В последний раз

— Мам, ну так же нельзя, они же твои, родненькие, — дочь давила на жалость, было слышно, что она готова разреветься, доводы заканчивались.

Анна Георгиевна молчала в трубку, сидя в кресле-качалке и поглаживая кота.

— А хочешь, в следующий раз вас с отцом возьмём на море? — не отступала дочь, придумывая на ходу всё новые и новые варианта убеждения.

— Знаешь что, дочка, море, какое-никакое, мы с отцом себе сами позволить можем, так что чао, аривидерчи, — и Анна Георгиевна нажала на кнопку завершения вызова.

Тут же зазвонил телефон мужа.

— Ань, что там Сашке надо, денег опять? Что трезвонит?

Дочь звонила отцу только тогда, когда не могла уговорить мать. Чаще всего после разговора с папой, мать сдавалась. Значит нужно, безвыходная ситуация.

— Внуков хотят привезти на две недели, на море полетят. Слушай, это ты сказал, что у меня отпуск?

— Я, что сразу я. Ну так что, что говорить то?

— Что хочешь, — махнула рукой жена. — Сами запланировали, пусть и решают вопросы. Вечно чуть что, сразу родители помогите. Я устала, я отдыхаю.

Муж взял телефон, сказал «Да» и ушёл в другую комнату.

Анна Георгиевна погладила Ваську и устроилась в кресле удобнее.

Всю зиму то дочь, то сын привозил внуков на выходные, даже спорили, кто в какой день осчастливит бабушку с дедушкой.

Сын делал в новой квартире ремонт, всё больше своими силами: они с женой сами клеили обои, стелили напольное покрытие, лоджию обшивали вагонкой. Помогать им Анна Георгиевна с детьми вызвалась сама. Да и внуки у сына старше, мальчишкам десять и восемь лет соответственно, послушные дети, с такими и десятью управляться не сложно.

Дочь же пользовалась безотказностью родителей и давала себе отдохнуть от трёхлетнего Бориса и пятилетней Вари. Саша с мужем ездили на базы отдыха, на шашлыки с друзьями, часто ходили на дни рождения. В двадцать пять им ещё хотелось веселиться и куролесить. А родители с обеих сторон предупреждали, чтобы повременили с детьми и пожили для себя. Но кто их будет слушать.

К своим родителям муж Александры внуков возил всего несколько раз с их рождения. Живут далеко, тоже оба работают, не просто взять отгул, не то что отпуск.

Анна Георгиевна за это время, действительно, устала. И морально, и физически. День сурка какой-то. Даже в выходные. Только немного меняются декорации и действующие лица. Но всё идёт по кругу.

— Ань. Двенадцать дней всего. Пусть дети отдохнут.

— Нет. Это принципиально. Я тоже человек! Ты меня удивляешь, Серёжа. Тебе с детьми не сидеть, ты весь день на работе, потом поиграешь с ними часок и спать. Так, конечно, можно брать внуков к себе. А я целый день при них. Сготовь, убери, постирай. А они непоседы и избалованы ужасно.

— Мультиварка, пылесос, этот твой, на колёсиках и стиральная машина, они на что?

— У-у-уйди лучше, они на что. Сказала же — от-ды-хаю.

Больше на эту тему Анна Георгиевна ни с кем не разговаривала. Дочь ещё звонила несколько раз до даты отъезда, её муж тоже упрашивал Сергея, но тот отказал — у него работа.

Три дня от Александры с мужем не было вестей. Мать ходила по кухне из угла в угол, всё у неё валилось из рук: подгорела утром яичница, разбилась любимая кружка, в которой она непременно пила кофе по утрам, быстро соорудив на белой скатерти огромное пятно.

Обычно дочь присылала сообщение, что долетели, да и в соц.сетях всегда тут же появлялись фотографии и видео с отдыха — хвалиться, выставляя свою жизнь на показ, у молодёжи принято. Но ни у Саши, ни у её мужа никаких новых постов не было.

Анна Георгиевна разволновалась не на шутку. Давление подскочило.

— Может скорую помощь вызвать? — спросил муж, увидев на аппарате внушительные цифры.

— Узнай, что с дочерью, вот моя скорая! — рассердилась жена, откидывая от себя тонометр.

— Не отвечает. Ты же ей не отвечала, вот и она туда же. Одного поля ягода. Ты хотела отдыхать — я привёз тебя на дачу, отдыхай.

— Серёжа, не начинай лучше. Я уже на взводе, ещё ты.

Дочь позвонила сама, в три часа ночи.

— Мам, выручайте. Няня не справляется. У Бориса поднялась температура, а Варя плохо ест третий день.

— В последний раз, — быстро ответила мать и принялась собираться. — Что лежишь, вези скорее в город, к внукам.

— Что там, а, Ань? Давление измерь перед выездом. Никуда не повезу, если высокое.

До самого отлёта дочь с мужем искали хорошую няню, столько вариантов рассмотрели, что от объявлений и собеседований кружилась голова. Нашли. Рекомендации прекрасные. Живёт рядом. А самое главное — по цене сошлись.

Но потом что-то пошло не так. Все три дня отдыхающие провели на телефоне. Они то успокаивали детей, то уговаривали няню. То читали детям сказки и стихи по видеосвязи, то следили правильно ли няня варит компот, потому что по рецепту он у неё не получался и дети отказывались его пить. Намучились. Какой тут отдых.

— Матери звони, Саша. Без неё никак, — почти умолял муж жену.

— Она же сказала, что отдыхает.

— Тут уже не до отдыха. Или мы летим домой или твоя мама приезжает к нам.

Мать слушала дочь внимательно, не перебивая. Она уже и после первого её слова готова была бежать, лететь, идти куда нужно и выполнять всё, что понадобиться.

Всклокоченная няня открыла дверь и сразу же провела бабушку к внуку.

— Бабушка! — воскликнула внучка и запрыгала на диване. — Ура! Бабушка с дедушкой приехали.

— Всё хорошо, мои родненькие, всё будет хорошо.

Через час температура у Бориса снизилась до нормальной, а Варя съела целую тарелку бабушкиной каши.

— Спасибо, дальше я сама, — сказала Анна Георгиевна няне, давая понять, что справится. — Проводи, Серёжа.

Мать позвонила Саше с мужем и успокоила её, сообщила, что поспят и поедут к себе домой.

В день прилёта дочь сразу забрала детей домой. Долго благодарила мать с отцом и говорила, что всё поняла.

Сергей, как только закрылась дверь за родственниками, ударил по рукам и весело сообщил, обращаясь к жене:

— Ну вот. У тебя целых две недели свободных осталось, Аня. Завтра увезу тебя на дачу, будешь отдыхать.

— Спасибо, Серёжа. Три дня я уже отдохнула. Хватит. Видишь же, не могут дети без нас. Нужны мы им. Сын говорил, мебель по акции присмотрел, только собрать её нужно будет. Давай ты ему поможешь, а мы с Верой и детьми на даче остаемся, да и Борю с Варей можем прихватить с собой.

— Ты же сказала Сашке, что в последний раз помогаешь? — усмехнулся Сергей.

— Говорила. Но я же не уточнила, какой из них последний, — чуть приподняв подбородок, сказала Анна Георгиевна.

Оцените статью
В последний раз
Против традиций