— Развод дам, тебя не держу, — подозрительно спокойно произнесла Лариса, — если ты уверен в том, что будешь счастлив – уходи

Дмитрий сидел за столом, задумчиво помешивая сахар, заботливо брошенный в его чай женой. Лариса что-то говорила, муж слушал ее вполуха, а сам думал совершенно о другом. Точнее, о другой.

— Дима! — голос жены заставил его вздрогнуть. — Ты вообще слышишь меня?

— Да, слышу, — соврал он, а сам напряженно вспоминал хотя бы обрывки ее монолога, казавшегося бесконечно долгим и скучным.

— Когда мы сможем поехать в клинику и подписать договор? Нужно как можно быстрее начинать процедуру, я не хочу затягивать.

Дмитрий тяжело вздохнул: Лариса снова говорила об одном и том же – об эко. Все ее разговоры в последний год крутились вокруг одной и той же темы – темы рождения ребенка, а он вдруг осознал, как сильно устал от этого. Ребенка он хотел, но проходить семь кругов ада ради этого – нет.

— На этой неделе я точно не смогу, — это была очередная порция лжи от Дмитрия, и он усмехнулся про себя, решив, что теперь может носить прозвище Лжедмитрия. За последнее время он с женой не был откровенен ни на один процент, постоянно врал, выкручивался, придумывал отговорки.

— А на следующей? — голос Ларисы погрустнел. — Когда ты сможешь?

«Никогда!» — хотелось выкрикнуть Дмитрию, но он промолчал. Как же он устал от этой жизни, вечной погоней за каким-то мнимым семейным счастьем, ожидания чего-то хорошего, что никак не наступало.

С Ларисой они были женаты почти семь лет. Как познакомились на третьем курсе в институте, так и не расставались. Поженились сразу после получения дипломов, потом долго жили в доме его матери, спустя два года смогли взять ипотеку и перебраться в собственное жилье.

Тогда казалось, что жизнь прекрасна: они молоды, полны сил, здоровья, у них общие интересы и цели в жизни. Потом выяснилось, что у Ларисы проблемы по женской части, она долго лечилась, пропадала на каких-то процедурах, почти забросила и дом, и мужа.

Дмитрий страдал от одиночества, хотел детей, а, узнав о том, что с деторождением могут быть проблемы, захотел ребенка с еще большей силой.

— Нужно просто немного потерпеть, — убеждала его Лариса, — я пройду курс лечения, а потом у нас обязательно будет малыш, и не один!

Он верил и ждал, а вскоре познакомился с Наташей. Она пришла к ним в компанию на должность его помощницы, оказалась девушкой смышленой, а еще очень красивой и упорной в достижении поставленных целей. Дмитрий тогда еще не до конца понимал, что одной из целей Натальи был он сам.

— Дмитрий Евгеньевич, вам чаю сделать? Как вы любите?

Дмитрий кивал, а сам напряженно думал о том, что дома жена уже много месяцев не делала ему чаю. Лариса и готовку почти забросила, хоть и была отменной кулинаркой. Периодически Дмитрий сбегал к матери, чтобы поесть у нее от души, а, возвращаясь домой, опять давился пиццей или быстрорастворимой лапшой.

— Мам, мне не нравится такая жизнь, — делился с матерью Дмитрий, а Инна Валерьевна только качала головой.

— Мало ли что тебе не нравится, — отвечала мать, — в каждой семье есть свои кризисы. Родит тебе Лариса малыша – и все наладится.

— Тогда начнется новый кризис, — со вздохом ответил Дмитрий, — ребенок – это вечные проблемы, трудности, болячки.

— А ты, как самый обычный мужик, уже хвост поджал? — усмехнулась Инна Валерьевна. — Твой отец успевал и работать, и дом в порядке поддерживать, и троих детей воспитывать и на ноги ставить.

— Поэтому и отправился на тот свет в пятьдесят лет, уставший от всего этого? — хмыкнул Дмитрий и тут же поймал на себе недовольный взгляд матери. Замолчал, решив, что лучше будет есть мамин фирменный борщ, чем рассуждать о жизненных перипетиях.

— Ты зря так говоришь, — строго произнесла Инна Валерьевна, — папа болел, а семья придавала ему сил в борьбе с болезнью. Ты неправильно рассуждаешь, Дима, и этим меня расстраиваешь.

Расстраивать мать Дмитрий не хотел. Он любил и уважал Инну Валерьевну, прислушивался к ее советам, поэтому терпеливо ждал того, когда Лариса успокоится, забеременеет, а в их дом вернутся покой и семейное благополучие.

Только вот никак не получалось с ребенком. Проходил один год, второй, а в доме так и не слышалось детского смеха. Лариса ходила понурой, с мужем почти не разговаривала, зато постоянно пропадала у врачей.

В один из дней прибежала домой счастливой с какими-то бумагами в руках.

— Вот, Димочка! Это наше спасение!

— Что это? — Дмитрий с удивлением покосился на бумаги, рассыпанные Ларисой на столе. — Ты наследство получила?

— Нет! Это залог нашего будущего счастливого родительства! Мы попали в программу эко по квоте, можем сделать его бесплатно.

Ее глаза сверкали, а Дмитрий понял, что в конце тоннеля появился свет. Только вот как можно было сейчас делать вид, что он рад, если две недели назад случилось непоправимое: он поддался порыву и изменил Ларисе с Натальей.

Дмитрий и сам не понимал, как все случилось. Просто засиделись на работе допоздна, а потом Наташа предложила Дмитрию прогуляться в соседний бар. После бара поехали к ней домой, а Дмитрий очнулся только к четырем часам утра. С головной болью, в постели с молодой помощницей.

Ларисы в ту ночь не было дома: она навещала родителей и потому про утреннее позорное возвращение мужа домой ничего не знала. А вот Дмитрий никак не мог об этом забыть, а еще он хотел повторения. Ему нравилась Наташа, а от Ларисы и ее недовольства он устал.

С тех пор жена только и говорила о будущем эко. Дмитрию пришлось потратить ни один день на сдачу анализов, консультации с врачами, и вроде как можно было начинать саму процедуру, но Дмитрий почему-то уже не был уверен в том, что хочет этого.

— Дима, нужно срочно принимать решение и начинать процедуру, — строго сказала Лариса, — иначе мы потеряем право на квоту, а без нее это будет стоить таких денег…

Он кивнул, а сам поднялся из-за стола. Машинально прошел в прихожую, оделся, обулся, взял ключ от машины и вышел из квартиры.

«Нужно срочно принимать решение», — эти слова жены еще долго не выходили у него из головы.

Накануне Наташа сообщила Дмитрию о том, что ждет от него ребенка. Эта новость повергла его в шок, но нужно было «срочно принимать решение». Отказываться от уже существующего малыша он не хотел, да и вся эта идея с эко казалась какой-то бессмысленной. Не был уверен Дмитрий в том, что хочет общего с Ларисой ребенка, он уже вообще не был ни в чем до конца уверен.

Столкнувшись на работе нос к носу с Наташей, Дмитрий разволновался. Вот она – красивая, молодая, умная, беременная от него! Чего еще ему нужно? Зачем ему это эко, эта бесконечная погоня за каким-то призрачным счастьем с Ларисой? Вдруг это сама судьба говорит ему о том, что ему не нужно быть вместе с женой, что ничего хорошего из этого не выйдет, раз уж за семь с лишним лет не получилось?

— Ты что-нибудь решил? — негромко спросила Наташа, приблизившись к Дмитрию. Он кивнул, решение было принято чуть больше минуты назад, но оно казалось таким правильным, таким важным!

Дмитрий обнял Наташу, а она заплакала в его объятиях. В тот же вечер он вернулся домой, полный решимости. Лариса приготовила пышный ужин, видимо, тоже готовясь к серьезному разговору с мужем.

— Ты будешь салат или сразу мясо с ризотто? — спросила Лариса, а потом увидела выражение лица своего мужа и замолчала.

— Я ухожу, — коротко сказал он, — больше так не хочу и не могу. Я полюбил другую, она ждет от меня ребенка.

Лицо Ларисы стало белым. Она дрожащими руками отодвинула тарелку с едой, ее глаза вмиг стали влажными от слез. Дмитрию было одновременно жаль и жену, и себя. Ну нельзя было больше так мучиться!

— Развод дам, тебя не держу, — подозрительно спокойно произнесла Лариса, — если ты уверен в том, что будешь счастлив – уходи.

Он кивнул и прошел в супружескую спальню. Сложил кое-какие вещи в чемодан, закрыл его, несколько минут посидел на кровати, разглядывая их совместные с Ларисой фотографии, висевшие на стене. Поднялся, одну рамку с фотографией снял со стены и для чего-то положил в чемодан.

С того вечера началась его новая жизнь. Дмитрий снял квартиру побольше для себя и Наташи, купил новую мебель, обновил в квартире ремонт. Казалось, что вот оно – счастье, рядом молодая и любимая женщина, скоро у него родится ребенок.

Думать о Ларисе и своем поступке Дмитрий не хотел. Работал, по выходным навещал мать. Инна Валерьевна нехотя принимала сына, считая его поступок низким и весьма некрасивым.

— Лариса потратила на тебя свои лучшие годы! — повторяла мать, а Дмитрий поначалу молча слушал ее, а потом вдруг вспылил.

— Я тоже потратил на нее свои лучшие годы! Если бы она не имела проблем со здоровьем, у меня бы уже был ребенок. Возможно, даже не один.

— Глупый ты, — покачала головой Инна Валерьевна, — и почему я считала тебя самым умным из всех своих детей? Ты – глупец, только сам еще до конца это не осознал.

Дмитрий не был согласен с матерью. Они с Ларисой развелись, встретились в загсе, перекинулись парой фраз.

— Будь счастлив, — сказала она и ушла, а Дмитрию почему-то стало тоскливо. С какой легкостью она отпустила его, как будто вовсе не была удивлена ни расставанию, ни своему одиночеству.

Он вернулся домой не вовремя. Слышал, как Наташа болтает с кем-то по телефону, особенно к разговору не прислушивался. И только одна фраза, брошенная девушкой, заставила его напрячься.

— Он верит! Для него я – беременна! Да! Ой, Оль, когда нужно будет – я легкостью забеременею. Для этого немного нужно, а мы и сейчас стараемся. Будет беременность для него настоящая, никуда она не денется. Главное, что Димка развелся с женой.

Мужчина кашлянул. Наташа резко обернулась, услышав шум, а потом побледнела. Дмитрий стоял рядом с ней, осознавая, что его обманули. Его – главного обманщика, умевшего выкрутиться из любой ситуации.

— Ну ты и… , — выругавшись бросил он, а потом схватил свой не до конца разобранный чемодан и выбежал из съемной квартиры. Наташа что-то кричала вслед в свое оправдание, но досада и разочарование застлали Дмитрию глаза.

Он перебрался к матери. Несколько дней не разговаривал с ней, стыдясь признаться в том, что был обманут. Инна Валерьевна лишних вопросов не задавала, а спустя неделю Дмитрий сам ей обо всем рассказал.

— Я тебе говорила, что ты глупишь, — подвела итог мать, — упустил такую замечательную женщину, променял ее на лживую побрякушку!

— Что мне делать, мам? — Дмитрий смотрел на Инну Валерьевну с надеждой.

— Не знаю. Ты можешь попытаться вернуть Ларису, но не уверена в том, что эта попытка увенчается успехом.

Дмитрий долго думал. Крутил в руке фоторамку, на которой были изображены они с Ларисой. Счастливые, молодые, уверенные в своем счастье.

Отбросил ее в сторону и метнулся к машине. За четверть часа доехал до своей бывшей совместной с Ларисой квартиры.

Она словно и не удивлена была его визитом. В квартиру не впустила, разговаривали на лестничной клетке.

— Я признаю, что сглупил, — опустив голову, признался Дмитрий, — нет мне прощения. Но я знаю о том, что ты меня любишь.

— Ты знаешь? — усмехнулась Лариса. — Не слишком ли много ты на себя берешь?

— Нельзя же было разлюбить вот так, за один месяц? Это невозможно! — Дмитрий начал горячиться.

— Ты же смог, — Лариса пожала плечами, — почему ты считаешь, что я не смогу?

Он замолчал. Смотрел на Ларису, боролся с желанием обнять ее, прижать к себе, а перед этим упасть перед ней на колени и вымолить прощение. Гордость мешала.

— А как же ребенок? Без меня у тебя не получится, — Дмитрий решил пойти другим путем, проверенным, как он считал.

— Получится, Дима, — ответила Лариса, — ты – не единственный мужчина в мире.

Он подавленно смотрел на бывшую жену, понимая, что ничего уже не вернуть. Не будет больше тихих семейных вечеров рядом с женой, не будет их общих целей. Ничего больше не будет, и виноват в этом только он сам.

— Уходи, — сказала Лариса сухо, — и забудь сюда дорогу. Я буду счастлива без тебя.

Дмитрий ушел, раздираемый обидой и разочарованием. А Лариса войдя в квартиру закрыла дверь изнутри, опустила голову и, нежно погладив живот, тихонько шепнула:

— Мы обязательно со всем справимся, малыш…мама с тобой!

Оцените статью
— Развод дам, тебя не держу, — подозрительно спокойно произнесла Лариса, — если ты уверен в том, что будешь счастлив – уходи
Собираю практически 40 килограмм огурцов с одного куста с этими семенами: делюсь секретом с каждым садоводом