Я всё слышала. Второй раз не прощу: История любви и предательства

Ты не шутишь?

Семен был доволен. Он купил дачу именно в деревенском поселке. Не в дачном, а именно в деревенском. Участок большой, деревня вдоль речки раскинулась — простор, красота.

***

Семену было всего тридцать пять, и он уже владел клиникой по протезированию зубов. Он всегда стремился к тому, чтобы стать если не богатым, то как минимум обеспеченным. Родился он в небольшой деревне, воспитывала его одна мать, и он всегда хотел быть лучше всех.

Мария Антоновна родила сына, что называется, от заезжего молодца, когда ей уже стукнуло тридцать семь. Просто для себя, потому что больше не могла одна. Она чувствовала себя виноватой перед сыном, ведь жили они небогато. Но оба избегали этой темы и никогда не разговаривали про деньги и достаток.

Конечно, можно было попробовать рвануть в город, найти там работу и жить по-другому. Но Мария Антоновна боялась. Здесь у них хороший дом, у нее пусть и не высокооплачиваемая, но стабильная работа, свой огород. А там? Вдруг что-то не получится, что тогда? Так и жили они, а Семен готовился к тому, что он уедет и никогда больше сюда не вернется.

Когда мать спросила, куда он хочет поступать, Семен ответил честно:

— Мам, какая разница, куда я хочу. Поступать я буду только туда, где есть возможность зарабатывать.

И вот, он достиг успеха — и купил дом для своей матери. Ну, и для себя тоже. Мать, когда он забрал ее из деревни, как-то приуныла, хоть старалась и не показать вида. Дело в том, что несколько лет назад им пришлось продать дом, чтобы Семен смог купить оборудование в свой кабинет. Мама ни секунды в нем не сомневалась, только вот жить в городе ей не нравилось. Да и сам Семен скучал по простору, поэтому уже с год подыскивал домик, чтобы места много, чтобы речка или озеро.

***

Семен осмотрелся. Ну, все. Ремонт доделан, все готово, можно делать сюрприз матери. Через три дня у нее день рождения, вот он и привезет ее сюда.

Вечером, за ужином, мать завела свой любимый разговор:

— Семен, а в твоей клинике есть молодые женщины?

Он сразу понял, куда клонит мать, и вздохнув, ответил:

— Конечно, есть, мама, да, мама, они красивые, да, мама, среди них есть незамужние, нет, мама, ни одна из них мне не нравится настолько, чтобы стать в будущем моей женой.

Мария Антоновна даже руки в бока уперла:

— Смешно тебе, да? А мне? Сидишь целыми днями в своей клинике, а мать дома одна. Вот был бы внучок или внученька, я бы при деле была.

— Мама, ну сколько можно? Я тебе сто раз объяснял — у меня еще куча планов! И ребенок, да и жена, только помешают.

Семен не планировал пока жениться, он собирался развиваться, открывать новые кабинеты, новые клиники. А женитьба? Может быть, когда-нибудь, но точно не сейчас. Тем более что недостатка в женском внимании он не испытывал.

— Семочка, тебе уже тридцать пять. А мне сколько, знаешь? Так и не успею внуков понянчить…

Он снова хотел резко ответить, но посмотрев на мать, сдержался. А может, и правда жениться? Ну, чтоб она от него отстала. Семен вдруг подумал о том, что если взять в жены простую деревенскую девушку, то можно будет поселить ее в новом деревенском доме, приезжать по возможности, да и все. А если девушка всегда жила в деревне, то ей там и комфортнее будет.

Эта мысль буквально засела Семену в голову. Правда, маме он ее озвучивать не стал.

***

В день рождения матери он объявил на работе, что его пару дней не будет, и поехал по магазинам, а потом позвонил ей:

— Мама, собирайся. Бери с собой… Не знаю, в общем, бери все, что может потребоваться на два дня.

— Ой, Семен, что ты придумал?

— Как что? Мы едем праздновать твой день рождения.

— Ой, а я-то думала, что ты забыл… А может мы дома, тихонечко? Я торт испекла.

— Наполеон?

— Он самый.

Семен невольно сглотнул. Мамин торт — это что-то. Никогда в жизни он ничего вкуснее не еле.

— Вот, и его тоже бери с собой!

Когда они остановились у дома, Семен помог матери выйти и… протянул ключи.

— Вот, мама. Это теперь наш дом, наша дача. Мы с тобой будем много времени проводить здесь.

Она в изумлении повернулась к Семену:

— Ты не шутишь?

— Нет. Ты же всегда говорила, что тебе тяжело без деревни. Тут даже огород есть, все как положено.

За стол они сели не скоро. Пока Мария Антоновна не обошла все свои новые владения, даже в дом не зашла.

— Так, вот тут нужно будет посадить яблони. Здесь вишни и сливы. Ой, Сема, а как же мы все это перекопаем?

Он вздохнул:

— Мам, а без копания никак? Может, просто купим газонокосилку и будем отдыхать?

— Ты с ума сошел? Где это видано, такой участок иметь и ничего не сажать? Ты посмотри, земля какая хорошая!

— Мама, ну мы же можем все купить.

— И не говори мне больше такого! Сравнил, покупное и свое.

За столом мама сразу объявила ему:

— Я в город не поеду. Привезешь мои вещи, а осенью посмотрим.

— Хорошо, мам… А кто меня кормить будет?

— Кто-кто? Эта твоя, с губами.

— Мама, Алиса…

— Да какая разница? Вот что тебя с ней связывает? Ладно бы жениться собирался, а то ведь нет. Да и какая из нее жена? Худющая, вся разукрашенная, тьфу! Глаза бы мои не смотрели.

Семен промолчал. Примерно месяц назад Алиса заявилась к нему домой, наивно полагая, что знакомство с мамой приблизит их свадьбу. Семен тогда рассвирепел. Не один раз он говорил Алисе, что женитьба в его планы не входит.

— Мама, Алиса просто моя знакомая.

— Вот и хорошо. А вообще, до города недалеко, так что раз в несколько дней сможешь приезжать ко мне. Работы здесь невпроворот…

***

Спустя неделю, он, в шортах, майке и насквозь мокрый, тихо умирал на лопате, вскапывая маме грядки под огурцы. Он, конечно, предложил нанять кого-нибудь, но тут же получил от матери ответ:

— А тебе что, уж и грядку не осилить?

Вообще мама очень поменялась. Она как будто помолодела, как будто сил набралась, в том числе и чтобы им командовать. И он подчинился — что он, не мужик, в конце концов? Физическая работа полезна для организма.

***

— Добрый день. Может, квасу холодного?

Он поднял голову. За забором стояла молодая девушка и улыбалась ему.

— Спасибо, это было бы здорово.

Она скрылась и появилась уже в их огороде с запотевшей банкой Пока Семен пил, она молча улыбалась. Потом сказала:

— Меня Настя зовут. Я соседка Марии Антоновны.

— А я…

— Я знаю, вы Семен. Мне ваша мама о вас все рассказала.

— Боюсь даже подумать — что?

Настя показала ему, как лучше держать лопату, чтобы спина не уставала. Они немного поболтали, и Семен вдруг понял, что Настя ему очень понравилась. Когда она собралась уходить, он сказал:

— Настя, а приходите вечером к нам? Я шашлык пожарю. Посидим, вы мне про деревню расскажете.

Она не раздумывала.

— Спасибо. Приду!

***

Сердце девушки колотилось. Она знала о Семене понаслышке от его мамы. Но такого красавчика она увидеть не ожидала. Шла домой и сама себя ругала — как маленькая! Еще не хватало влюбиться.

Но она влюбилась. Она теряла всю волю, когда Семен оказывался рядом. Держалась из последних сил, чтобы он ничего не заметил. Куда ей до него! Всю свою жизнь прожила в деревне, сначала с бабкой, потом одна. Выучилась на агронома и вернулась. Работы по специальности не было, поэтому пошла работать поваром в школу. А Семен… Красивый, богатый. С такими ей еще не приходилось дружить.

Семену девушка тоже понравилась. Когда мать в очередной раз завела разговор о том, то неплохо бы ему жениться, он с улыбкой сказал:

— Так может, вот на Насте и женюсь.

Мать посмотрела на него.

— Опять шуточки?

— Почему? Я вполне серьезно.

Он честно хотел сказать Насте, как обстоят дела на самом деле, но, когда она посмотрела на него ясными, счастливыми глазами — не смог.

Они просто расписались. Семен взял несколько выходных, провел их с молодой женой в деревне. Он ликовал — оказалось, что у Насти не было серьезных отношений до него. Когда пришло время уезжать, он сказал:

— Пока у меня очень много работы, поэтому я буду приезжать только на выходные. Может быть, потом получится чаще.

Настя удивленно посмотрела на него.

— Я думала, что я поеду с тобой…

— А зачем? Я же с восьми до десяти, а то и позже на работе. Ты никого там не знаешь, только и будешь, что в четырех стенах сидеть.

Она согласилась, легко улыбнувшись.

— Наверное, ты прав. Мы займемся чем-нибудь с Марией Антоновной.

— Вот и займитесь.

Первое время Семен приезжал даже чаще. Его тянуло к Насте, к ее молодому телу. Они много гуляли в его приезды, разговаривали. Как-то он спросил, чего она хочет.

— В смысле?

— Знаешь… Я хочу тебе что-нибудь подарить, вот что скажешь, то и подарю.

— А на какую сумму рассчитывать?

Настя хитро на него посмотрела.

Семен вздохнул. Ну вот, она такая же, как и все. Он назвал ей сумму, и она захлопала в ладоши.

— Точно могу заказать именно то, что хочу, и ты не удивишься и не откажешься?

Семен немного раздраженно ответил:

— Точно.

— Сема, в городе, рядом с техникумом, где я училась, есть приют для животных. Я всегда помогала им, ну не деньгами, конечно, а руками. Я уже давно не могу ничем им помочь. А самая большая беда там с лекарствами и едой. Ты не мог бы купить на все деньги то, что я напишу, и передать туда?

— Ты серьезно? На всю сумму?

— Да. Или ты передумал?

— Нет… Но ты представляешь, сколько это?

Она радостно закивала и чмокнула его в губы.

— Ты у меня самый лучший.

Настя убежала хвастаться Марии Антоновне, а Семен задумчиво смотрел ей вслед. Буквально позавчера у Алисы был день рождения. Он предложил ей выбрать подарок, а сумму назвал в два раза больше. Она так презрительно кривилась, когда выбирала себе сережки. И, вздыхая, жаловалась, что наверно, никогда в ее ушах не засверкают бриллианты.

В эти выходные он приехать не смог. Позвонил, сказал, что пришло новое оборудование, и что он живет на работе. Настя расстроено положила трубку, а Мария Антоновна спросила:

— Ну что случилось? Ты как будто привидение увидела.

— Он не приедет. Работы много. А мне нужно было ему сказать…

— Что?

Настя заплакала:

— Я хотела ему сказать, что у нас будет ребенок.

— Господи, наконец-то! Собирайся! Поезжай к нему, приготовишь ужин, встретишь его с работы и все расскажешь!

***

Настя открыла дверь ключом, который ей дала Мария Антоновна, и осмотрелась. Она ни разу здесь не была. Странно как-то. Ну, ничего, Сейчас она все рассмотрит. Сема будет удивлен, а уж как счастлив… Она прошлась по комнатам. Ничего себе квартирка. Открыла дверь в одну комнату-все понятно, эта принадлежит Марии Антоновне. Вот, еще дверь, наверное, это комната Семена. Настя толкнула дверь и замерла. Это действительно была комната Семена, судя по тому, что он спал на кровати. Но спал он не один. Рядом с ним лежала девушка. Короткие ярко рыжие волосы, слишком пухлые губы…

— Семен…

Настя почувствовала, как в глазах все плывет. Он открыл глаза и посмотрел на жену.

— Настя! Какого черта ты здесь делаешь?

Настя развернулась и побежала. Хлопнула входная дверь. Семен выругался. Черт! Зачем она приехала? Такой хороший план был, а теперь? Но, к удивлению, чувствовал он не раздражение, а страх. Страх потерять Настю.

Он стал одеваться.

— Алиса, собирайся. Это была моя жена, и я буду полным идиотом, если не верну ее.

— Жена? Ты когда жениться успел?

Алиса была в ярости, но Семен уже не слушал ее. Он выскочил на улицу, потом из двора, и почти сразу увидел толпу. Сердце у него нехорошо сжалось, и он бросился к этой толпе.

Настя лежала на дороге. Рядом стоял автомобиль, который ее сбил. Водитель хватался за голову:

— Я не знаю, откуда она взялась! Выскочила, не глядя по сторонам… Может, она пьяная?

Семен упал на колени перед Настей. Взял осторожно ее руку в свою. Казалось, она без сознания.

— Настя, Настенька… Прости меня… Я такой дурак. Я не понимал ничего. Совсем ничего. Мне было так легче, легче думать, что я никого не люблю. Чтобы любить, нужен характер, нужна смелость, потому что придется отдать всего себя человеку, которого любишь. Как сделала это ты. А я не успел. Если бы ты знала, как я хочу вернуть все назад, сделать все по-другому! Только когда ты убежала, я понял, как сильно люблю тебя…

Люди вокруг притихли. Семен плакал. Он даже не услышал, как подъехала скорая. Его оттеснили, а потом доктор спросил:

— Вы поедете с ней?

— Конечно…

Он сидел в скорой, держал руку Насти и все повторял:

— Господи, пожалуйста…

В какой-то момент ресницы Насти дрогнули. Она приоткрыла глаза, посмотрела на Семена. Слегка улыбнулась и прошептала:

— Я все слышала. Второй раз не прощу…

— Настя! Не будет второго раза! Клянусь! Мне никто, кроме тебя не нужен…

Но его жена уже спала, а может… только делала вид.

Оцените статью
Я всё слышала. Второй раз не прощу: История любви и предательства
О молодой модели, которая вышла замуж за богатого «дедка» и даже родила от него