— Это хорошо, что невестка у нас городская и с квартирой,- ухмыльнулся свёкор, — Будет куда родню пригласить теперь

– Как же все красиво получилось, Алла! – свекровь нахваливала мой ремонт. – Нужно было подождать, вот въехали бы вдвоем и Гена помог.

– Клавдия Михайловна, Гена в командировке. А я устала по съемному жилью мотаться. Тем более, все делала бригада, – я улыбнулась и мысленно снова поблагодарила родителей.

Через месяц после свадьбы они подарили мне квартиру. О лучшем презенте было невозможно и мечтать.

– Просторно, но уютно, – заметил свекор Валентин Борисович. – Одобряю!

– Спасибо.

Первые полгода после свадьбы пролетели незаметно. Я взбиралась по карьерной лестнице, Гена пытался привыкнуть к жизни в своем жилье. Он был из деревни и долгое время каждый день ездил на автобусе на работу. Возвращался домой он уже за полночь. Но теперь все изменилось.

– Хочу сушку и посудомоечную машинку купить, – как-то вечером призналась я. – Уборка – это не мое.

Гена поцеловал меня в висок.

– Все будет, милая, все будет.

На день рождение Гены мы позвали его родителей к себе. Я наготовила несколько блюд, купила торт и фрукты.

После вручения подарков родители Гены заговорили о родственниках. А потом Валентин Борисович выдал:

– Это хорошо, что невестка у нас городская и с квартирой, – ухмыльнулся свекор. – Будет куда родню пригласить теперь. Мы раньше все по съемным мыкались, когда было нужно в город приехать.

На моем лице застыла улыбка. Я не до конца понимала, серьезно ли говорит Валентин Борисович, или так неудачно шутит. Но от вопроса меня отвлекла свекровь:

– Алла, давай, неси горячее. Мы так проголодались!

Я кивнула и убежала на кухню. Разливая блюдо по тарелкам, я думала о словах свекра. Он ведь не серьезно? Никто в здравом уме не станет без спроса заявляться в чужую квартиру, так? Я надеялась, что моим новоиспеченным родственникам хватит такта соблюдать базовые правила приличия.

Я немного успокоилась, когда за ужином тема квартиры больше не поднималась. Поэтому, неудивительно, что этот разговор позабылся за несколько недель.

Но все изменилось, когда одним утром нас с Геной разбудил звонок в дверь. На пороге стояли мать и отец мужа. Свекровь широко улыбалась.

– Дети, а мы к вам на несколько дней! У нас в доме чинят проводку, вот мы и решили тут переждать, – Клавдия Михайловна щебетала, не обращая внимания на мое застывшее лицо.

Когда выдалась возможность, я утащила Гену на балкон.

– Милый, что все это значит? Родители тебя предупреждали, что приедут?

– Нет, – удивленно ответил он, – а должны были? У нас так не принято.

Я уступила, не желая нарываться на скандал. Но три дня в доме с родителями Гены меня вымотали. Оказалось, что Клавдия Михайловна искренне считала, что мужчины – боги в человеческом обличье. Она постоянно хлопотала над своим мужем. Свекор даже сахар в свой чашке не размешивал! А разговора о том, чтобы прибраться дома или вымыть посуду, и вовсе не шло. Свекровь еще мне пеняла:

– Почему ты заставляешь Гену пылесосить? Он ведь мужчина!

– И что? Мы вдвоем мусорим, вдвоем и убираем.

– Вот уйдет от тебя к той, кто будет его ценить – пожалеешь.

Я вздернула бровь, но поспешила сбежать в другую комнату. Порой, разговаривать с Клавдией Михайловной было невозможно.

Наконец, они уехали, а я вздохнула с облегчением. Свою позицию я обозначила сразу:

– Гена, больше никаких непредвиденных гостей! Я хочу спокойствия в своей квартире.

Муж кивнул, принимая мои условия. Но легче от этого не стало. Теперь часто он встречал меня со словами:

– Завтра к нам приедут гости!

То есть, Гена ставил меня в известность! Отлично он выкрутился.

Со временем я перестала обращать внимание на его родителей. Они стали для меня фоновым шумом, с которым пришлось смириться. Я ничего не говорила Клавдии Михайловне, когда та делала все за своего мужа. Но становиться похожей на свекровь я не собиралась.

Поэтому, когда однажды муж сказал:

– Принеси мне кофе и что-то к нему!

Все это приказным тоном и не отрываясь от телевизора, я вспылила.

– Ты знаешь, где кухня, Гена. Я не твоя служанка.

Муж странно на меня посмотрел, но сам пошел готовить себе перекус. После этого случая он еще несколько раз срывался, но я всегда отвечала резко. Однако Гена, видимо, затаил на меня обиду.

– Вот Анжела, – жаловался он брату, который с женой заглянул в гости, – все для тебя делает. И приборы подаст, и воды нальет, и кофе приготовит. А Алла меня совсем не любит!

Я пораженно уставилась на мужа. Невероятно, то есть он ждал, что я буду обслуживать его так же, как и мать?

– Анжела не работает, – заметила я. – А я на работе тоже устаю. Я выходила замуж за взрослого мужчину, а не за ребенка, который не может воды себе налить.

Я подхватила свою тарелку и ушла в спальню. Из кухни доносились голоса. Брат Гены – Костя – продолжал говорить, что я неблагодарная, холодная и жестокая. Гена пришел извиняться только поздно ночью.

– Прости, ты же знаешь, что у меня в семье немного другие порядки.

– Но и ты не забывай, что живешь со мной, а не с мамой, Гена.

После этого Гена перестал огорошивать меня своими требованиями. А вот Костя с Анжелой стали слишком часто к нам заглядывать. Не проходило ни недели, чтобы кто-то из семьи Гены не остался на ночевку в моей квартире.

– Так, зубную щетку я положил? – крикнул мне Гена.

– Да, захвати свою бритву, – я критично осматривала чемодан.

Гену на три недели отправляли в командировку в другой город. Я, чтобы не коротать дни в одиночестве, решила взять отпуск и навестить родителей.

– Вроде все собрали, – Гена приобнял меня сзади. – Твой чемодан готов?

Я кивнула, указав на сумку в углу комнаты.

Когда я провожала мужа на самолет, мне не удалось сдержать слезы. Расставание было слишком долгим. Я уже предвкушала, как мы проведем первую ночь после встречи.

Две недели в родном городе пролетели, как один день. Родители откармливали меня, расспрашивали о планах и делились своими целями. Я вновь почувствовала себя ребенком, оказавшись в своей детской комнате.

Но в четверг меня вырвал из дремоты телефонный звонок. Начальник срочно вызывал на работу, хотя у меня еще было в запасе несколько дней. Отказать было сложно. Поэтому я насколько собрала сумку и на поезде двинулась домой.

Кое-как справившись с замком, я вошла в квартиру и застыла. В коридоре была разбросана чужая обувь, из гостиной был слышен работающий телевизор. Я схватила зонт, висевший у входа, и осторожно прошла дальше. В проеме я застыла. На диване, который я выбирала с такой любовью, лежали Анжела и Костя. Вокруг них было полно грязных тарелок, кружек.

– Что здесь происходит? – громко спросила я.

Они подскочили, Анжела выключила у телевизора звук.

– Алла? А ты почему здесь? – спросил Костя.

– В своем доме? – мои слова сочились сарказмом.

Анжела нервно рассмеялась.

– А мы тебя не ждали сегодня.

– Сюрприз. Что вы здесь забыли? И как вы вообще внутрь попали?

– Мама нам ключи дала, – ответил Костя. – Мы хотели провести немного времени в городе, отдохнуть развеяться. А ваша квартира пустовала, вот мы и поселились здесь.

– А меня спросить не додумались? – сурово поинтересовалась я.

– Мы же семья! О таком не спрашивают! – гордо заявила Анжела.

– В моей семье спрашивают. Выметайтесь, сейчас же!

– Но уже поздно, – запричитала девушка. – Последний автобус давно ушел!

– Мне все равно. Вызовите такси, остановитесь в отеле. Делайте, что хотите, но за пределами моей квартиры!

Через десять минут незваных гостей и след простыл. А я, пока не выветрилась злость, набрала номер свекрови.

– Да? – мило ответила она.

– Клавдия Михайловна, почему вы дали ключи от моей квартиры своему сыну?

Свекровь замялась.

– Ах, им нужно было где-то остановиться. Тебе жалко?

– Да. Это мой дом, я не желаю видеть никого на своей территории. Особенно без спроса! И вообще, откуда у вас ключи?

– Гена дал комплект, на всякий случай.

– Понятно. Вернемся к нашим баранам. Больше никаких непрошенных гостей, это и вас касается! Я устала, что мне не дают расслабиться даже в выходные. Теперь вы у меня спрашиваете, можно ли прийти в гости. А не передаете информацию через Гену, понятно!

– Да как ты смеешь!

– Смею, – перебила я Клавдию Михайловну. – Это моя квартира, здесь действуют мои правила.

Я сбросила звонок, даже не дослушав, что хотела ответить свекровь. Да уж, на уборку уйдет остаток вечера. Когда я привела квартиру в относительно приличное состояние, телефон зазвонил.

– Гена? Все хорошо? – спросила я у мужа.

– Это ты мне скажи! Почему ты оскорбляешь мою маму? Ты же знаешь, что у нее больное сердце!

– Ты серьезно?

– Да. Алла, что на тебя нашло?

А я не знала, что и ответить. Удивительно, но муж не поддержал меня в этой ситуации.

– То есть, тебя полностью устраивает, что тут жили посторонние люди?!

– Это моя семья! – закричал Гена. – Они могут оставаться в квартире столько, сколько захотят. И ты не будешь их выгонять в ночь, понятно!

– Понятно, – тихо ответила я. – Знаешь, Гена, ты прав. Они могут оставаться в гостях, сколько пожелают.

Муж засопел в трубку.

– Именно. И вот надо было устраивать истерику на пустом месте?

– У тебя дома, Гена, они могут оставаться сколько захотят. А у меня нет.

– Что? Алла?

– После командировки можешь отправляться прямиком к маме. Вещи я отправлю, не переживай. И вот там наводи свои порядки, а я устала.

Второй раз за день я сбросила звонок. Я нашла мастера, который за приличную доплату согласился приехать и поменять замки. Я собирала вещи Гены, понимая, что наша любовь не выдержала испытания его семьей. Хорошо, что делить при разводе нам будет нечего.

Оцените статью
— Это хорошо, что невестка у нас городская и с квартирой,- ухмыльнулся свёкор, — Будет куда родню пригласить теперь
Секрет неповторимой закуски из фарша: рецепт, который завораживает гостей