— Продавай квартиру отца и отдавай деньги мне, я уже договорилась с риелтором, — сказала свекровь, заявившись с чемоданом к снохе

Инна вышла замуж за Михаила после двух месяцев отношений. Она приходила к нему на занятия по иностранному языку и между ними вспыхнули чувства.

Влюбленные поняли, что между ними много общего: оба переехали в столицу недавно, и она, и он преподаватели, и ей и ему было уже за тридцать, и они оба были в ужасе от цен на съемное жилье. Поэтому они решили делить быт пополам, а так как Инна была дамой с моральными принципами, то Михаил как настоящий мужчина предложил  оформить отношения официально.

— Я тебя люблю, мы взрослые люди, давай поженимся, — так и сказал он, захлопнув учебник и отказавшись брать с нее плату за урок однажды вечером. Инна похлопала ресницами, подумала… и согласилась. На следующий день они подали заявление в ЗАГС.

Квартиру было решено сменить на более комфортную. Инна быстро нашла подходящий вариант, и они переехали. Спустя некоторое время, влюбленные тихо расписались и стали жить, поживать.

Свадьбу решили не устраивать, лишь по факту сообщили близким родственникам о том, что сменили гражданский статус.

У Инны был только отец, и он воспринял новость спокойно. Ему не было дела до личной жизни дочери, с которой он не поддерживал близкие отношения. Он поздравил пару, пожелал им счастливой семейной жизни и перевел денег в качестве подарка. А вот мать Михаила, Тамара Владимировна, устроила скандал.

— Как ты мог?! Женился без спроса! — кричала в трубку свекровь, с которой Инна виделась только однажды — во время видеозвонка. Тогда Михаил представил Инну как свою девушку. Тамара Владимировна не произвела впечатления истерички, но Михаил отчего-то не захотел ей признаваться о том, что они планируют свадьбу. Обещал сообщить позже, да, видимо, передумал.

Позже он извинился и перед женой, и перед матерью. Было решено позвать Тамару Владимировну в гости, чтобы уладить конфликт. Но она не дождалась приглашения. Заявилась сама. С чемоданом и билетом в один конец.

Инна была крайне удивлена тем, что Миша не возражал и смирился с таким положением вещей. На все вопросы он отвечал так:

— Мама хочет как лучше.

— Как лучше?!

— Да. Она даже сдала свою квартиру для этого.

— И теперь она будет жить с нами? Что за бред?

— Она давно собиралась переехать в Москву, ко мне поближе. Будет готовить, помогать…

— Пусть покупает квартиру и живет отдельно. Я в состоянии справиться со всем сама.

— Я тоже за то, чтобы купить свою квартиру здесь. Но, милая, ты же знаешь, какие в Москве цены на недвижимость! Это нереально.

— Вот ты, Инна, чем поучаствуешь в общем деле? — влезла свекровь.

— В каком еще деле?

— Если я продам свою квартиру и вложу эти деньги в новую, то мне придется прописывать туда сына. И ты тоже наверняка захочешь прописаться туда. И как жена моего мальчика, станешь метить на наследство. Поэтому ты тоже должна поучаствовать. У тебя есть жилплощадь? — Тамара Владимировна поправила очки на носу.

— Есть квартира, в которой живет отец.

— Сколько там комнат?

— Три.

— Не жирно ему одному в трешке? — Тамара Владимировна подняла брови.

— Не жирно, — отрезала Инна и ушла. Она не собиралась поднимать эту тему, но «процесс» был уже запущен. Тамара Владимировна так просто не хотела отступаться с идеей «объединения» капитала двух семей.

На следующее утро за завтраком она положила перед Инной распечатку каких-то объявлений.

— Это что? — спросила Инна.

— Я посмотрела, за сколько можно продать вашу квартиру. Вполне неплохая сумма получается. Я уже созвонилась с риелтором, она обещала по своим каналам найти представителя у вас… — Тамара Владимировна так разошлась, что не сразу заметила, как Инна схватила со стола лист бумаги и с треском его порвала.

— Нет. Даже не думайте. Я не собираюсь продавать квартиру, которая принадлежит моему отцу. Больше на эту тему мы разговаривать не будем.

Тамара Владимировна пыталась снова разжечь скандал, но у нее не вышло. Михаила ждал ученик, который пришел к нему на занятие, а Инна уехала на работу. Пришлось Тамаре Владимировне ругаться самой с собой.

Вечером свекровь вновь подняла этот вопрос. Но опять получила твердое «нет».

— Михаил, я говорила, что тебе не следовало жениться, не посоветовавшись со мной? Так вот я скажу тебе об этом снова. Инна — не та женщина, которую ты должен был привести в дом.

Михаил пожал плечами. Его все устраивало. Борщ, котлеты, чистота в доме, а главное — перспектива платить вдвое меньше за аренду квартиры. Ну и ко всему прочему — полный холодильник еды. В последнее время он вообще ничего не покупал — всем обеспечивала мама и жена.

Он хотел как-то уладить конфликт, но любые доводы были восприняты Тамарой Владимировной в штыки.

— Или я, или она. Выбирай, — скрестив руки на груди, сказала мать.

Пока Миша что-то мямлил, пытаясь разорваться между двух «маяков», освещающих его жизнь, Инна достала два больших чемодана и стала собирать вещи.

— Успокойтесь, Тамара Владимировна. Я избавлю вашего сына от мук выбора, приняв решение самостоятельно. Михаил, мы разводимся.

— Уходишь? Ну и правильно. Нечего Мише на тебя время тратить. Он еще молодой, а ты уже старовата для него. Ему бы помоложе, да посговорчивее. девушку.

— Вот и идите, Тамара Владимировна, ищите другую дурочку. Вещи я ваши собрала. И вещи вашего ненаглядного сынули тоже, — Инна демонстративно захлопнула чемоданы и выдвинула их в сторону свекрови и мужа. Тамара Владимировна даже опешила, не понимая, что происходит.

— Мы никуда не пойдем. Это ты уходи, — Тамара Владимировна бросилась к чемодану и начала выкладывать вещи обратно. Но Инна тут же упихивала их снова в чемодан. Со стороны это могло показаться забавным и смешным. Но никто не смеялся. Михаил молча наблюдал за женщинами, переводя взгляд с жены на мать.

— Уходите.

— Нет, мы не уйдем! Уходи сама! По какому праву?! Миша! Скажи ей! Это ведь твоя квартира, как она может нас выгонять?!

— Это не его квартира. Договор с арендодателем заключен на мое имя. И оплату я производила на два месяца вперед еще до свадьбы из личных средств, все документально подтверждено! Так что выметайтесь, иначе я позвоню в полицию, — пригрозила Инна. Как не охала Тамара Владимировна, сделать ничего не смогла. Инна оказалась в выигрышном положении.

Михаил попытался выразить протест, но Инна поняла, что зря поспешила с замужеством. Когда Михаил и его мать ушли, она с облегчением вздохнула.

Может быть, она и правда была для него слишком взрослой. Во всяком случае он в свои тридцать три года все еще был маменькиным сынком. Поэтому вручив его обратно маме, Инна была спокойна.

«Пусть нянчится. А я и без него неплохо справлюсь», — подумала она и открыла окно, чтобы выветрить душный запах одеколона и духов свекрови.

— Скатертью дорожка, — она помахала разочарованному мужу в окно, и ушла накрывать на стол. На ужин у Инны было полусладкое. Повод как-никак. Впереди ее ждала новая жизнь.

Оцените статью
— Продавай квартиру отца и отдавай деньги мне, я уже договорилась с риелтором, — сказала свекровь, заявившись с чемоданом к снохе
— Привет родня, мы будем жить у вас 3 месяца — Не спросив разрешения, заявила мне свекровь