Выход нашелся

Накормив мужа завтраком, Лидия принялась за мытье посуды. Наконец-то она на пенсии, радовалась от души. Сейчас времени свободного много, она не спеша убирается, готовит, ждет мужа с работы, иногда по выходным приезжают дети: сын с семьей и дочка с внуком.

Опять зима, недавно встретили Новый год, встречали весело. Сын привез xлoпyшки, ночью даже на улицу все высыпали и внуки тоже. Те успели до наступления Нового года выспаться, а потом вместе со взрослыми сидели за столом.

Лидия невольно вспомнила такую же снежную зиму, когда она была молоденькой. Рано вышла замуж за Аркадия, родила сына Мишеньку. Деревенская девчонка влюбилась в Аркадия, когда он приезжал в их село, она жила с бабой Груней. Родителей своих она не помнила, они рано погибли, сгорели в бане.

Аркадий работал в дальнем леспромхозе и приезжал в село в магазин, там и приметил девушку. Зародилась у них любовь, и он уже предложил ей поехать с ним в леспромхоз и стали жить вместе.

Ей надоело жить с бабой Груней ворчливой и вечно недовольно, быстро собралась и уехала с ним. Она тоже работала там в столовой, но через некоторое время ушла в декрет. Отношения у них с Аркадием вроде бы нормальные, но муж часто где-то пропадал, мог и дня два не ночевать дома. Родился сын Мишенька, она была всецело занята с ребенком. Аркадий особо не интересовался сыном. Подойдет, ухмыльнется и все.

Ребенок был беспокойным, часто плакал по ночам, Лида постоянно укачивала его на руках, Аркадий ругался:

— Что он у тебя орет, не можешь сладить с ребенком, — а потом уходил из дома дня на два-три.

Леспромхоз был далеко в лесу, больницы не было, только медсестра Клавдия, а чем она могла помочь ребенку. Так и ухаживала за сыном Лида, но в один момент она тоже заболела. Мужа как всегда не было дома, она металась в жару, даже и не слышала, как плакал сын. А когда пришла в себя, её поразила тишина в комнате. Тревога подкатила к горлу, она вскочила к сыну. Мишенька уже не дышал.

Лидия рыдала на всю комнату, ей было плохо, страшно, боль от потери сына накатывала на неё. В это время открылась дверь, заскрипели половицы, она подняла голову, в комнату вошел муж, его не было три дня. Аркадий был веселый, но с виноватым видом смотрел на жену. Поняв, что произошло, успокоил жену, поднял с пола, усадил на кровать, а сам побежал к медсестре.

Дальше Лидия помнила все, как в тумане. Было много народу, похороны, маленький гробик, а ей медсестра колола уколы. Опасаясь за ее здоровье пригласили бабку Фоминичну, та побрызгала на неё святой водичкой, что-то пошептала, помолилась. Напоила горячим чаем. Лидия провалилась в сон. Спала долго.

Прошло девять дней, Лидия собрала свои немногочисленные вещи и ушла из дома. Аркадий не удерживал, знал, что виноват, знал, что жизни у них уже не будет, не простит она.

Лидия еле добралась до вокзала, баба Груня тоже уже умерла. Решила уехать куда подальше. В поезде решила, что поедет на какую-нибудь стройку. Разговорилась с женщиной-попутчицей, та и рассказала ей, что неподалеку от их города строится гидроэлектростанция. Туда и добралась Лидия.

На стройке народу было много, бригада штукатуров-маляров собралась из молодых женщин, были и семейные. Лидии хотелось забыть свою боль, развеять мутные и тяжелые воспоминания. Работала она истово, получала неплохую зарплату. Лидия чаще всего молчала, но со временем влилась в коллектив, стало полегче.

В комнате общежития, где жила Лидия еще с тремя женщинами, такими же битыми жизнью, как и она, все взяла в свои руки. Никто и не просил её, но как-то само собой установилось. Она покупала продукты, готовила еду по вечерам, в комнате было по-домашнему чисто и уютно. Женщины её нахваливали и в шутку называли «наша хозяюшка». Иногда кто-то из женщин приводил мужчину или двух и начиналось веселье, собирали стол, пели песни под гитару или кто-нибудь заходил с гармонью.

Вот так однажды и зашел на их веселый вечер бригадир – Иван. Веселый и разбитной парень, вдруг внимательно заглянул в глаза Лидии, и потянуло их друг к другу. Именно в этот момент она и поняла, что боль её немного отступила, где-то затаилась. Стосковалась Лидия по мужской ласке, а может молодость взяла свое. Встречались с Иваном, а потом вдруг его отправили в командировку аж на два месяца на другую стройку.

Тосковала Лидия по нему, переживала, что там тоже найдется какая-нибудь симпатичная женщина и посмотрит на Ивана. А ему что, свободный, холостой. И вдруг обнаружила, что она снова в интересном положении. Правда это её ничуть не испугало, видимо натосковалась по своему маленькому сыночку. Решила рожать, женщины поддержали.

— Рожай Лида, а мы поможем. Не пропадешь. А Иван приедет, может и признает своего ребенка.

На Ивана она особо не рассчитывала.

— Он в командировке, может там и останется. Буду сама воспитывать ребенка, девчонки пообещали, что помогут вместе не страшно.

Работала, кое-что покупала заранее, вещи ребенку, даже погремушку купила. Её перевели на легкий труд, сидела в столовой, лепила пельмени и пирожки. В комнате сделали перестановку, отгородили ей угол шкафом и шторой, светлый с окном. От Ивана вестей не было, прошло уже четыре месяца, да и не ждала уже она его. Поняла и успокоилась.

В выходной сидела в комнате одна, вязала своему будущему малышу носочки, в комнату кто-то постучал, открыв дверь, испугалась. За дверью стоял Иван и улыбался. Живот у Лидии уже был хорошо виден, он глянул на него, потом в её глаза и шагнул в комнату.

— Привет, Лида! Я вот приехал только вчера, оставляли меня еще там, но я отказался, что–то тянет меня сюда. А я к тебе с разговором.

— Давай говори, — кивнула головой Лидия.

— Ребенок правда мой?

— Да, а чей же еще?

— А почему не сказала перед моей командировкой?

— Так я еще не знала, уже потом через неделю поняла, как ты уехал.

— Вчера приехал, а мне чужие люди сообщили.

— Я не знала, что ты приехал, да и не хотела навязываться, может у тебя другие планы.

— Да какие планы, для меня главное, что ребенок мой. Я сам детдомовец, сам знаю, как расти без родителей. Я не хочу, чтобы мой ребенок рос без отца. Лида! – он обнял её, завтра пойдем в загс. Ты согласна?

Он с надеждой заглядывал в её глаза. А Лидия вдруг разревелась, её прорвало. Видимо от счастья, от воспоминаний о прежней жизни. Иван крепко прижал её к своей груди, успокаивал.

— Ну все Лидочка, все. Будем считать, что это последние твои слезы. Больше я не позволю тебе плакать.

В загсе их расписали быстро, женщины даже сделали в комнате веселый вечер по этому случаю. Ивану со временем выделили однокомнатную квартиру, и он уже туда привез Лидию с сыном из роддома. Правда еще не успел полностью закончить ремонт, но уголок для сына оборудовал. Поставил кроватку, небольшой столик. Все это для него было волнительно. Потом они поклеили обои и купили мебель.

— Лидаааа, как же я рад, что у нас родился сын Пашка, да еще отдельная квартира. Хоть с ребенком по общаге не мотаться. Здесь тихо и спокойно.

Иван глаз не спускал со своего первенца, даже по ночам вставал, жалея жену, укачивал, а то и носил на руках. Каждую свободную минуту проводил с сыном, потом гулял и поглядывал, как его Пашка посапывает в коляске. Отцом Иван оказался отличным, Лидия его хвалила.

— А мне самое время быть хорошим отцом, — смеялся он в ответ, — ведь мне уже тридцать вот-вот исполнится. Ну когда еще заводить семью, самый раз.

Все видели, как счастливы Лидия с Иваном. Тот бежал с работы в магазин, покупал продукты, берег жену от этого.

— Тебе и так тут с Пашкой морока, когда тебе по магазинам бегать? А мне с работы по пути, зашел, да принес.

А Лидия счастливо улыбалась:

— Ой, Ваня, я даже не представляла, что такие мужчины есть, как ты у меня. Ты самый лучший и добрый. Я очень счастлива с тобой и спокойна. Только вот…

— Что вот? – забеспокоился Иван, — тебе плохо, заболела? К врачу надо!

— Да не заболела я, Вань. У меня временная болезнь, опять я в интересном положении, — ответила она серьезно.

— Правда что ли? Ты не шутишь, а откуда узнала?

— Вань, конечно не шучу, вот узнала сегодня. Пашке-то еще всего два годика.

— Лида! Ты не представляешь, как я рад. Дочку хочу. Я тебе буду помогать. Не бойся ничего, я с тобой. А Пашка ничего — вырастет, родится дочка, так и будут расти вместе. Ну ты моя, дорогая жена, я очень тебя люблю. Теперь ты должна себя беречь.

Прошло время, Иван летал счастливый и ждал дочку. Откуда он знал, что будет дочка, но ждал. Родилась дочка Верочка. И вновь начались недосыпы, беспокойства и радость конечно. Но Ивану это нравилось. Ему очень нравилась семейная жизнь, может потому, что он её в детстве не знал. А теперь он живет в тихой семейной гавани, о которой мечтал в детдоме.

Лидия всегда любуется на своих любимых и не знает за что ей такое счастье. С ужасом вспоминает свою ту жизнь, которую она считает прошлой.

— Все-таки меня пожалел Бог и дал счастье, послал неожиданную благодать в лице Ивана, а потом и моих детишек, — думала она. – Выход от боли нашелся.

Лидия очнулась от своих воспоминаний и пошла по своим делам. Нужно сходить в супермаркет, купить продуктов, Иван приедет с работы нужно кормить его свежим ужином.

Оцените статью
Выход нашелся
— Она твоя сестра! Ты должна! — кричала мама