– Я твою маму спонсировать не собираюсь – отрезала жена

Сколько бы Татьяна Борисовна не упиралась, её всё-таки выпроводили торжественно на пенсию. Дружный коллектив подарил огромный букет цветов, торт с цифрой 68 и ленту с надписью заслуженный пенсионер.

Когда сын Татьяны Борисовны — Юрий Иванович и его супруга Вера Андреевна пришли с работы, пенсионерка рыдала на кухне. Ленту она выбросила в мусорное ведро, туда же отправились цифры с торта. Букет, на глазах детей, пенсионерка театрально бросила на пол.

Вера наполнила вазу водой, подняла букет, срезала кончики стеблей под прямым углом и поставила цветы в вазу. Юрий Иванович все это время молчал.

— Юра, поставь пакеты. Я сейчас разложу продукты, — сказала Вера мужу и повернулась к свекрови, — ну, хватит рыдать. Вы знали, что когда-нибудь это произойдёт.

— Да, но не сейчас же! Я ещё полна сил, — свекровь снова заплакала, а невестка посмотрела на неё и ухмыльнулась:

— А раз полна сил, найдёте чем заняться. Давайте я Вас устрою к нам в лицей вахтёром? — предложила Вера Андреевна, которая работала завучем и преподавателем в физико — математическом лицее.

— Чтооо? — Татьяна Борисовна схватилась за сердце, — меня, человека с двумя высшими образованиями, вахтёром? Ты никогда меня не любила, Вера, но вонзать кинжал в сердце раненой птицы — это слишком.

— Мама, ну не нужно так плакать. Верунчик права. Можно найти занятие на пенсии. Не вахтёром, ладно, но заняться есть чем, — наконец-то заговорил Юрий.

— Например? — Татьяна Борисовна перестала выжимать из себя слезу и посмотрела на сына.

— Ну вот, смотри, Юра подошёл к матери с телефоном и показал найденную статью, — спорт, фотография, путешествия, обучение и приобретение новых знаний, умений, рукоделие, цветоводство, кулинария.

— Ну, рукоделие сразу вычёркиваем. Это скучно. А остальное… дай-ка прочту, — Татьяна Борисовна взяла из рук сына телефон, — а вы идите переодевайтесь. Сейчас будем ужинать и пить чай с этим ужасным тортом.

Вера и Юрий пошли переодеваться. В спальне супруга напала на мужа:

— У тебя есть что-нибудь в голове?

— Вер, ты чего?

— Ты свою маму не знаешь? — шептала жена, — что ты за идеи ей подкидываешь: путешествия, фотография, спорт. Сейчас она придумает — мало не покажется. Запомни: я твою маму спонсировать не собираюсь. Я ещё от прошлых её идей не отошла.

Юрий Иванович и Вера Андреевна Дымовы зашли на кухню, где уже был накрыт стол к ужину.

— Знаете, дети, а ведь Юрик прав, — Татьяна Борисовна послала сыну воздушный поцелуй.

— Да? И в чём же? — поинтересовалась Вера.

— Пенсионеры должны жить в своё удовольствие и ни в чём себе не отказывать, Теперь дети должны о них заботиться.

— Мама, я ничего такого не говорил, — возмутился Юрий и тут же понял, что сказал что-то не то, — вернее, дети, конечно, должны….

— Дети никому ничего не должны, — махнула рукой Вера, — Вы, Татьяна Борисовна, хотите сказать, что Юрик в детстве брал у Вас взаймы, а теперь пришла пора отдавать долги?

— Так, внимание, — громко сказала свекровь, — прекратили балаган! Лучше послушайте, что отметила для себя. Путешествия, коллекционирование, пилатес для дам пенсионного возраста, восточные танцы, фотография. Я больше склоняюсь к занятиям восточными танцами, — свекровь мечтательно улыбнулась.

— Да? А что же не пилатес, мама? — с усмешкой спросила невестка.

— Веруня, я обожаю восточную культуру, поэтому так, — не заметила насмешки Татьяна Борисовна, — а индийские фильмы, помните? Это же чудо! “Джими, Джими, Джими, ача — ача- ача”. Это моя молодость, моя жизнь! Я ещё тогда хотела танцевать в костюме со стразами и монетами. В золоте и шелках. Но Юрик был маленький, постоянно болел…

— Готовь монету на золото и шелка. Начинается, — шепнула Вера Андреевна мужу.

— Мама, может быть лучше заняться скандинавской ходьбой. Вон Ирина Станиславовна, — Юрий Иванович увидел как на него смотрит мать и замолчал на полуслове.

— В общем так, дорогие мои, — свекровь взяла нож и разрезала торт, — кружок восточного танца для пенсионеров находится на Виноградной. Завтра с Верушкой поедем посмотрим.

— Здравствуйте, приехали, — кивнула невестка, — завтра суббота и я, вообще-то, собиралась к внуку. Татьяна Борисовна, может съездим вместе к Антону и Аллочке? Там правнук Ваш, всё-таки, Марком зовут, если Вы не забыли.

— Нет, нет. Не вмешивайте меня в пелёнки. Я знаю чего вы хотите. Вы хотите чтобы я нянчилась с Мариком, а Аллочка вышла на работу. Не будет этого! Я ещё может быть хочу для себя пожить и, возможно, не буду отказываться от свиданий.

— Ну тогда понятен Ваш выбор увлечений, — ухмыльнулась Вера

— А будешь смеяться, Вера, я откажусь от танцев и выберу фотографию, путешествия и блогерство, — перешла к угрозам свекровь.

— Нет, нет, — подскочил Юрик с места, — мама, пусть танцы. Костюм, бусы — все купим и Вера тебя завтра отвезёт в клуб, — Юрий Иванович серьёзно посмотрела на жену. Вера вздохнула, согласилась и протянула свою тарелку к торту.

— Ну почему у всех мамы, как мамы: вяжут, на даче цветы выращивают, скандинавской ходьбой вон занимаются, а твоя мама собирается освоить танец живота, — вздохнула вечером в спальне Вера.

— Не все вяжут, Веруня. Я вот читал, что одна бабушка в 104 года прыгнула с парашютом и установила рекорд Гиннеса, — сказал Юрий.

— Только этого нам не хватало, — Вера закатила глаза, — ты не вздумай ей рассказать про всякие рекорды Гиннеса, которые пенсионеры устанавливают, а то ещё, не дай Бог…. Ладно, отвезу её завтра вечером в клуб восточных танцев, где группа пенсионеров занимается. Но что-то мне подсказывает, что даром нам это не пройдёт. Впрочем, как всегда, когда дело касается моей любимой свекрови.

Юрий Иванович и Вера Андреевна жили в самом центре города. Квартиру на Центральном проспекте они заработали своим трудом и оставили её единственному сыну Антону после того, как он женился. Сами Дымовы переехали к Татьяне Борисовне — маме Юрия. Женщина жила одна уже 15 лет с тех пор, как развелась с отцом Юры.

Иван Григорьевич ушёл из семьи к своей аспирантке, когда ему исполнилось 55. Татьяна Борисовна прожила с мужем 30 лет. В принципе, Иван Григорьевич выполнил своё мужское предназначение: воспитал сына, построил дом, посадил дерево, но Юрий не простил отца. Больше он не общается с родителем, зато всячески поддерживает мать.

А вот Татьяна Борисовна отнеслась к предательству мужа легко. По крайней мере, так казалось окружающим, что на самом деле происходило в душе Татьяны, никто не знал. Например, своего бывшего мужа, Татьяна называла с издёвкой “молодой человек”, “юноша”. К слову сказать, Иван Григорьевич часто звонил бывшей жене и, казалось, он сожалеет о том, что ушёл от жены. Но этот “юноша” понимал, что Таня не даст ему второго шанса никогда. Такой уж она была человек.

Дымовы планировали переехать жить к матери ещё до женитьбы Антона. Юрий Иванович понимал, что маме трудно справляться с частным домом, ухаживать за участком, да и во дворе было много мужской работы, которая женщине не по силам. И вот, наконец-то, два года назад Дымовы переехали. Жили они дружно и очень уважительно относились друг к другу.

Мелкие ссоры происходили из-за того, что темперамент свекрови не совпадал с темпераментом невестки. Спокойная, рассудительная и очень серьёзная Вера не понимала и не поспевала за безудержной энергией свекрови. Вот и сейчас Вере пришлось спланировать завтрашний выходной так, чтобы и к детям съездить, и с внуком время провести, и свекровь отвезти в школу восточных танцев.

Ровно в шесть часов вечера Татьяна Борисовна и Вера Андреевна стояла на пороге класса восточных танцев. Хореограф Оксана встретила женщин с открытой душой:

— Очень рада, что вы пришли к нам. Все больше женщин старшего возраста увлекаются восточным танцем. Это ведь не только завораживающая красота, но и здоровье! Улучшается осанка и эластичность межпозвоночных дисков. Движение диафрагмы и грудной клетки- это естественный массаж внутренних органов, а движение шеей, головой развивают подвижность позвонков. Растягиваются мышцы спины, снимается напряжение. Да вы через месяц себя не узнаете, дорогие мои, — улыбнулась Оксана.

— Нет, нет, — испугалась Вера, — я заниматься не буду. Я сопровождаю Татьяну Борисовну.

— Ну и зря! Вы хотя бы попробуйте. Наша школа дарит всем желающим пробный урок. Занятия мы проводим в свободной форме — футболка, леггинсы, лосины. А вот и наш директор, сейчас он с вами поговорит, — Оксана улыбнулась и пошла навстречу красивой, подтянутой женщине, — Анастасия Сергеевна…

— Верунь, а может и правда, пойдём, попробуем. Я на всякий случай и твою спортивную форму в рюкзак кинула, — подмигнула свекровь, а Вера Андреевна выпучила глаза и зашептала свекрови на ухо:

— Только попробуйте. Я….я… не смейте меня в это впутывать. Так вот зачем Вы меня сюда позвали! Вы, Татьяна Борисовна…., — но тут Вера заметила, что к ним приближается директор центра, прекратила разговор.

— Здравствуйте, дамы, очень рады видеть вас, — директор искренне улыбнулась, — мне Оксана Викторовна рассказала, что Вы сомневаетесь стоит ли попробовать. Не думайте даже! Сделайте первый шаг! — директор пошла по коридору, приглашая за собой женщин.
— Я Вас убью дома, так что можете не тратиться на абонемент, — шепнула свекрови Вера.

— В нашей школе в отдельных классах со своими наставниками занимаются танцовщики разных возрастов, начиная с самого раннего возраста. Это не только восточные, но и современные, бальные. Наша цель — развитие творческой и социальной, физической активности у людей почтенного возраста, пропаганда здорового образа жизни.

— Спасибо, большое. Я не готова заниматься в вашей школе, а физической и социальной активности у меня так через край, — улыбнулась Вера, — вот Татьяна Борисовна с удовольствием присоединиться к дружному коллективу группы восточного танца.

— Ну что же, спасибо за Ваш выбор. Мне пора идти. Рада знакомству.

Директор оставила “танцовщиц” и пошла по коридору дальше.

— Верунчик, а может…

— Татьяна Борисовна!!!

— Ладно. Молчу. Пойду переодеваться. Какая же ты скучная, Вера! Такое ощущение, что это ты моя свекровь, а не я твоя, — сказала Татьяна Борисовна и пошла в раздевалку.

Вера осталась в коридоре возле класса. На двери красовалась табличка: “Класс восточного танца. Группа 50+”. Вера рассматривала фотографии на стене, где были запечатлены дамы в костюмах, танцующие на сцене. Вдруг Вера услышала очень знакомый голос:

— Вера Андреевна? Добрый вечер, а что это Вы здесь делаете?

Вера оглянулась и увидела директора лицея — Алексея Витальевича. Сердце Веры чуть не выпрыгнуло из груди. От неожиданности она задала встречный вопрос:

— Добрый вечер. А Вы что здесь делаете, Алексей Витальевич?

— Я внучку на хип-хоп привёз.
— А я свекровь — на восточные танцы, — сказала Вера и поняла всю нелепость этого разговора.

— Аааа, в смысле, — Алексей Витальевич не мог подобрать правильных слов.

В это время из раздевалки вышла свекровь, подошла к Вере и Алексею Витальевичу, поздоровалась и выдала:

— Вера Андреевна, ну ты переодеваться-то будешь? Через десять минут уже занятие начинается.

Свекровь пошла в класс, а Вера застыла как вкопанная.

— Вера Андреевна, Вы тоже танцуете? — директор улыбнулся, — не ожидал, не ожидал. Прямо вот танец живота? А Вы интересный человек, Вера Андреевна, оказывается я Вас совсем не знал. Такая строгая всегда, серьёзная, категоричная и вдруг танец живота — восточные танцы! Надеюсь, эти свои танцы Вы не выкладываете на своих страницах в соцсетях? — директор перестал улыбаться и серьёзно посмотрел на Веру.

— Нет, — только и смогла ответить Вера, затем попыталась сказать, что никакими танцами она не занимается и, вообще, у неё нет никаких фотографий в соцсетях! — но Вера только пошевелила пересохшими губами.

— Что? Что Вы говорите? Не слышу Вас. Наверное на собрании педколлектива снова стоит поднять вопрос, чтобы наши коллеги не делились своей жизнью за пределами школы, в соцсетях. Не подумайте, это я не о Вас конкретно. Это касается абсолютно всех.

Вера вдруг поняла, что завтра вся школа узнает об этом разговоре и разозлилась:

— Это не Ваше дело, Алексей Витальевич, — пропустите, мне переодеться нужно. Урок сейчас начинается, — Вера, практически выкрикнула эту фразу и пошла в раздевалку.

Ни на какой урок Вера не пошла. Целый час она проплакала в раздевалке, а по дороге домой не проронила ни слова. Свекровь даже не заметила, что невестка молчит. Всю дорогу Татьяна Борисовна делилась своими впечатлениями. Она была счастлива и твердо решила, что будет посещать группу. Дома Вера молча собрала сумку. Свекровь и муж, удивлённо наблюдали этот процесс.
— Верунь, а что происходит? — наконец-то спросил Юрий.

— Верушка, ты что обиделась? Что тебя расстроило, — не понимала свекровь.

Вера не выдержала:

— Значит так, я поживу у детей. А вы тут сами вдвоём…танцоры, — Вера заплакала.

Свекровь и супруг бросились утешать Веру, но она была непреклонна. Рассказала о встрече с директором лицея, о том, как её подставила свекровь и о том, что завтра в лицее все будут знать, что “Снежная королева” — завуч Вера Андреевна Дымова “танцует танцы живота и звенит бубенчиками”.

— Меня же засмеют, а вам всё равно, — рыдала Вера.

— Веруня, да плюнь ты на них, — уговаривала свекровь невестку, — они все скучнейшие люди! Они не знают красоты жизни.

— Да причём тут они, мама, — Вера посмотрела на свекровь, — это Вы вечно что-то выдумываете. Не живётся Вам спокойно. Я так и знала, что произойдёт что-то с этими Вашими танцами. Вы бы ещё с парашютом решили прыгнуть, чтобы у нас с Юриком разрыв сердца случился, — возмутилась Вера.

— Я хотела летом, но не с парашютом, а полетать на параплане, — Татьяна Борисовна опустила глаза.

— Вот…вот…вот… — Вера не находила слов и показывая пальцем в сторону свекрови, смотрела на мужа.

Верочка, так не одна же, а с инструктором, — тихо говорила свекровь, как будто чувствуя какую-то вину.

— Хватит с меня, — закричала Вера, — вот теперь Ваш инструктор, мама, — невестка кивнула на Юрия, — а я от вас ухожу к детям. Что хотите тут, то и делайте.

Сын и невестка приняли маму с радостью, особенно рад был годовалый Марк. Единственное, что беспокоило Антона и Аллу — ссора родителей и бабушки Тани. Целых четыре дня Вера не звонила мужу и свекрови. Для неё эти четыре дня были вечностью. Она сто раз уже хотела позвонить, но сдерживала себя. Антон видел волнение матери, но ничего не говорил ей.

Он сам иногда звонил отцу или бабушке и интересовался как дела. А потом, как бы между прочим, сообщал маме.

Вере становилось легче, но не до конца. Ведь она не могла ни поделиться радостью с мужем и свекровью, ни обсудить свои дела, ни пожаловаться на коллег. Она соскучилась, даже, за мелкими ссорами. Но звонить она не собиралась.

Юрий, тоже, не звонил. Татьяна Борисовна сказала, что Вера должна отдохнуть от них и нечего доставать её своими разговорами о том, как мы соскучились.

Первым позвонил Юрий. Это произошло шесть дней спустя:

— Верунь, ты не знаешь где наша ортопедическая подушка для ног. Не могу найти. Помнишь, мы покупали, когда я в прошлом году…

— А что случилось, Юра? Ты сломал ногу, попал в аварию, ты… Юра, что случилось? — Вера вскочила с кресла и уже надевала джинсы.

— Со мной все нормально, Верунь. Мама…

— Что с ней? Юра, ты можешь быстрее говорить, что ты слова жуёшь, как верблюд, — у Веры начиналась паника. Женщина уже бежала в гараж, надевая на ходу куртку.

— Веруня, все нормально. У мамы вывих. Она вывихнула ногу во время занятий танцами. Не волнуйся. Ничего страшного. Мы уже сделали рентген, приехали домой. Я помог маме лечь и ищу ортопедическую подушку для ног.

В этот момент Вера вставила ключ в замок зажигания и завела машину.

— Подушка в гараже в верхнем ящике старого комода. В зелёном пакете. Еду, — Вера бросила трубку на соседнее сидение и тронулась с места.

Вера поцеловала мужа и обняла свекровь:

— Ну что, Татьяна Борисовна, будете теперь рукодельничать? — сказала Вера и засмеялась, — в ближайшее время никаких нагрузок на ногу.

— Ой, что ты, Верушка, мне теперь ЛФК назначат. Буду лечебной физкультурой заниматься, а летом все — таки хочу на параплане и на лёгком самолёте с инструктором. Это же….вы даже не представляете, — у Татьяны Борисовны загорелись глаза.

Юрий и Вера вздохнули.

— Ладно, посмотрим. Вместе полетим на самолёте этом вашем, а может и на параплане. Видно будет, — сказала Вера.

— Я — нет, — испугался Юра, — это без меня. Я высоты боюсь, сами летайте.

— Юрааааа, — в один голос сказали невестка со свекровью и рассмеялись.

— Нет, нет и нет. Я лучше с аквалангом. Для меня лучше под водой, чем в небо, — продолжал возмущаться Юрий.

— А мы с Татьяной Борисовной тебя и из-под воды достанем, — засмеялась Вера. На душе было спокойно и легко. Как же хорошо, когда все хорошо.

Однажды Юрий встретился со своей коллегой Алиной, которая недавно вышла замуж. Казалось, у Алины идеальный брак — муж окружил её любовью и заботой.

Оцените статью
– Я твою маму спонсировать не собираюсь – отрезала жена
Ребенку дел на 5 минут, родители маются часами. Что за примеры такие?