга.

Стабильно при получении зарплаты Саша расплачивался по долгам за квартиру, машину и детство. Катя смотрела на это со стороны и не вмешивалась, не желая портить отношения с мужем, лишь пару раз ненавязчиво завела разговор об этом.

— Куда же вы вложили деньги с продажи дома? – девушка разливала чай и аккуратно прощупывала почву. Людмила Васильевна приехала из поселка Лазурный, где ей в наследство остался небольшой домик с прилегающей территорией, которой хватало на высадку маленького огорода.

Саша каждый год предлагал помощь с поиском квартиры в городе, но женщина не хотела переезжать. И вдруг неожиданно продала дом: быстро, но дешево.

— Частично оставила на свой будущий отпуск, частично вложила в свое новое дело.

Людмила Васильевна, несмотря на трудности, пережитые в молодости, оставалась довольно амбициозной и активной женщиной, а вместе с тем властной и заносчивой.

С такими, как она, всегда нужно быть осторожнее, про таких говорят: «не клади палец в рот – руку откусит».

Не так давно на просторах интернета женщина обнаружила для себя фирму, которая занималась продажей косметики онлайн. Обязательным условием продолжения сотрудничества с этой конторой являлся ежемесячный выкуп продукции на определенную, нужно сказать, не маленькую сумму. Именно в этот «доход» Людмила Васильевна вложила деньги, вырученные с продажи дома.

— Я решила, что не будет проблемой, если я буду жить здесь, — уверенно сказала женщина и утопила в чае ложку меда.

— Ну конечно, мы очень рады гостям! – Катя непременно решила поднять эту тему, чтобы удостовериться, что это лишь временная мера. — Надеюсь, скоро сможем подобрать для вас место жительства лучше прежнего. Я спрошу у подруги, она риелтор, подберет квартиру в удобном районе.

— Не нужно. Ни к чему нам две квартиры. Сэкономим на мне, ничего страшного, — подытожила Людмила Васильевна, намеренно выставляя себя жертвой обстоятельств.

Катя выжидающе уставилась на мужа. Она не имела ничего против его матери, но делить территорию на постоянной основе – довольно сложное мероприятие, которое ни сколь не было оправдано. А Саша лишь мотнул головой и произнес: «Как тебе будет удобно».

Он всегда поддерживал любые начинания мамы, насколько бы сомнительными они не были, и считал, что не имеет права выражать несогласие с тем, как именно действует Людмила Васильевна.

А начинаний у нее было много: макраме, изготовление свечей, варка мыла, создание ежедневников и альбомов для фотографий.

Женщина старалась найти золотую жилу и нашла ее в лице Саши, который оплачивал все оборудование и расходные материалы, другие необходимые для ее «работы» вещи, а также давал деньги на достойную жизнь.

С тех пор, как его назначили на руководящую должность, Людмила Васильевна ни дня не работала официально.

Сашино детское убеждение, что он обязан матери за свою жизнь и детство, буквально подавляло его волю и выражалось не только в несоизмеримой финансовой помощи, но и в полном согласии со всем, что говорит и делает мама.

Удивительно, как сильно взрослый и самостоятельный мужчина менялся под подобным влиянием, откликаясь на все манипуляции и становясь не разумнее маленького ребенка.

В итоге гостевая комната так и не превратилась в детскую, и за три года мало, что изменилось. Катя уже работала в издательстве, ее статьи и исследования публиковали в блоке «Семья, отношения».

Освещая радостные и печальные истории людей, анализируя ситуации с точки зрения психологии, она тем не менее никак не могла разобраться внутри собственной семьи.

Ее мнение ничего не значило, она оставалась за кадром собственной семейной жизни, где давно уже успешно правила Людмила Васильевна.

Девушка понимала причины – единственный сын одинокой матери женится на женщине, которая будет отнимать все его время и деньги – это опасность, которая может быть подавлена только полным переключением внимания на свою персону.

А в случае со свекровью Кати это было перемешано с чувством собственного превосходства и убеждением, что сын ей чем-то обязан.

Эти проблемы в голове Людмилы Васильевны могла решить только она сама, а подсказать их наличие мог только Саша, но он, казалось, был совершенно слеп в этой ситуации.

Вся бытовая химия в квартире была заменена на продукцию сетевой косметической компании, и Катя уже просто видеть не могла все эти баночки и скляночки. «Работа» Людмилы Васильевны не приносила ожидаемого дохода, и девушка осознавала, что это пустые вложения мужа и просто развлечение для его матери.

Она не раз поднимала эту тему, но каждый раз слышала лишь: «Мама знает, что делает» – от Саши, и «Нужно быть терпеливее. Не сразу дерево взрастает» – от свекрови. Только дерево не росло уже три года, а траты росли многократно.

Когда Людмила Васильевна заговорила о том, чтобы «и Катя уже начала вкладываться в семейное дело», девушка впервые задумалась, что нужно предпринимать какие-то радикальные меры.

Последней каплей стал разговор, который вообще не должен был состояться.

В канун Нового 2023 года пара впервые за долгое время выбралась из дома, чтобы провести время наедине. Уставшие после катка они уселись в маленькой кофейне.

Краснощекая, но очень довольная Катя была настолько восхищена вечером, что буквально излучала любовь, и каждый, кто оказывался на расстоянии вытянутой руки от нее, чувствовал себя обогретым.

— Саша, ты счастлив?

— Конечно, — мужчина взял девушку за руку. – Рядом со мной ты, как я могу быть несчастен.

— Я хочу ребенка, — шепотом сказала Катя, наклонившись ближе к нему.

— Прямо сейчас? – улыбнулся Саша, поцеловав руку любимой.

В этот вечер они решили, что наступила пора подарить этому миру их совместное чудо. Однако ровно через сутки, Людмила Васильевна влетела в спальню пары. Дома была только Катя, недавно вернувшаяся с работы.

— Вы не можете завести ребенка сейчас!

Ошарашенная поведением свекрови и ее заявлением девушка не сразу смогла ответить.

— Саша еще не выплатил ипотеку, у него долг за машину.

— Вы просто боитесь, что он перестанет давать вам деньги на ваши бесконечные капризы, — придя в себя, заговорила Катя. Это был первый раз, когда она позволила себе таким образом говорить со свекровью.

— Я всегда желала сыну только лучшего, пусть и просила немного помощи. Он единственный, на кого я могу рассчитывать, ведь кормила и одевала его, вырастила из него доброго и самостоятельного человека.

— Он не обязан вам за это, перестаньте это внушать всем окружающим. Вы родили сына по собственной инициативе, а не в одолжение ему. Максимум, на что вы можете рассчитывать – его помощь из любви к вам, но не из чувства долга.

Людмила Васильевна, казалось, очень хорошо понимала, о чем говорит ей Катя, но не желая отказываться от удобной жизненной позиции, после недолгого молчания воскликнула: «Все равно Саша поймет, что я права».

И Катя опасалась, что это могло быть правдой, уж сильно ее муж зависел от мнения матери.

Никакие преграды не могли остановить девушку перед стремлением забеременеть от любимого мужчины, но ему было достаточно препятствия в виде Людмилы Васильевны, это огорчало. Внутри еще теплилась надежда на его благоразумие.

Однако после недолгой беседы поздним вечером, стало понятно, что Саша безнадежно потерян сам для себя.

Еще вчера он считал идею рождения ребенка замечательной, а сегодня оперировал такими аргументами, как: «Может быть пока не время, к чему торопиться», «Мы еще не готовы, мы не сможем обеспечить его всем необходимым». Катя понимала, что так дальше продолжаться не может.

— Я хочу развод, — разговор, который должен был поставить все на свои места. Девушка осознанно сделала этот шаг, потому что на этот момент ее семейная жизнь была в полном тупике.

Сашино лицо вмиг побледнело.

— Я отдаю тебя той, которую ты действительно любишь. Я больше не хочу быть на вторых ролях.

От поглотившей обиды из-за несправедливости по отношению к ней больше невозможно было отворачиваться. Сколько раз после переезда свекрови Катя пыталась завести этот разговор, но муж не слышал ее, отрицал действительность.

Достучаться до него обычными беседами не получалось. Слезы навернулись на глаза сами собой.

— О чем ты говоришь? Какая другая женщина? – Саша удивленно уставился на жену.

— Да с момента нашей свадьбы ты постоянно твердил только одно: «мама», «мама»… У нее и щи кислее, и оладушки пышнее. Всеми нашими финансами распоряжается твоя мама. Я так больше не могу…

Саша не слышал дальнейшую речь Кати, он в шоке пытался понять, как допустил такую ситуацию. В какой момент все вышло из-под контроля? Или ничего и не было под его контролем? Как только жена замолчала, он опустился на кровать рядом с ней и посмотрел в заплаканное лицо.

— Неужели дело только в том, что мама живет с нами?

— Как ты не видишь? Она просто съела тебя без остатка. Ты сам себе не принадлежишь. Если бы не моя зарплата, нам бы пришлось очень туго. Свекровь запретила мне рожать, потому что боится потерять такой щедрый источник дохода.

Твоя мама хорошая женщина, просто она должна видеть границы, за которые ей нельзя переступать, а ты эти границы стираешь своей полной безотказностью. От этого сам же страдаешь, а еще я и наш будущий ребенок. Ты уже давно рассчитался по долгам, Саш, живи для себя, а не для своей матери.

Разговор вышел очень неприятным для обоих, но Саша уговорил дать ему шанс, пообещав, что разберется в отношениях с мамой и расставит приоритеты в пользу их с Катей совместного будущего.

Первые шаги давались сложно: сначала отказать маме в предоставлении ежемесячных больших сумм на ее пустое дело, потом разговор о том, что Людмиле Васильевне нужно жить отдельно.

Через месяц Катя выбирала обои в детскую. Со свекровью она общалась лучше, чем при совместном проживании, иногда Людмила Васильевна заходила в гости. Она тяжело переживала изменения в сыне и в собственной жизни, но в конце концов смирилась, понимая, что не оказывает больше достаточного влияния на Сашу.

Без его средств она не смогла продолжить закупаться продуктами фирмы и ее буквально вышвырнули оттуда. Зато все эти события заставили Людмилу Васильевну устроиться на нормальную работу и научили рассчитывать на себя.

Еще через год у пары появился ребенок, и теперь уже Людмила Васильевна с удовольствием помогала Саше и Кате. Вся семья часто проводила время вместе, и все были счастливы.

Однажды Саша познакомил жену со своей коллегой Алиной, которая недавно вышла замуж. Казалось, у Алины идеальный брак — муж окружил её любовью и заботой.

Оцените статью
Жена заявила мужу: «Свекровь запретила мне рожать!»
Ленивые пирожки: максимально легкий, но при этом вкусный рецепт на каждый день