Лучшая подруга моего мужа

— Галька попросила денег взаймы! – ответил муж, продолжая искать заначку.
— У тебя?
— Ну да. А у кого ей еще просить? – он, запыхавшись, вышел из комнаты, встал посреди прихожей, пересчитал деньги и ошарашенным взглядом посмотрел на нас с Ваней.

Утром муж уехал на работу, но через час неожиданно вернулся. Он влетел в квартиру, бросил сумку на пол и побежал в гостиную. Отвлекшись от кормления Ванечки, я повернула голову и уставилась на пустую прихожую.

— Ты что-то забыл? – вслушиваюсь в звуки, похожие на захлопывающиеся дверцы шкафа, ящиков комода.

— Галька попросила денег взаймы! – ответил муж, продолжая искать заначку.

— У тебя?

— Ну да. А у кого ей еще просить? – он, запыхавшись, вышел из комнаты, встал посреди прихожей, пересчитал деньги и ошарашенным взглядом посмотрел на нас с Ваней.

— Ты такой взмыленный, — заметила я сосульки вместо челки.

— Бежал. Бежал, как только мог, — улыбнулся Саша, захлебываясь воздухом. – Ладно. Поехал. А то у меня совещание на носу. Начальство приедет, а меня нет на месте.

— Пока, — с грустью в голосе ответила я.

Дверь захлопнулась. Стало так тоскливо, что наш малыш, видимо, получил мой негативный импульс и начал капризничать.

— Ванечка, кушай пюре, немножко осталось…

А сама сижу перед сыном и думаю:

«Как мне надоела эта подруга мужа! До чертиков надоела…»

Мы с Сашей женаты уже два года. Нашему сынишке Ванечке шесть месяцев, вроде бы у нас дом – полная чаша, но все равно мне чего-то не хватает. И я прекрасно понимаю – чего. Мне не хватает такого же отношения ко мне, как он относится к своей Гале: трепетно, всегда спешит на помощь. Галя и Саша – лучшие друзья с детства. Они выросли вместе, раньше жили на одном этаже, пока Галя не переехала на соседнюю улицу, праздновали дни рождения семьями – их родители не то, чтобы друзья, но мило общаются. Галя для него – все!

На нашей свадьбе я была, как бы помягче сказать, в стороне. На танцполе зажигали они, друзья детства. На все конкурсы Саша тащил ее – лучшую подругу. Лопнуть шарик с закрытыми глазами вилкой, надкусить яблоко, висящее на веревочке, вытянуть счастливый билет из лототрона: кто поедет кататься на катере вечером – бесплатно. Конечно, повезло Галине. Она вынула бумажку, развернула, а там одно только слово «поздравляем». Я смотрела на них и думала: что я здесь делаю? Это им нужно было жениться, а мне, наверное, искать для себя другую партию.

Когда Саша заболел желтухой, Галя каждый день носила ему передачки. Естественно, мне было запрещено подходить к изолятору, хотя можно было пообщаться с мужем через окно, но свекровь настояла, чтобы я берегла себя и не приближалась «к зданию, напичканному ужасной заразой». Хотя Галя и ко мне приходила, навещала, приносила фрукты, соки, но мне было неприятно на нее смотреть, зная, что она имеет какое-то навязчивое влияние на моего любимого Сашку. Видимо, Галя прочла мои мысли и перестала захаживать. А мне было плевать, потому что я ее не просила покупать для меня продукты. Родила я, когда Саша все еще лежал в больнице. Он не смог меня встретить, приехали мои родители, свекры и эта. Да-да, эта, которая, как мне тогда показалось, метит в члены МОЕЙ семьи.

Через две недели Сашу выписали. Свекровь поехала за ним, а там уже… подруга. Все вместе собрались у нас.

— Да не переживай ты так. – Свекровь помогала мне на кухне. – Они же друзья. Если бы любили другу друга, то не ты сейчас салаты резала, а она.

Марина Павловна немного меня успокоила тогда. Но после того, как я услышала ночной разговор мужа с Галей, сразу поняла – там не просто дружба, а самая настоящая любовь.

Не дожидаясь утра, я устроила скандал.

— Мне по работе позвонили, а ты с концертами на ночь глядя, — оговаривался Саша, ложась в постель. – У тебя что, родовая депрессия? Не поздновато ли?

— Нет никакой депрессии! – кричала я, стоя перед принявшим горизонтальное положение мужем. – Ты с этой Галькой мне изменяешь!

— Когда бы я успел? То на работе, то в больнице месяц провалялся. Слушай, мне рано вставать. А если тебе приспичило поругаться, то найди хорошего психолога. Что-то ты мне в последнее время не нравишься.

— Ты сказал ей, что готов встретить с вокзала и отвезти хоть на край света! Что это за любезности такие между друзьями? У тебя есть жена, слышишь? Жена!

Отвернувшись, Саша замолчал. Я стояла, как оплеванная. С одной стороны, стало стыдно за свою истерику, с другой – меня трясло от его слов и подружки.

Подобных ситуаций было много, когда Саша летел на всех парах к своей подруге и приглашал к нам в дом. Сядут перед телевизором, попьют пива с орешками, поржут, а потом Саша идет ее провожать. Пешком. Вернется часа через три, хотя идти всего минут двадцать…

Недавно поговорили с Мариной Павловной. На этот раз она как-то недобро посмотрела на меня и ответила:

— У тебя что-то не так с психикой. Ревнуешь на пустом месте. Я Галю с пеленок знаю. Она никогда себе не позволила бы лишнего. Занимайся Ванечкой, собой, бытом, но дружбу между моим сыном и его подругой не ломай.

Но я, все-таки, развелась с Сашей. Его ночные звонки доконали меня, довели до нервного срыва. Он упирается, слышать не хочет, даже не оправдывается, а говорит одно и тоже:

— Лечи нервы.

После того, как он взял наши накопления и отвез своей подруге, я оставила Ванечку на свекровь и отправилась к Галине. Она работает на дому, пилит ногти, как говорят между собой девчонки. Я позвонила в дверь, у нее была клиентка. И я не стала церемониться, а сразу, с порога, вывалила на нее всю ту грязь, которая скопилась в моей душе. И не забыла ткнуть на деньги, которые она попросила у моего мужа.

— Какие деньги? – побледнела Галя, стоя передо мной. – Зачем они мне, когда я сама неплохо зарабатываю?

Слово за слово, и мы с Галей уединились в кухне. Она попросила клиентку подождать десять минут, чтобы разобраться со мной. Мы закрылись, сели за стол, и Галя рассказала мне такое, что я чуть со стула не рухнула.

— Наверное, я должна была раньше открыть тебе глаза, но какое я имею право лезть в вашу семью? – она говорила ровным, спокойным тоном, и я слушала. Внимательно слушала, пытаясь остыть и не наброситься на нее с кулаками. – Не стоит ревновать Сашу ко мне. Я к нему ничего не чувствую. Он для меня, как брат, понимаешь? Мой старший брат погиб, когда мне было десять, и мы с Сашей стали лучшими друзьями, но сначала он был другом моему брату Вене. Саша меня успокаивал, каждый день приходил в гости, приносил шоколадку и слушал мой истошный вой. Я до сих пор скучаю по Вене…

И тут я всплакнула. Чужая потеря пробралась до самых ребер, и мне стало трудно дышать.

— Прости меня, — еле выговорила я, чувствуя за собой вину.

— Это ты меня прости, но… Саша никогда не звонил мне ночью, не подвозил куда-то, не встречал и не давал в долг…

Гром среди ясного неба! Галя выложила всю правду о нем. Саша – бабник.

Прошло уже три года. Я вновь вышла замуж, год назад и Галя обрела семью. Теперь она не Сашина, а моя лучшая подруга.

М-да, пути Господни неисповедимы…

Оцените статью
Лучшая подруга моего мужа
Сбежал дважды