— Как ты посмела уволиться? Кто теперь выплатит мою ипотеку? — Свекровь верещала в трубку

— Ты хоть понимаешь, как ты нас всех подставила! Ни о ком не думаешь, кроме себя! Бессовестная, совсем стыд потеряла! — Полина Гавриловна не сдерживалась в выражениях и злобно кричала в трубку.

— Мой Боря нас всех не потянет. Ну надо же! Тебе кто дал право решать за нас всех? Отвечай, прокладка бегемота! — Свекровь нервно ходила по гостиной. В прямом смысле женщину трясло от злости.

 Полина Гавриловна, а с чего вы… — Тамара попробовала вставить в разговор своё мнение, но свекровь не планировала вести диалог.

— В семье должны работать двое. — Отчеканила Полина Гавриловна. — Я в твоём возрасте пахала в две смены и ещё с детьми сидела!

— А ты… — Свекровь гневно перевела дух. — Ты решила на детородном органе моего сыночка в светлое будущее въехать? Да тебя во времена стахановцев… Знаешь, что с тобой сделали бы…

— Полина Гавриловна, может, хватит наезжать… — Тамара воспользовалась паузой. — Там, на работе, начальник совсем попутал берега. Работы стало больше, а зарплату мне не подняли.

— А теперь ты вообще без денег осталась! Совсем бог мозгами не наделил! — Взвизгнула свекровь. — Осталось теперь на последние деньги купить билеты в Арктику, чтобы убедиться, что лёд не тонет.

— Мне каждый месяц Боренька присылал деньги на ипотеку. А теперь вам самим на жизнь не хватит. Ты хоть подумала, как ему тяжело сейчас будет? — Свекровь громко закашляла.

— А так я, по-вашему, должна была упахаться до нервного срыва? — Недовольно ответила Тамара. — Кому от этого лучше бы стало?

— А так я сейчас спокойно отдохну, наберусь сил и снова найду себе подходящую работу. — Добавила невестка.

— Так ты ещё отдыхать собралась? — Рассвирепела свекровь. — У меня платёж через две недели. Если сын мне не даст денег… Я тебя… Я тебя… — Полина Гавриловна на секунду задумалась о том, как она покарает невестку, если та быстро не найдёт денег… Но Тамара решила закончить разговор.

— Полина Гавриловна, мне уже пора. Сын вышел из школы… — Тамара повесила трубку.

— Мамуль, у Кирюши такой крутой новый телефон… Я тоже такой хочу. — Выпалил Серёжа. Подаришь мне на день рождения? — Сын вопросительно посмотрел на мать.

— Господи, они что, все сговорились? — Подумала про себя Тамара. — Ладно, до дня рождения ещё полтора месяца, что-нибудь придумаю.

— Мам, а мы пойдём в выходные в зоопарк? Ты обещала. И ещё я хочу пиццу. Давай купим пиццу. — Сергей канючил всю дорогу.

— То есть как это ты решила уволиться? Мне мама сказала, что когда она тебя спросила сегодня, как дела на работе… Ты сказала, что ты уволилась? — Борис ворвался на кухню, когда Тамара мыла посуду, и бросил на жену резкий взгляд.

— Да, я уволилась. — Услышав претензию в голосе, Тамара недовольно посмотрела на мужа.

— А со мной ты не могла посоветоваться? Как мы теперь жить будем? Как я матери буду помогать с ипотекой? — Мужчина сел на стул и вопросительно посмотрел на Тамару.

— Да что вы все пристали с этим кредитом! — Тамара недовольно бросила чашку в раковину. — А ты не подумал, что, может, у меня на работе такие условия стали, что нельзя было остаться. А? Не подумал об этом?

— Может, ко мне начальник приставать стал? Я один раз согласилась, второй раз потерпела, а на третий раз поняла, что не хочу так работать! — Выпалила женщина.

— Что? — Борис вскочил со стула. — Ты? С начальником на работе?

— Божечки, Боря, у тебя чувство юмора не больше, чем у козла молока. — Тамара начала мыть посуду. — Конечно, у меня ничего не было с начальником.

— Ты так больше не шути. — Обиженно проворчал Борис, которому явно пришлось не по душе увольнение и сарказм супруги.

— Не буду, если не будешь меня донимать. — Тамара намылила тарелку.

— Ушла я, потому что изменился объём работы. И не в мою пользу. Рабочий день увеличился на два часа, обед сократился на тридцать минут, а зарплата… — Женщина тяжело вздохнула. — Зарплата, Боря, так и осталась без изменений.

— А что, никак нельзя было потерпеть? — Борис незаметно сжал от злости спинку стула.

— Мне тоже много, что не нравится на моей работе… Но я же не увольняюсь… Терплю и не отсвечиваю. — Проворчал мужчина.

— Нет, Боречка. Нельзя было. Я тебе не раб на галере. С какого это боку я должна работать на износ, чтобы покрывать ипотеку твоей мамаши? Я на такую авантюру не подписывалась. — Тамара строго посмотрела на мужа.

— Тамара, ну ты хотя бы предупредить могла, что ты собираешься уходить. А ты прям резко… Одним днём… Поставила перед фактом. Ты своим решением топишь нашу семью. Мы из-за тебя все пойдём ко дну. Где я найду сейчас деньги на ипотеку? — Выпалил Борис.

— Я топлю? — Тамара пришла в бешенство от слов мужа. — Кто у нас глава семьи? Ты так гордо себя сам так называешь? Ну вот и придумай что-то.

— Я реально устала на этой работе. И вообще, мне нужен отдых. Достали меня все! — Тамара заплакала и ушла в спальню.

— А посуда? — Крикнул вдогонку Борис.

— Сам домоешь! — Крикнула в ответ супруга.

На следующий день Тамара устроила себе водные процедуры. — И на весь день отправилась в СПА. Женщина не стала говорить никому из родственников, что ей при увольнении выплатили солидный бонус за все те дни отпуска, которые она не брала.

— Это мои деньги! После исполнений свекрови я точно никому не расскажу об этих денежках. — Думала про себя Тамара, лёжа на массаже.

Когда распаренная и счастливая Тамара вернулась домой, её ждал самый настоящий шок. Тамара стала переодеваться и открыла свою шкатулку с украшениями, чтобы положить туда браслет, который красовался на ней весь день.

Какого же было её удивление, когда она увидела, что почти все её украшения отсутствуют…

— Кольцо, серьги, колье… — Испуганно шептала женщина.

— Борь, нас обокрали! — Тамара испуганно ворвалась в гостиную. У меня пропали все мои украшения. Почти все…

— Не пропали, Тамара. Я их взял и отнёс в ломбард. Когда выйдешь на работу, ты сможешь их выкупить обратно… — Муж с невинным видом посмотрел на жену.

— Что ты сделал? — Тамара в изумлении открыла рот и сразу закрыла его руками.

— Отнёс в ломбард твои украшения. — Борис глотнул чая и невозмутимо продолжил листать ленту социальной сети.

— Борь, у тебя всё нормально с головой? Это мои украшения. Нельзя брать без спроса чужое. — Произнесла Тамара тихим голосом. На глазах навернулись слёзы.

— Во-первых, все эти украшения я покупал. А во-вторых… — Борис оторвался от телефона и посмотрел на жену. — А во-вторых, мне нужно выплачивать ипотеку матери. С каких денег я это буду делать? Лишних денег у меня нет теперь…

— Вот найдёшь быстро работу, выкупишь их обратно. Как раз тебе стимул будет. — Борис лениво зевнул и почесал брюхо.

— Стимул? — Прошипела Тамара. — Ах, у меня стимул будет?

Тамара взяла подушку и запульнула в мужа!

— Стимул у меня будет! — Дальше в Бориса полетели все попадающиеся под руку предметы: пластиковая бутылка с водой, пакет с семечками, крем для рук.

— Больно, успокойся! — Муж инстинктивно закрыл голову и поджал ноги.

— Успокойся? Не говори мне это слово. — Тамара встала напротив мужа и готова была на него наброситься, словно дикая пантера.

— Маме он ипотеку, видите ли, вздумал выплачивать. Ну вот и живи с мамой! Проваливай отсюда к своей мамаше! — Не своим голосом заорала женщина.

— Вообще-то это моя квартира. И на неё мама добавила денег, когда родился Серёжа. Ты разве забыла, что мы продали её квартиру, чтобы купить эту просторную? А ей взяли ипотеку. — Грубо пробормотал Борис.

— Вообще-то половину денег дали мои родители! И меня совершенно не колышет, что ты прикрываешься своей матерью. Я свою половину денег честно внесла, — Тамара жадно глотала воздух.

— А как ты будешь решать мамин вопрос с ипотекой… Меня это не касается. — Свирепо произнесла женщина.

— Значит, так. Если завтра ты не принесёшь мои украшения обратно, я разведусь с тобой к чёртовой матери. По суду разделим квартиру, договоримся о воспитании ребёнка и дальше проваливай на все четыре стороны. — Добавила Тамара и подошла к окну.

— И что? Ты вот так разрушишь наш брак и семью из-за нескольких украшений? — Борис разочарованно покачал головой.

— Не из-за украшений, а из-за того, что ты ипотеку матери ставишь выше интересов своей семьи. И того, что действительно важно для твоей жены. Я тебе сказала, что не собираюсь из-за тебя перегореть на работе. — Тамара открыла окно.

— Подумай, Боря. Я не шучу. Если ты меня любишь и хочешь сохранить семью, ты завтра же вернёшь украшения. — В этот момент для Тамары разговор был окончен.

На следующий день Борис принёс домой украшения, но Тамару ждал новый подвох.

— Ласточка, прости за вчерашнее, вот твои украшения. — Сумбурно произнес Борис, когда вернулся с работы. А после ужина невзначай добавил.

— Любимая, я тебя на завтра записал на три собеседования. Чтобы тебя поддержать, я на весь день отпросился с работы. Поеду с тобой. — Соврал Борис, который отпросился только для того, чтобы лично убедиться, что его жена не пропустит ни одно из них.

— Господи, да что же они так хотят, чтобы я всё время работала. Я им не батарейка. — С обидой в душе подумала Тамара.

— И опять меня перед фактом ставит, как с украшениями. — Внутри Тамару передёрнуло от обиды.

— Борис, а ты меня спросил, могу ли я завтра? — Тамара с недоумением посмотрела на мужа.

— Так ты же не работаешь. Какие у тебя могут быть дела? — С возмущением ответил Борис.

— Я завтра буду занята. У меня поход к доктору. По женским делам. — Соврала на ходу Тамара, который ближайшие несколько месяцев точно не собиралась думать о работе.

— Заранее опережаю твои вопросы. Нет, я не беременна и нет, близости у нас тоже не будет. Две недели ко мне не приставай. — Тамара на секунду задумалась и добавила.

— Месяц! — В этот момент женщине была противна сама мысль о прикосновениях Бориса. Абсолютно здоровая Тамара решила, как следует наказать мужа.

Борис перенёс собеседования на один день. Но и там Тамара тоже схитрила. Сказала, что ей надо срочно ехать помогать матери.

Поняв, что заставить Тамару работать будет также легко, как доставать из унитаза Атлантиду, Борис придумал новый способ найти с помощью жены деньги на оплату ипотеки своей матери.

— Любимая, я придумал. Давай займём деньги у твоей матери? Она женщина состоятельная и одолжит нам. А когда ты выйдешь на работу, ты ей отдашь. А? — Борис с надеждой посмотрел на Тамару, когда они вместе с сыном играли на детской площадке.

— То есть теперь ты предлагаешь, чтобы моя мать оплачивала ипотеку твоей матери? И я ей ещё вместо тебя отдавала долг? — С трудом сдерживая презрение, Тамара посмотрела на лысеющего, заплывающего жиром мужа.

— Ну ведь я же покупаю нам еду, оплачиваю отдых, развлечения, дарю подарки… Полностью содержу сына… А сейчас, когда ты осталась без работы… На мне ещё и все бытовые расходы… — Борис попытался оправдаться.

Тамара перевела взгляд на зелёную детскую лопатку, небрежно забытую в песочнице. В этот момент она очень сильно захотела использовать все сантиметры этой лопатки не по назначению. Но в последний момент Тамара решила переключиться на женскую хитрость.

— Давай, я выкуплю у тебя долю в квартире. А точнее, моя мать выкупит. Мою долю за один рубль, а твою долю за ту сумму, которую тогда дала твоя мать. Тебе этих денежек на очень долго хватит выплачивать мамину ипотеку. — Тамара хитро улыбнулась мужу.

— О, любимая. Какая гениальная идея! Я знал, что ты что-то придумаешь! — Не чувствуя подвоха, воскликнул Борис. Он попробовал обнять Тамару, но супруга жестом его остановила.

— Денежки пересчитал, подписывай, давай. — Тамара ласково посмотрела на Бориса, чтобы не сглазить в последний момент важное действие.

— Как же здорово, что он прописан у матери. Сейчас это настоящий подарок. — Думала про себя Тамара.

— Готово! — Борис ухмыльнулся и радостно положил деньги в сумку. Все документы были подписаны, грамотно оформлены и переданы тёще.

— Пойдём, посидим в кафе. — Приветливо предложила Тамара.

— С удовольствием, любимая! — Борис вышел вслед за Тамарой.

— Ну что Боренька, смотри, расклад такой. — Отхлебнув кофе, Тамара начала свой лучший разговор.

— Я знаю, как ты любишь порядок и нумерацию в словах, поэтому я тебе тоже сейчас кое-что разложу по пунктам.

— Во-первых, теперь ты сам будешь выплачивать ипотеку матери. Я больше к этой истории никаким боком отношения не имею.

— А во-вторых… — Тамара аккуратно поставила чашку. — Теперь ты каждый месяц будешь выплачивать мне сто тысяч рублей. Потому что я так хочу. И будешь это делать, пока нашему сыну не исполнится восемнадцать лет.

— Это будут только мои деньги и на что я захочу, на то их и буду тратить.

— А если не будешь, то… — Тамара усмехнулась. — То пошёл вон из квартиры моей матери прямо сегодня. Возвращайся к своей мамуле.

— Выбирай, Боренька. — Тамара впервые за долгое время свободно и легко вздохнула.

Боря ошалел. Его глаза моментально стали размером с блюдце, на котором красовалась чашка с ароматным кофе Тамары. Боря хотел было прийти в ярость, но Тамара вежливо его остановила.

— Любой крик или даже пук с твоей стороны… Хоть что-то мне сейчас не понравится, и я немедленно подаю на развод. И прямо сегодня же вечером ты со своими вещами уматываешь к своей маменьке.

Борис хотел что-то сказать, но Тамара жестом показала знак стоп.

— Борь, если мы разведёмся, ты всё равно будешь платить мне сто тысяч в виде алиментов. А, возможно, даже больше. Только вот с сыном ты так свободно больше общаться не сможешь.

— Ты в любом случае теперь будешь платить мне деньги, вопрос только, на каких условиях. — Тамара пронзительно посмотрела на мужчину.

— Единственное, что ты сейчас можешь сделать, это достать из вот этой твоей бежевой сумочки первые сто тысяч и передать их мне.

Боря дрожащими руками достал деньги и отсчитал сто тысяч.

Был ли Борис оленем, глупцом… Или просто крепко любил свою жену и не хотел реже видеть своего сына… Ответ мы вряд ли узнаем.

Борис продержался с Тамарой четыре года. Каждый месяц он выплачивал ей по сто тысяч рублей. Потом он развёлся и переехал к матери.

Все эти четыре года Тамара не работала. Занималась сыном и жила в своё удовольствие. А после развода сдала квартиру и тоже переехала к своей матери.

Тамара активно занималась собой… Ходила в спортзал, к косметологу, на танцы… И потом вытянула счастливый билет в лице состоятельного и привлекательного Михаила, который очень быстро стал её вторым мужем.

А Борис от горя, зависти и вечных упрёков матери через пару лет спился. На сегодняшний день он проходит реабилитацию в одной из клиник. Надеется восстановить свою жизнь и вернуть доверие уже взрослого сына.

Но пока это только мечты. Борис чист всего тридцать дней. Впереди у мужчины ещё много трудностей. Возможно, ему ещё светит что-то хорошее. Но пока… Пока только большое и яркое солнце одинаково светит всем радостным и грустным людям.

Вот такая история. Пишите, что думаете о героях и их поступках в комментариях.

Оцените статью
— Как ты посмела уволиться? Кто теперь выплатит мою ипотеку? — Свекровь верещала в трубку
Игорю Николаеву надоело слушать сплетни о разводе с женой. Певец и композитор больше не будет молчать