— Пусть Дашка квартиру, что получила в наследство, продаёт. Нужно сестре твоей жильё купить! — Потребовала свекровь у сына

— Даша, а почему у тебя снова пыль на комодах? Дышать этим вредно, между прочим, — возмущённым голосом произнесла Ольга Васильевна, посмотрев на сноху.

— Пыль? Мы с Мишей влажную уборку позавчера только делали. Наверное, с улицы налетело. Мы же часто окно открываем, чтобы всегда свежий воздух в квартире был.

— Значит, влажную уборку тоже нужно делать каждый день. Взрослые ведь люди. Неужели я объяснять должна такие простые истины?

Ольга Васильевна нахмурилась, покачала головой и недовольно фыркнула. Она приблизилась к дивану, скрупулёзно осмотрела его, словно искала чистенькое местечко, села и шумно вздохнула.

Со свекровью Даша пыталась поддерживать хорошие отношения, и когда та делала какие-то замечания, не воспринимала их в штыки. Ничего страшного не случится. Всегда можно выслушать, а поступить по-своему. Спорить Даша тоже не стала. Ей ли говорить, что порой времени на сон не хватает, и тут уж не до влажной уборки?.. Женщина днями напролёт работала, чтобы отложить больше денег. Они с Михаилом планировали пополнение, решили подойти к этому вопросу со всей ответственностью, купить дом в пригороде, где ребёнок сможет много времени проводить на улице, пройти медицинское обследование, а потом и рожать малыша без обременений и страхов, что на что-то не хватит. Оставалось подкопить ещё немного, а потом продать квартиру и купить дом. И вариант уже приглядели неплохой, где хозяин был их знакомым, ждал, когда они уладят все финансовые вопросы.

— А что ты молчишь? Сидишь, уткнувшись в свой ноутбук. Я должна со стенами разговаривать, что ли?

— Ольга Васильевна, мне немножечко доделать нужно. Не могу я сейчас отвлечься. Подождите минут двадцать, и я с удовольствием пообщаюсь с вами. Если бы вы приехали, заранее предупредив меня, то я бы ждала и не начала работу.

— Работа… — запыхтела Ольга Васильевна. – Работа – это то, чем люди на заводах занимаются, моя дорогая. А то, что делаешь ты… Это не работа, а так… для отвода глаз.

Дарье стало обидно. Почему-то надомную работу таковой не считали, думали, что если дома сидишь и можешь позволить себе поспать лишний часок, то не устаёшь. И вообще занимаешься пустым делом. Однако и тут спорить, отстаивая свою правоту, совсем не хотелось. Что она докажет, если будет спорить? Правильно! Ни-че-го. Да и о доходах своих трубить не хотелось. Они с Михаилом не любили хвастаться.

— Миша когда вернётся? Уже дома должен быть… — покосилась на часы Ольга Васильевна.

— Он сегодня задержится на полчасика. Мы договорились, что он заедет в пиццерию и купит ужин, так как я ничего не успела приготовить.

— Бред. Весь день просидеть дома и не успеть приготовить полноценный ужин? Дашенька, я с удовольствием могу помочь тебе научиться планировать своё время, если ты ничего не успеваешь делать по дому. Очень полезный навык, между прочим.

Дарья ничего не ответила. Снова пришлось бы объясняться, что есть работа, которую просто невозможно отложить на потом. Плохой женой она себя не считала. Она часто успевала приготовить завтрак, обед и ужин, но время от времени случались авралы, когда заказы были срочные и очень завлекательные по цене. В такие моменты Дарья нагружала себя, а Михаил делал за неё домашнюю работу. Это было нормой в их отношениях. Они не делили обязанности на мужские и женские, каждый занимался домом по мере своих возможностей.

Услышав, как открывается входная дверь, Ольга Васильевна вскочила с места и бросилась встречать сына. Дарья услышала, как женщина жалуется Михаилу, что не должна жена на шею садиться, но идти и ругаться из-за этого не стала.

— Солнышко, ты сейчас пойдешь ужинать? – спросил Михаил, заглянув в гостиную, где Дарья сидела с ноутбуком и уже почти закончила работу над проектом.

— Мне ещё немного осталось. Если хочешь, можешь поужинать со своей мамой.

— Я тебя дождусь, а маме предложу чай, конечно.

Вот только от чая Ольга Васильевна отказалась. Ей совсем ничего не хотелось, а аппетитно пахнущая пицца вызывала у женщины отвращение. Из-за вредности, конечно же.

— Я поговорить с тобой приехала, а не чаи распивать. В общем, дело серьёзное, Миша. Сестра твоя уже взрослая девочка. Ей нужно отдельно жить.

— А я говорил, что вы слишком оберегаете её, не выпуская из-под своего крыла. Карине уже двадцать пять, а она всё ещё у вас на шее сидит и не знает, что такое работа.

— Ты меня только не учи, как жить правильно. Знаю я, сколько лет моей дочери. Ты должен помочь, как старший брат. Пусть сноха квартиру, что получила в наследство, продаёт. А деньги эти вложим в покупку жилья для Карины. Между прочим, неспроста эта спешка. Беременная она. А у мужика ничего за спиной. Сам готов к нам перебраться, а нам с отцом и для себя пожить хочется.

Михаил удивлённо смотрел на мать, даже не зная, что тут можно сказать. Родители знали прекрасно, что они с женой работали и копили на дом. А квартира, полученная Дашей в наследство – это её квартира. И на неё у них уже были планы.

— Поживём там, пока ремонт делаться в доме будет, а потом сдадим её, а деньги, вырученные с аренды, переводить на сберегательный счёт. Так и на образование ребёнку накопится. И квартира будет, — с улыбкой говорила жена.

Помотав головой, чтобы хоть немного сообразить, что происходит, Михаил ещё раз посмотрел на мать. Ольга Васильевна уже всё решила. Она не просила у сына – требовала и была уверена, что он непременно согласится.

— Мам, давай начнём с того, что я в своё время ушёл в никуда. Я эту квартиру сам купил, если помнишь. Только недавно выплатил остатки ипотеки. У меня не было времени прохлаждаться, гулять по клубам и прочее-прочее. Я не спал двадцать часов в сутки. У моей сестры есть своя голова на плечах. Почему это Даша должна продавать свою квартиру и покупать что-то Карине? Пусть сестра сама подумает несколько раз, как ей обустраивать свою жизнь.

— Да как ты можешь такое говорить? Ты же знаешь, что у отца сердце больное! Куда нам под старость лет ребёнок маленький в доме? Мы с вами ночей не спали, а теперь предлагаешь с внуком пройти через мучения?

— Если честно, я ничего не предлагаю, а просто констатирую факты. Карине нужно было головой думать, когда с мужиками гуляла. Она забеременела, а расхлёбывать я должен?

Михаил старался говорить негромко, но ему казалось, что ещё совсем немного, и он сорвётся. Мать просила невозможного.

— Как же у тебя язык поворачивается? – всхлипнула Ольга Васильевна. – Я верила, что сын поможет, станет нашей опорой, а ты в итоге оставляешь ни с чем? Прав был отец, когда сказал, что ни копеечки мы от тебя не увидим, что неблагодарный ты и не умеешь платить за всё, что тебе дали. Если бы не мы, где бы ты сейчас был? Я столько вложила в твоё образование. Зачем квартире простаивать?

— Она пока простаивает. Как только наступит время, мы будем сдавать её и откладывать деньги на образование ребёнка. В отличие от моей сестры мы обо всём позаботились, прежде чем…

— Чушь! Ты несёшь какую-то чушь! Я даже слышать ничего не хочу. Скажи Дашке, что Карине нужно жильё. Пусть не рассчитывает, что квартира сдаваться будет. Ты нам обязан!

На последних словах Ольга Васильевна поспешила покинуть квартиру, а Михаил задумался. Всю свою жизнь он слышал, что обязан родителям по гроб жизни, что должен помогать сестре, даже если возможности нет, или сил не осталось.

«Помоги Карине с домашней работой».

«Помоги Карине написать реферат».

«Купи Карине мощный ноутбук, он ей нужен для учёбы».

Михаил не отказывался порой в ущерб самому себе. И вот так его теперь благодарили? Михаилу совсем не помогали финансово. Всё, что мужчина имел сейчас, он добился своим трудом. Ему скоро исполнится тридцать три, и он гордился, что к этому возрасту обзавёлся собственной квартирой, которую скоро они с женой обменяют на дом.

— Почему Ольга Васильевна кричала на тебя? Снова недовольна, что мы питаемся фастфудом? – вошла на кухню Дарья.

Михаил посмотрел на жену и улыбнулся. Если бы не Даша, то он давненько бы опустил руки. Сражаться в одиночку очень тяжело, но когда за твоей спиной надёжный тыл – все беды ни по чём.

— Иди сюда! – позвал Михаил жену.

Он взял Дашу за руку, потянул на себя, и она плюхнулась ему на колени. Мужчина рассказал о просьбе своей матери.

— Мы не можем так поступить. Ты же помнишь, что последней просьбой моей прабабушки было, чтобы эта квартира досталась нашему ребёнку? Даже если он потом решит продать или обменять жильё. Бабушка позаботилась о малыше. Почему мы должны жертвовать чем-то ради твоей сестры, которая за всё это время не воспользовалась полученным дипломом и не попыталась даже найти работу? Она прожигала жизнь за счёт родителей, а теперь вдруг мы должны обеспечивать её жильём?

— Понимаю, как это озвучит. И знаю, что прав, отказав маме, но внутри есть что-то такое… неприятное. Виню себя, словно должен был согласиться. Мне с детства внушали, что обязан помогать сестре. И я ведь старался изо всех сил, делал всё, что только мог, чтобы она ни в чём не знала нужды. А сейчас задумался и понял, что был тем самым нежеланным ребёнком, которому и любви родительской не досталось. Однако это закалило меня. Я всё научился получать сам. Заработал на жильё, встретил такую умницу и красавицу жену. Сейчас вот дом скоро купим. А всё равно чувствую себя неприятно, словно провинился и должен был согласиться.

— Если тебе так будет легче, то можешь сказать, что я против продажи. В конце концов, эта квартира моя, а я ничем твоей сестре не обязана.

Михаил понимал, что должен посмотреть правде в глаза и научиться говорить «нет» родителям и сестре, которые только требовали от него, но взамен не давали ему совсем ничего. Даже своей любви. Когда он общался с Кариной последний раз? Когда она спросила, как он поживает? Ей всё равно, в порядке ли он… Может, она его и за брата не считала?.. Мать приезжала в гости только чтобы поворчать лишний раз, что у них недостаточно чисто на её взгляд. А порой просила что-то. Нет. Так определённо не могло продолжаться, ведь теперь у Михаила была своя семья.

— Нет. Мне так не будет проще, но я разберусь. Спасибо тебе за поддержку.

На следующий день Ольга Васильевна приехала к сыну на работу и стала напирать, что он просто обязан помочь.

— Я не отказываюсь помогать вам с отцом по мере своих возможностей, но у моей сестры своя жизнь. Она взрослый человек и должна научиться отвечать за свои поступки. Если она решила рожать ребёнка, то пусть делает это, но не рассчитывает на имущество моей жены или мою поддержку. У нас сейчас своих забот много и денег просто нет.

Ольга Васильевна заявила, что она никак не ожидала такой подлости от сына, что обязательно припомнит ему всё, и что он не получит ни копейки в наследство после того, как родителей не станет. Да только Михаил ни на что не претендовал. Он всего добивался сам, и слова матери его ничуть не испугали.

Спустя время Михаил и Дарья исполнили свою мечту и перебрались в дом, к которому так упорно шли. Приглашать родителей на новоселье Михаил не стал – знал, что они только испортят настроение, будут говорить ему, какой плохой, что отказался поддержать сестру. Случайно встретившись со своей тётей, сестрой отца, мужчина узнал, что не была его сестра беременной, и эту уловку мать придумала, чтобы разжалобить сына. Карина просто требовала приобрести ей отдельное жильё, так как устала от присутствия родителей. В итоге родители разменяли свою трёхкомнатную квартиру. Сестре купили двушку в респектабельном районе, а себе какую-то небольшую комнатушку. Михаил не понимал, зачем они шли на такие жертвы и исполняли все прихоти сестры. Он решил, что никогда не будет баловать своих детей так же сильно, как баловали Карину. Они должны научиться всего добиваться трудом, а не получать просто так за красивые глазки. Будут, конечно же, подарки, но не каждый день и не по первому хотению – это точно.

Ольга Васильевна через полгода начала звонить сыну, плакать, что Карина требует у них слишком много, а им уже попросту нечего ей отдать.

— Вы сами воспитали настоящего монстра, думающего только о себе. Чем я могу помочь? Если хотите, я поговорю с ней как следует и заставлю посмотреть суровой жизни в глаза?

— Да как ты можешь такое говорить? Я думала, ты деньгами поможешь, а ты… зря я тебе снова позвонила. Больше не стану, так и знай.

Мать снова заступалась за младшую дочь, во всём винила Михаила, а ведь он ничего плохого не сделал. Они с Дашей готовились к рождению своего первенца и тратить нервы на недостойных мужчина не собирался. Он решил, что если родителям не нужен как сын, то и продолжать такое общение не следует. Однако время от времени ему звонила мать, просила денег для сестры, так как той едва удаётся справляться, а с работой никак не везёт. Михаил предлагал помощь в поиске работы, даже продукты хотел купить и отвезти Карине, но каждый раз сталкивался с возмущением, какой он недостойный сын, а потом мать сбрасывала звонок. Попытка поговорить с сестрой тоже не увенчалась успехом. Карина привыкла получать всё, что захочет. Ей нравилось это, и она не собиралась делать что-то своим трудом. Поэтому Михаил смирился и решил, что больше даже не будет пытаться оказаться полезным, а денег не даст. Если родители будут голодать, то купит им лекарства и продукты, но это всё, чем он поможет в благодарность за то, что его «не отдали в детский дом», как частенько попрекала мать.

Оцените статью
— Пусть Дашка квартиру, что получила в наследство, продаёт. Нужно сестре твоей жильё купить! — Потребовала свекровь у сына
А ведь Филей мог жениться не на Пугачевой. Но Примадонна оттерла соперницу от перспективного певца