Бабушка мне завещала куклу, а сестре квартиру и деньги

Даже соседи удивлялись насколько непохожими росли сестры в семье Воронковых. Старшая – Маша с детства отличалась спокойствием и рассудительностью. Карина слыла грозой всего двора. Если и случались какие-то неприятности, значит, зачинщицей была младшая Воронкова.

И в школе девочки учились по-разному. Маруся аккуратно выполняла все домашние задания, и уже в пятом классе твердо решила, что станет врачом, поэтому налегала на химию и биологию. Карина заявила, что станет известной певицей, поэтому учеба ей особенно и не нужна. Родители вздохнули, но по просьбе девочки записали ее в музыкальную школу, в надежде, что Карина угомонится.

Чем старше становились сестры, тем разительнее была разница. Казалось Мария старше Карины не на год, а лет на 10-15. Родители нарадоваться не могли на старшую дочь. Никаких походов по дискотекам, свиданий и прочей ерунды. Девушка занималась в кружке медсестер и подобно локомотиву, едущему по рельсам, уверенно шла к своей цели.

Карина связалась с какими-то ребятами – музыкантами и целыми днями пропадала на репетициях в каком-то заброшенном гараже. Чего только не делал отец, чтобы вразумить непутевую дочь, и запирал ее дома, и не давал карманных денег, но все было тщетно. Карина сбегала из дома, а могла и вообще уехать со своей группой на неделю, не предупредив родителей. Но мать почему-то любила младшую дочку больше, чем старшую и во всем ей потакала. У Нины Аркадьевны по этому поводу часто возникали ссоры с мужем.

— Нина! Зачем ты опять дала Карине денег?

— Миша, девочке нужно купить новое платье на выступление!

— Вот пусть бы и покупала на те, что заработала! Кем вообще она растет? Ни работы нормальной, ни образования!

— А я верю в свою девочку! Она станет знаменитой, посмотришь!

Но мечтам матери не суждено было сбыться. Однажды, придя домой, Маша застала на кухне заплаканную Карину, и бледную маму.

— Мам, что случилось? – испуганно спросила девушка.

— Карина хочет прервать беременность!

— Ты беременна?! – поразилась Маша.

— Да, – сквозь зубы прошипела младшая сестра, – только спиногрыз мне сейчас вообще не нужен! Нам предложили гастроли, а куда я поеду с пузом?!

— Ну пузо у тебя месяцев через шесть видно будет, – возразила Маша, – это я тебе как будущий медик говорю.

— Да я вообще ребенка еще лет десять не планировала! – взвилась Карина.

— Деточка, с ребеночком я справлюсь, – встряла мать.

Видя, как переживает Нина Аркадьевна, Мария пошла на хитрость. Она обратилась к врачу, у которого должна была обследоваться сестра и попросила женщину как можно непонятнее запугать Карину, чтобы та сохранила беременность. Благо в медицинских терминах недалекая девушка мало что понимала. Знала бы Маша, что своим желанием помочь матери, она сама роет себе яму.

Несмотря на беременность Карина укатила на гастроли, и жизнь потекла своим чередом. Маша училась, родители работали, младшая сестра изредка звонила, чтобы сообщить о том, что она жива – здорова.

А когда непутевая дочь вернулась домой, чтобы в спокойной обстановке доходить последние месяцы, случилось несчастье. Позвонила Софья Альбертовна – бабушка девочек и сообщила, что неудачно упала. За старушкой нужен был уход. Конечно, на семейном совете эту обязанность повесили на Машу. А как же еще, Карине вот-вот рожать, мать будет помогать дочери с внуком, а Маша вполне может взять академический отпуск или перевестись на заочное и ухаживать за бабушкой.

— Мама! Но это же на другом конце города! Мне что теперь забросить учебу?!

— Маша, ты сама понимаешь, что кроме тебя за бабушкой присматривать некому, заодно и потренируешься людей лечить!

— А про то, что мне как-то нужно и личную жизнь устраивать ты не подумала?

— Тебе?! – рассмеялась Карина, – какая у тебя может быть личная жизнь? Ты ж от своих книжек не отрываешься! А их можно и у бабки читать!

— Да уж получше, чем у тебя!

— Девочки, не ссорьтесь, – вступился за Карину отец, – Маша, по всему выходит, что кроме тебя ухаживать за бабушкой некому.

— Не переживая, дочка, – сказала мама, – малышка немножко подрастет, и я буду помогать тебе с бабушкой.

Пришлось Марии переехать к Софье Альбертовне. Если честно, воспоминая о бабушке у девушки были не самые лучшие. Папина мама работала преподавателем в институте, и поддерживая статус профессорской жены была дамой строгой и чопорной. В ее доме нельзя было бегать, кричать, брать без спросу вещи. В общем посещение бабушки для девочек проходило под девизом «Нельзя!». Маша прекрасно помнила, как взяла с полки безумно красивую куклу (Софья говорила, что она сделана из настоящего фарфора). Бабушка так кричала, что у Маши разболелась голова. Сидеть за столом приходилось крепко прижав локти к туловищу, а вместо игр девочкам давали книги, почти совсем без картинок.

То ли дело у бабы Клавы в деревне. Там можно было бегать на речку, собирать помидоры и огурцы в огороде. Никто не ругал за испачканную одежду или сломанную игрушку. Нет, у маминой мамы было гораздо веселее.

Мария заранее переживала, что вредная старуха Софья будет изводить ее капризами и придирками. Но к удивлению девушки, болезнь сделала характер бабушки лучше. Пожилая женщина словно стеснялась своей немощности.

— Ты уж, Машенька, не сердись на старуху… Подвела я всех вас.

— Да что ты, бабушка, с любым может случиться!

— Сама – дура старая, стесняюсь в очках по улице ходить, вот и не заметила лед!

— Не переживай, бабушка, мы с тобой еще танцевать будем! – подбадривала больную Маша.

Дни походили один на другой. Подъем, завтрак, процедуры, массаж, обед… Изредка Мария вырывалась в институт – сдать зачет или экзамен, но сходить в кафе с подругами или просто прогуляться у девушки времени не было. Не говоря уже о том, чтобы познакомится с молодым человеком. Но Маше было очень жалко бабушку, и она не сетовала на свои обязанности. Благодаря стараниям внучки через пару месяцев Софья пересела в коляску и могла хотя бы минимально передвигаться по дому. А на плечи Маши легла еще одна обязанность – вывозить бабушку на прогулки. Все знают, что подъезды в старых домах вообще не оборудованы для колясочников. Поэтому хрупкой девушке приходилось ценой невероятных усилий осторожно свозить коляску со второго этажа, а потом пыхтя завозить обратно. Так прошла, зима, наступила весна.

Вот чего точно не хотела Карина, так это заводить детей и стать домашней клушей как мать. И как ее угораздило забеременеть! Это все Димка виноват. «С одного раза ничего не будет!» А как узнал о беременности – сразу слинял! И что ей теперь делать? Их группа только начала набирать обороты, не за горами запись диска, и тут такое! Конечно, ждать ее год – полтора (или сколько там положено) никто не будет. Найдут себе другую солистку. Поэтому Карина решила пару месяцев после рождения ребенка притворятся заботливой мамочкой, а потом сбежать.

В положенный срок молодая девушка родила прелестную девочку, которую по настоянию отца назвали Софией. Но крик малышки и необходимость постоянно ее кормить и переодевать очень быстро надоели Карине.

Однажды у Маши зазвонил телефон.

— Карина сбежала! – почти крикнула мать в трубку.

— Как это сбежала? А ребенок? – опешила Маша.

— А вот так! Оставила записку, что едет к своей группе! Это, мол, мы с тобой уговорили ее рожать, а ей Софочка не нужна!

— И что теперь?

— А что делать? Оформлю на работе декрет и буду ухаживать за малышкой…

Маша поняла, что ординатура ей не светит. А даже с красным дипломом без квалификации она сможет работать только медсестрой. Все ее мечты разбились.

Вечером Софья Альбертовна застала расстроенную внучку на кухне. Хоть девушка и постаралась быстро смахнуть слезы, бабушка заметила, что она плачет.

— Не переживай внучка, – вздохнула Софья, – мне уже недолго тебя мучить осталось, а как помру будет у тебя и своя практика, и самые лучшие врачи в подчинении! Недаром ты умом и характером в деда пошла.

— Да что ты бабушка! Я же обещала, что ты у меня еще танцевать будешь!

— Танцевать, не танцевать, а передвигаться по дому я могу. Поэтому пора бы тебе клиентуру набирать. Я тут поговорила с парочкой своих подружек, им то капельницу поставить нужно, то укол сделать, то давление измерить. Так что завтра созвонись с ними.

«Понятно, – подумала Маша, – бабке надоело, что я сижу на ее шее, решила меня на заработки отправить!» Но вслух ничего не сказала. По разговорам родителей Маша знала, что у Софьи Альбертовны есть и драгоценности, и накопления, но видимо жадная старуха не хотела тратиться на внучку.

Мария не стала перечить и на следующий день отправилась к одной из знакомых бабушки. Старушка была очарована вежливой аккуратной медсестрой, и порекомендовала ее другим. Через пару недель у Маши было столько пациенток, что времени на уход за Софьей почти не оставалось. Но бабуля выглядела по вечерам бодрой и веселой. Расспрашивала внучку, как прошел день, сплетничала про своих бывших подруг, а Маша рассказывала ей как они живут сейчас.

Увлеченная новым делом Маша пропустила момент, когда Софье Альбертовне стало хуже. А сама пожилая женщина тщательно скрывала свое состояние. Честно сказать, ее не столько интересовал заработок внучки, сколько то, что у большинства ее подруг были холостые сыновья и внуки. Софья очень надеялась, что кто-нибудь из них обратит внимание на Машу, и девушка сможет устроить личную жизнь. И бабушка не прогадала.

Однажды придя к милой старушке Вере Андреевне, Маша увидела приятного молодого человека.

— Знакомься, Машенька, это мой внук – Паша, – представила юношу пациентка, – а это внучек, моя добрая фея, я про нее тебе рассказывала!

— Да, Маша, бабушка действительно много о Вас рассказывала, и я очень благодарен за Вашу помощь. Я был в экспедиции в Африке, пришлось бабушку бросить одну.

— Твои дела важнее! – замахала руками Вера Андреевна, – Паша – доктор, и ездил в Африку с корпусом врачей!

— Как здорово! – воскликнула Маша и осеклась, – а вот у меня ничего не вышло.

— Не прибедняйтесь, – возразил Павел, – кто-то должен помогать и здесь. По отзывам бабушкиных подруг Вы действительно фея.

Павел проводил Машу до дома. Девушку просто очаровали рассказы молодого врача про его работу в экспедиции. И она охотно согласилась на предложение Павла встретиться еще раз.

Увидев горящие глаза внучки, Софья решила, что ее план вполне удался. «Теперь и помирать можно», – подумала пожилая женщина.

Софья Альбертовна скончалась тихо и интеллигентно – во сне. Маша, как обычно утром пришла умыть бабушку, но по бледному, заострившемуся лицу сразу все поняла. После похорон, Маша, мама и Карина убирали со стола.

— Ну что, сестрица, ты у нас теперь богатая наследница, – съехидничала Карина.

— Карина! – попыталась пристыдить дочь Нина Аркадьевна.

— А что я сказала? Конечно, бабка все Машке отписала, недаром же сестра за ней целых три года горшки выносила!

Каково же было удивление родных, когда нотариус огласил завещание. Карине доставалась и квартира, и сто тысяч на счету, а Маше бабушка завещала… куклу! Ту самую фарфоровую куклу, которая так восхищала девочку в детстве.

После похода к нотариусу девушка чувствовала себя опустошенной. В ушах до сих пор стоял хохот Карины. Мария села на диван. Обида душила ее… Она еще раз перечитала завещание: «Куклу из фарфора, с одеждой, набивкой и аксессуарами завещаю своей внучке Марии Михайловне Воронковой в знак благодарности за уход и заботу». Маша теребила красавицу куклу. Может она и стоит каких-то денег, все-таки старинная, но лучше бы бабушка оставила ей квартиру.

Вдруг из изящной кукольной сумочки выпала записка. Почерком бабушки было написано следующее: «Маша! Ты, наверное, обижена на меня, но не спеши расстраиваться! В куклу я зашила свои драгоценности, а пуговицы на платье и украшения на шляпке сделаны из настоящих бриллиантов. Я знала, что твоя мать и сестра пойдут на все, чтобы отобрать у тебя эту квартиру, поэтому и кинула им эту кость. А тебе нужно доучиваться и открывать свою клинику. Все мои подружки обещали, что будут лечиться только у тебя. С любовью, твоя бабушка Соня».

Мария была ошарашена. Хитрая Софья Альбертовна заранее предугадала, что оставь она Маше квартиру и деньги на счетах мать, упирая на то, что у Карины ребенок все равно отобрала бы их у старшей дочери. А так, пусть глупая Карина радуется, что сестре досталась старая кукла. Мария твердо решила, что ни за что не признается в получении наследства. Она обязательно откроет клинику, а если мать будет интересоваться, скажет, что Паша денег дал.

Окрыленная мечтами о будущем девушка стала собирать свои вещи. Бабушкину фотографию она бережно положила на самый верх сумки. А для поистине драгоценной куклы нашла большую коробку. Завтра она достанет свое настоящее наследство и отнесет в банк, а пока не хотелось бы разбить хрупкую фарфоровую голову.

Получив наследство от хитрой бабушки, Маша посвятила свою жизнь медицине. В один прекрасный день к ней обратилась молодая женщина Надя, которая была на грани нервного срыва. Она рассказала, что её мать отказывается помогать с тремя внучками, а муж лишь критикует их обеих

Оцените статью
Бабушка мне завещала куклу, а сестре квартиру и деньги
Беременность Орловой в 44 года. Выложила фото в боди с круглым животиком