– Я знаю, что у вас есть сбережения, отдайте их мне! Всего сто тысяч, пожалуйста, – невестка чуть ли не плакала. Свекровь опешила

Антонина Петровна нарезала пирог, налила чай себе и сыну, потом позвала его к столу:

— Петя, Петенька, иди обедать.

— Да, мам, минутку, — отозвался он.

Прошло пять минут, а он так и не появился. Антонина Петровна вздохнула и отправилась в его комнату. Петр, ссутулившись, сидел за компьютером и что-то быстро печатал.

— Петя, ну сколько можно? — нахмурилась женщина. — Я тебя жду, жду. В кои-то веки зашла вас с Олесей проведать, пирог специально испекла, и что, получается, все зря? Олеси дома нет, ты занят…

В голосе матери слышались такие обиженные нотки, что Петр щелкнул мышкой в последний раз и поднялся с места.

— Все-все, мамуль, прости. Нужно срочно закончить один проект, вот и приходится жить в этом компьютере. Пойдем, я с удовольствием выпью с тобой чаю и поем пирога. Кстати, я уже изрядно проголодался, а Олеся вернется еще не скоро.

— Она у тебя умница, — похлопала сына по плечу Антонина Петровна. — Мне вообще кажется, что тебе с ней очень повезло.

— А помнишь, мам, — улыбнулся Петр, усаживаясь за стол, — как скептически ты поначалу отнеслась к ней? Говорила, что она, как и все лимитчицы, ищет хоть кого-нибудь, лишь бы выйти замуж и остаться в Москве, а не возвращаться в Саратов.

— Ну да, было, — кивнула Антонина.— А что ты хотел, сынок? Я вдова военного офицера и столько повидала в своей жизни разных людей, что вижу всех насквозь. Сколько гарнизонов мы сменили с твоим папой — не передать. Ты маленький был и не помнишь, а я всего этого ох как наелась. И ведь везде нас окружали люди. И плохие, и хорошие. Всякие…

Антонина Петровна, как и многие пожилые люди, любила вспоминать прошлое и рассказывать о нем всем, кто находился рядом. Сейчас это был ее родной сын, но он и так прекрасно знал все истории матери, а потому, нисколько не смутившись, перебил ее:

— Мам, ты лучше расскажи о себе, — сказал он, с удовольствием откусывая кусок пирога. — Как живешь, как здоровье?

— Пока еще не жалуюсь, — махнула рукой Антонина Петровна, — поэтому и хочу попросить вас поторопиться с внуками. Тебе тридцать восемь, Олесе тридцать пять. Все твои одноклассники уже по второму ребенку воспитывают, а ты все никак с первым не соберешься.

— Мам, ну ты же все знаешь, — Петр глотнул ароматного чая.— Если бы не Олеся, я до сих пор ходил бы холостым.

Да, это и в самом деле было так. С любовью Петру никогда почему-то не везло. Долгое время он никак не мог забыть Ксению, свою одноклассницу, по которой сходил с ума много лет. Вот только она, девочка красивая и амбициозная, не хотела уделять внимание скромному рыжеволосому парнишке, который умел только вздыхать и смотреть на нее преданным взглядом.

А однажды, когда он все-таки решился и признался ей в любви, она только фыркнула в ответ:

— Послушай, ты ничего умнее не придумал? После школы я уеду в Москву и буду жить там у брата. А ты останешься здесь, потому что родственников в столице у тебя нет. Или есть?

— Нет, — покачал головой Петр.

— Вот видишь, — она протянула руку и зачем-то погладила его по щеке. — Глупенький ты мой, Петенька. Посмотри лучше на Любку Шевцову или Нину Щерицину. Самая лучшая для тебя пара. А обо мне даже не мечтай…

Но Петр не хотел ни Любу, ни Нину. И продолжал мечтать только о Ксении. Но она только смеялась над ним, а потом, на выпускном, сама подошла к нему и увлекла за собой в потаенный уголок.

— Ксюша, — ахнул Петр, когда она обвила его шею руками.

— Ничего не говори, — шепнула девушка и поцеловала его. — Это тебе на память обо мне, в благодарность за твою любовь, — сказала она и легкой походкой ушла, оставив Петра одного.

Ошеломленный случившимся, он еще долго стоял, прижимая ладони к губам. Это был его первый взрослый и такой долгий поцелуй. Петр запомнил его на всю жизнь. И потом, пытаясь строить отношения с девушками, невольно сравнивал их с Ксенией, а поскольку они все проигрывали ей, он быстро в них разочаровывался.

Антонина Петровна только вздыхала, считая годы сына и понимая, что, скорее всего, он так и останется один.

Женщина совсем уже отчаялась женить сына, когда в его жизни появилась Олеся. Шумная, веселая, неугомонная, она как-то очень быстро вошла в их семью. А познакомились они совершенно случайно. Олеся торговала на рынке в овощной палатке, и, когда Антонина подошла к ней, чтобы выбрать огурцы, помидоры и морковь, быстро и ловко подобрала нужный товар, а потом ахнула:

— Как же вы все это понесете? Тяжело ведь.

— Ничего, я сейчас позвоню сыну, он подъедет и заберет меня.

— Тогда вы можете сесть на стульчик и подождать его тут.

Антонина с удовольствием воспользовалась приглашением доброй девушки и, пока Петр ехал, успела с ней пообщаться и рассказать о себе и сыне.

Увидев Петра, Олеся воскликнула:

— Боже мой, какой красивый у вас сын. Петр, меня зовут Олеся. Мне очень приятно познакомиться с вами.

Петр привычно смутился, но все-таки сумел взять себя в руки и даже пошутил по поводу своей внешности, а вечером, сам от себя не ожидая, снова пришел к палатке Олеси, только уже с букетом цветов, и пригласил ее на свидание.

Больше они не расставались, и очень скоро Олеся перебралась жить к Петру, став его женой.

Со свекровью у нее были ровные отношения, Антонина Петровна была очень рада, что теперь и ее сын не один. А еще Антонина Петровна надеялась на внуков и каждый раз ждала радостной новости. Вот и теперь она не упустила возможности поинтересоваться у сына, не надумали ли они завести малыша.

Петр рассмеялся:

— Вот как только Олеся придет с работы, сразу и начнем.

— Баламут! — махнула на сына Антонина и повернулась на звук открывающейся входной двери. — А вот и невестушка домой вернулась.

Олеся вошла в кухню, но вместо привычной улыбки на ее лице Петр и Антонина увидели растерянность и огорчение.

— Что случилось? — поднялся навстречу жене Петр.

Она устало опустилась на стул.

— Даже не знаю, как сказать. Петя, так получилось, что на мне теперь висит большой долг. Больше ста тысяч.

Петр присвистнул:

— Нормальная сумма, но как так получилось? Ты что, кого-то обсчитала?

— Петя, я серьезно. У меня украли выручку. Еще неделю назад. Я побоялась тебе говорить. Понимаешь, просто отлучилась ненадолго, попросила соседку присмотреть за палаткой. Пришла — а денег нет. Конечно же, хозяин повесил всю недостачу на меня. И еще проценты… Я хотела взять кредит, но его не одобрили. Хозяин сказал: если завтра не отдам все деньги, он подаст на меня в суд.

— Олеся, у нас нет сейчас такой суммы, — нахмурился Петр. — Но завтра я попробую решить проблему. Одолжу у друзей или еще что-нибудь.

– Антонина Петровна, дорогая свекровь, – вдруг бросилась к женщине Олеся, – я знаю, что у вас наверняка есть сбережения, отдайте их мне, не все, конечно, а сто тысяч, пожалуйста, – Олеся чуть ли не заплакала, – у вашего сына этих денег нет, не заставляйте его влезать в долги.

– Я помогу, – Антонина Петровна побледнела, мысленно прощаясь с новой стиральной машинкой и роботом-пылесосом. – Завтра сниму деньги со счета и передам вам.

Олеся бросилась на шею к свекрови:

— Спасибо вам большое! Я никогда не забуду, что вы для меня сделали. Петя, сфотографируй нас… Вот мой телефон.

Антонина Петровна взглянула на айфон последней модели. Она не разбиралась в новых моделях, но совсем недавно видела рекламу точно такого же телефона и еще удивилась, когда услышала про его стоимость.

— Олеся, а откуда у тебя этот телефон? — с удивлением посмотрела она на невестку.

— Брат прислал, — похвасталась та. — Он же у меня на севере работает, там заработки хорошие. А я его единственная сестра.

— А-а-а, тогда понятно, — улыбнулась Антонина. — Ну ладно, я пойду, мне уже пора. Завтра обязательно увидимся.

— Мам, может быть, тебя отвезти?

— Нет, не надо. Просто вызови такси.

Антонина Петровна ушла, но поехала не домой, а к своему старому знакомому, другу покойного мужа, который всю жизнь проработал юристом.

— Тонечка, — обрадовался Виктор, увидев ее. — Сколько лет, сколько зим! Какими судьбами?

— Помощь мне твоя нужна, Витенька, — улыбнулась Антонина.

— Ну вот так всегда. Нет бы просто так заглянуть на чай…

— Обязательно, Витя, только в другой раз. А сейчас просто помоги своим советом.

Усадив гостью в мягкое кресло, Виктор внимательно выслушал ее, а потом улыбнулся.

— Не волнуйся, завтра я поеду вместе с тобой и на месте мы все решим.

Олеся ничего об этом не знала, и поэтому нахмурилась, когда на следующий день увидела, что к овощной палатке, где она работала, подходят не только муж и свекровь, но и какой-то незнакомый человек. Она рассчитывала, что деньги Антонина Петровна принесет к ней домой, а не сюда. Но спорить уже было бесполезно, потому что Петр попросил ее позвать на разговор хозяина.

— И скажи ему, что мы пришли с юристом.

Олеся покачнулась и закрыла лицо руками:

— Петя, прости. Я обманула тебя. Хозяин тут ни при чем. Я купила телефон у подруги и ей должна деньги.

Антонина Петровна всплеснула руками, когда услышала слова невестки:

— Да что же это такое? Как ты могла? Обманула всех нас. Олеся, мы же тебе верили!

— Насколько я понимаю, Тонечка, нам с тобой тут делать нечего, — сказал Виктор. — Муж и жена сами разберутся между собой.

Петр был благодарен Виктору за то, что он увел его мать, а сам взглянул на жену:

— Ты хоть понимаешь, что я мог натворить, пытаясь тебя защитить?

— Петя, прости меня! — расплакалась Олеся. — Я просто хотела быть не хуже других.

— У кого ты купила этот чертов айфон? Давай его сюда.

— Что ты хочешь делать? — всхлипнула Олеся, протягивая мужу дорогой гаджет.

— То, что на моем месте сделал бы каждый нормальный мужик. А с тобой мы еще дома поговорим.

Вечером, когда Олеся пришла домой, увидела, что Антонина Петровна снова у них в гостях. Она вздохнула и приготовилась выслушивать упреки, но вместо этого Петр подошел к ней и обнял:

— Прости. Это я во всем виноват. Мог бы догадаться, что тебе хочется какой-нибудь хороший подарок. Вот твой айфон. Я заплатил твоей подруге за него. Только, пожалуйста, больше никогда не ври мне.

— Петя, Антонина Петровна… — Олеся расплакалась. — Простите меня. Я все поняла… Просто не привыкла, что кто-то может позаботиться обо мне…

— Ладно, давайте ужинать, — улыбнулась Антонина. — Хорошо, когда все хорошо заканчивается.

— У нас все только начинается, — Олеся подняла на нее глаза, полные слез. — Я жду ребенка. Сегодня об этом узнала. Когда вы ушли с рынка, мне стало плохо. Татьяна Васильевна, моя напарница, сразу предположила, что это из-за беременности. Я купила три теста, и все они показали две полоски.

Петр рассмеялся и обнял жену:

— Глупенькая моя… Да за такую новость я купил бы тебе два айфона!

Антонина тоже обняла их. Они были просто счастливы.

Оцените статью
– Я знаю, что у вас есть сбережения, отдайте их мне! Всего сто тысяч, пожалуйста, – невестка чуть ли не плакала. Свекровь опешила
Соседи знали настоящую причину, по которой Наташа слышала по ночам детский плач из квартиры выше, но правда открылась не сразу