— Не смей развращать моего сына! — Крикнула свекровь, увидев невестку в костюме медсестры

— Ты что на себя напялила? Совсем стыд потеряла? Мой дом не бордель! Грязной похоти здесь не место! Ну, держись, извращенка! — Нина Ивановна схватила с кресла декоративную, бежевую подушку и запустила её в Валю.

— В моей светлой квартире я запрещаю жить во грехе! — Свекровь гневно посмотрела на Валю.

— Нина Ивановна, зачем кричать? Можно же спокойно сказать, если вам что-то не нравится. — Растерянно ответила Валя, которая совершенно не ожидала увидеть свекровь.

— Спокойно? — Выпалила Нина Ивановна. — Я в твоём возрасте уже с двумя детьми сидела, по ночам дом драила, а в перерывах еду готовила.

— А у тебя… — Свекровь презрительно окинула взглядом квартиру, которую она отдала сыну после свадьбы. — Грязно, как в сарае, нормальной еды нет, а про внуков вообще молчу. Скорее, рак на горе просвистит песню Утёсова, чем ты разродишься.

— Почему же грязно? — Валя подняла с пола подушку, отряхнула и положила её на кресло. — К нам дважды в неделю приходит домработница и всё здесь убирает.

— Что? Ты приводишь в мой дом незнакомых людей? — Нина Ивановна напряглась. — Кто тебе разрешил? А если она меня обворует? Ты в своём уме?

— Во-первых, вы отсюда вывезли все ваши вещи, как только мы сюда приехали. Так что если что-то и пропадёт, то только из наших вещей. А во-вторых, — Валя облокотилась на стол. — Взять домработницу… Это было решение вашего сына.

— Надеюсь, она сворует твой грязный наряд. Смотреть на тебя противно! А ну, быстро переоделась в нормальную одежду. Жду тебя на кухне. — Свекровь громко хлопнула дверью спальни.

— И не смей ходить на каблуках по паркету. Бессовестная! — Крикнула вдогонку Нина Ивановна.

— А Диме нравится этот образ, — Валя улыбнулась себе перед зеркалом и надела спортивный костюм.

— Это что за дрянь несъедобная? Ты чем моего сына травишь? — Нина Ивановна вовсю хозяйничала на кухне, доставая из холодильника разные контейнеры с едой. — Это же есть невозможно.

— Вам не нравится, Нина Ивановна, а нам нравится. — Валя поставила чайник. — Это готовая еда. Сейчас для экономии времени очень удобно заказывать уже готовые блюда. Их прямо домой привозят.

— Ты мне в уши-то не заливай. — Недовольно ответила свекровь. — Еду ей готовую на дом привозят. А ты знаешь, из чего готовят эти ваши готовые блюда?

— Из нормальных продуктов. Из чего ещё. Чай будете? — Валя налила кипяток в чашку и бросила ароматный пакетик с заваркой.

— В этом доме из качественной еды у тебя походу только чай… А эту гадость, которой ты пичкаешь моего сына… Её делают из второсортных продуктов с истёкшим сроком годности. Можешь не сомневаться. — Фыркнула свекровь.

— Вот загремите в больницу как-нибудь с отравлением, я на вас посмотрю. Вот там как раз нормальные медсёстры будут. — Нина Ивановна взяла чашку. — Они-то одежду по назначению используют. А не для грязных, плотских утех!

Нина Ивановна вспомнила, что она только что видела невестку в непристойном виде, и женщину интуитивно передёрнуло от отвращения.

— Два года уже едим и всё нормально, Нина Ивановна. Не пойму, что плохого в домработнице и готовой еде. Сразу столько свободного времени освобождается. Здорово же! — Валя добавила в чашку холодной воды и сделала большой глоток.

— А зачем тебе свободное время? — Свекровь вопросительно посмотрела на жену сына. — Внуков ты мне так и не сделала, по хозяйству мне на даче не помогаешь. Ты чем занимаешься-то, бездельница?

— Как чем? Живу! Работаю… Радуюсь жизни вместе с вашим сыном. — Валя решила прояснить свою позицию, хотя в душе знала, что спорить со свекровью… это как лить ароматное масло на грязную сковородку.

— Радоваться она вздумала, — буркнула свекровь. — Пока тебя не было, мой Димочка и сам убирался, и так вкусно маме готовил. И помогал… А что теперь… — Свекровь злобно посмотрела на чашку, а потом на Валю.

— «Мам, я не смогу приехать, я отправил к тебе курьера»… «Мама, я не заберу тебя с дачи, я отправил такси». Вот как мой сын теперь родной матери отвечает. И это ты его надоумила. Со своими липовыми удобствами и извращениями. — Свекровь звонко ударила по столу ладонью.

— Не смей портить моего сына! Это всё твоих рук дело. И чтобы быстро мне внука заделали. В этом году! Иначе лишу Димку наследства. Посмотрим, как вы запоете. — Нина Ивановна резко встала из-за стола.

— Нина Ивановна, а вы зачем пришли-то? — В этот день Валя совершенно не ожидала увидеть свекровь, которая свалилась как снег на голову.

— Что? Это моя квартира! Когда хочу, тогда и прихожу. А за тобой, безнравственная курица, глаз да глаз нужен. — Выкрикнула свекровь.

— Быстро отдала мне свой наряд медсестры! — Нина Ивановна выпучила глаза.

— Извините, конечно, но, во-первых, он вам не налезет, а во-вторых он мой. Я его сама купила, чтобы порадовать Диму. — С обидой ответила невестка, которой надоело терпеть упрёки свекрови.

— Ах ты, шкура, дерзить мне вздумала! — Свекровь посмотрела на невестку колючим взглядом. — Я его сожгу от греха подальше! Тебе самой не стыдно, что без этого костюма ты моего Димочку уже не цепляешь.

— Я его всегда цепляю, у нас прекрасные отношения и наша личная жизнь вас не касается. — Отчеканила Валя. — Не знаю, зачем вы пришли, но вам пора.

Невестка тоже встала, чтобы ускорить процесс ухода свекрови, но не тут-то было. Весь шок начался как раз дальше.

— Не хочешь по-хорошему, значит, будет по-плохому. — Нина Ивановна бросилась в спальню.

— Сейчас я наведу порядок, сейчас я наведу порядок! — Свекровь быстро зашла в комнату, резко захлопнула перед носом Вали дверь и повернула ключ.

— Нина Ивановна, что вы тут себе надумали. Немедленно откройте, — Валя сильно дёрнула ручку двери, но дверь была плотно закрыта.

В то время как Валентина возмущённо стучала в дверь, Нина Ивановна решила устроить масштабный обыск и тщательную ревизию всех вещей невестки. Женщина энергично выворачивала все ящики пока не наткнулась на тот самый похабный ящик.

— Что! Тут есть и другие костюмы? — Свекровь с отвращением достала костюм горничной, костюм стюардессы и еще парочку костюмов. А внизу ящика её ждал шок. Впервые в жизни Нина Ивановна увидела вживую игрушки для взрослых.

— Ах ты вульгарная мерзавка. Так и чувствовало сердце матери, что что-то не так с этой девкой. Охомутала моего сына своим развратом и радуется. — Не сдерживаясь в выражениях, свекровь орала из спальни.

По набору грязных слов Валя поняла, что свекровь нашла тот самый пикантный ящик.

— Нина Ивановна, немедленно откройте. Что вы за цирк устроили! Я запрещаю вам рыться в моих вещах. — Грозно крикнула Валя, но свекровь было не остановить.

Нина Ивановна нашла в одном из шкафов ножницы и принялась кромсать непристойные наряды невестки.

— Не смей развращать моего сына! — Женщина в бешенстве резала на лоскуты платье за платьем.

— Я тебя поставлю на место, сальная финтифлюшка. — Свекровь с особым усердием стала разламывать игрушки для взрослых.

Валя не выдержала и набрала мужу.

— Любимый, твоя мама… она пришла без приглашения… Устроила скандал и заперлась в спальной. Кажется, она не в себе. Ты что так долго? Срочно приезжай! — Взволнованно выпалила Валя, когда Дима взял трубку.

В это время свекровь вошла в раж и явно не собиралась останавливаться. Женщина решила избавить Валю от дорогого, эксклюзивного нижнего белья.

— Бульварная распутница! Непристойная мерзопакость! Корсеты с чулками она носить вздумала. Кружево ей, видите ли, нравится. Моя квартира… Мой сыночек… — Свекровь с упоением орудовала ножницами.

— Это тебе не публичный дом! Не бывать этому. Моего Димочку она развратить захотела! А он потом мать ни во что не ставит! — Женщина искромсала всё нижнее бельё невестки, включая даже самые приличные экземпляры.

Нина Ивановна остановилась, когда отрезала рукав у обыкновенного свитера. Который в страхе вжался в шкаф и всем видом молил о пощаде.

— Так это уже одежда. Одежду я портить не буду. Я же не какой-то вандал вредитель. — Свекровь отбросила ножницы и торжественно окинула взором большую кучу изрезанных вещей посреди спальни. Кучу, которая к концу её работы доходила ей до пояса.

Валя любила модную одежду. Дорогую, красивую одежду. Невестка сама хорошо зарабатывала в своём агентстве недвижимости и покупала много разных, элегантных нарядов.

Валя могла себе позволить покупать не только роскошную верхнюю одежду и платья, но и недешёвое, эксклюзивное нижнее бельё. Включая костюмы для взрослых игр, каждый из которых стоил не меньше пятидесяти тысяч рублей.

Муж Вали, Дима был в полном восторге от ночных перевоплощений супруги. Отчасти, благодаря насыщенной ночной жизни, их брак был крепким и счастливым.

Когда Валя, вместе с вернувшимся с работы мужем, вошла в спальню, она не могла поверить своим глазам. Обида, изумление, гнев… За секунду Валентина поймала весь спектр самых сильных негативных эмоций.

— Что вы наделали, Нина Ивановна… Вы хоть знаете, сколько это стоит… — Глаза Валентины округлились до размера блюдца, из которого свекровь у себя на даче жадно глотает чай, оттопырив мизинчик. В гробовой тишине крупные слёзы смачно упали на паркет.

— Это же всё фирменное… Это всё стоит несколько миллионов… Вы… Вы что наделали?! — Валя в изумлении и ужасе застыла у входа в спальню, закрыв от шока рот руками.

— Мам, ты что натворила? — Взволнованно выдавил из себя Дима… — Как ты могла такое сделать… У тебя всё хорошо с головой?

— У меня-то с головой всё в порядке, — усмехнувшись, ответила мать Димы.

— А вам точно нужно сходить к психиатру. — Резко выдохнув воздух, свекровь покачала головой.

— Димочка, эта пошлая стерва тебя совсем развратила. Ты раньше у меня таким хорошим был, о маме думал, заботился… А теперь что… Присылаешь мне еду с курьером, почти не звонишь, не приезжаешь… — Свекровь тяжело вздохнула.

— Эта ветреная девка перед тобой вот в этом похотливом белье и костюмчиках своих расхаживает, а ты и рад этому.

— Променял маму на эту панельную пигалицу. — Свекровь бросила пронзительный взгляд на Валю, до которой только стало доходить, что произошло за те полчаса, когда она ломилась к себе в спальню.

— Это порча чужого имущества. У меня есть в телефоне все доказательства покупки. Вы мне всё до копейки отдадите или я вас засужу, — злобно прошипела Валя.

— Вы не имели никакого права рыться в моих вещах и тем более их портить. — Валя с трудом сдерживала эмоции. — Это подсудное дело, вы меня слышите?! До копейки всё вернёте!

— Успокойся девочка, я тебе ничего не верну. Это ты не имела никакого права развращать моего сына и отдалять его от меня. Сама разрезала свои шмотки и ещё старушку обвинить хочешь… — Буркнула свекровь.

Уничтожая одежду невестки… Вопрос порчи чужого имущества и стоимость изделий волновали Нину Ивановну не более чем специфика гражданского кодекса Зимбабве.

Но когда чувства остыли, и Нина Ивановна стала понимать, что она наделала, женщине стало не по себе. Свекровь поспешила ретироваться и как можно скорее покинуть квартиру.

— Мать, ты что учудила? Кто тебе разрешил вообще рыться в вещах моей жены. — Дима грозно посмотрел на Нину Ивановну и перекрыл собой выход из спальни.

— Я пришла к тебе в гости, а она тут расхаживает в чулках, на каблуках и в костюме медсестры. Это вообще нормально? От такой пошлости меня чуть инфаркт не схватил. А потом твоя жена мне дерзить вздумала. А я не потерплю неуважения в своём доме. — Крикнула свекровь.

— А зачем ты вообще пришла? — Дмитрий сердито посмотрел на мать.

— Это мой дом, когда хочу, тогда и прихожу. И слава богу, что пришла. Своими глазами убедилась, как низко вы пали. Тебе самому не стыдно? — Свекровь обиженно поджала губы и бросила резкий взгляд на сына. — Дай пройти.

— Мама, я уже взрослый. И то, чем я занимаюсь с Валей, тебя не касается от слова совсем! — Раздражённо ответил Дима. — И за испорченные вещи ты Вале вернёшь деньги. Валя честно всё посчитает, и ты ей всё возместишь.

— А мне за испорченные нервы, кто деньги вернёт? — Взвизгнула свекровь. — И вообще вы уже пять лет бесплатно в моей квартире живёте. Тебе не стыдно такое матери говорить?

— Тут только этот один корсет восемьдесят тысяч стоит, я его три месяца ждала… — Всхлипнув, Валя присела и подцепила элегантным ногтём изумрудный лоскуток.

— Значит, ты продашь машину и вернёшь мне деньги, если твоя мать не отдаст, — Валя встала и злобно посмотрела на мужа.

— Вот, видишь, как запела, чертовка, — злорадно произнесла Нина Ивановна. — Теперь эхта женщина демон с тебя деньги требует. — Вот на ком ты женился, видишь?

— Если ты продашь машину и вернёшь ей деньги, то и мне верни за пять лет, что вы тут живёте. А сейчас мне пора. — Свекровь бросила брезгливый взгляд на спальню, оттолкнула сына и направилась к выходу

— Если ты не вернёшь деньги, я отсюда сегодня же навсегда уеду. И больше никогда с тобой не буду общаться. Ты вконец попутала берега! — Крикнул Дима, когда Нина Ивановна практически была уже у двери.

— Ты смеешь угрожать матери? — Свекровь развернулась и уставилась на сына, который вышел из спальни.

— Ещё как смею! — Отрезал Дмитрий. — Ты вламываешься без приглашения, вредишь моей любимой жене, вечно всё критикуешь и постоянно кривишь носом.

— Я?! — Свекровь с возмущением наклонила голову и демонстративно прижала руку к сердцу.

— Еда тебе наша не нравится, домработница видите ли тоже… И то, что мы отдыхаем, наслаждаемся и радуемся жизни… Тебя тоже не устраивает. Мне Валя только что рассказала, как ты фыркала на кухне… — Мужчина подошёл к матери.

— Меня уже достало, что есть только твоя точка зрения и все остальные неправильные. И сегодня ты явно перегнула палку. Это последняя капля, мама.

— Так что… Либо ты отдаёшь все деньги за испорченные вещи, либо я полностью прекращаю с тобой общение. — Дима облокотился рукой об стену и сжал зубы от недовольства.

— Значит, ты выберешь эту развратную, похотливую девицу, а не родную мать? — Прошипела Нина Ивановна. — Неблагодарный.

— Да, выберу! — Дима решительно посмотрел в глаза матери.

— Чтобы я отдала деньги за эти развратные тряпки? Да я лучше умру! В жизни этого не будет! В таком случае прощай, сынок. Рада была быть твоей мамой. — Всхлипывая, Нина Ивановна вышла из квартиры.

— Зато я не рад! — Крикнул Дима. Мужчина громко закрыл дверь и устремился успокаивать жену.

Машину продавать не пришлось, но Дима отдал жене всю сумму за испорченную его матерью одежду. Пришлось распотрошить вклад. Валя не хотела брать, так как искренне любила мужа, но Дмитрий настоял.

На следующий день Дима и Валя сняли квартиру и переехали в другую часть города. Дима заблокировал на телефоне номер матери и больше с ней не общался.

Когда Дима и Валя переехали, Валя практически сразу забеременела. Словно что-то невидимое и злое перестало мешать. Или женщина просто расслабилась, зная, что её нервная система больше не будет подвергаться злым атакам свекрови.

— Когда одна дверь закрывается, где-то открывается другая, — загадочно произнесла Валя, протягивая Диме тест с двумя полосками.

— Мы пять лет этого ждали! Ура! Вселенная на нашей стороне. — Узнав счастливую новость, мужчина стал прыгать от радости.

— Теперь точно будет всё хорошо! — Дима нежно обнял супругу.

— Именно так, Димочка. Ведь мы так любим друг друга — Валя поцеловала мужа, когда он положил ей голову на живот.

А что Нина Ивановна? На старости лет женщина завела блог, где брызжет ядом на современный образ жизни, осуждая всё подряд: от доставки еды до пластических операций. Блог стал весьма популярным, и женщина точно знает, ради чего встаёт по утрам. Но внука она так и не увидела.

И пока Валя с Димой радостно гуляют с малышом в одном из уютных московских парков, а Нина Ивановна строчит очередную гневную статью про вульгарные наряды современной молодежи… Большое и яркое солнце по-прежнему беспристрастно и одинаково светит как всем хорошим, так и всем плохим людям.

Вот такая история, друзья. Пишите ниже, что думаете о героях и их поступках.

Оцените статью
— Не смей развращать моего сына! — Крикнула свекровь, увидев невестку в костюме медсестры
Сердючка отказывается выступать для русской публики. Данилко запрещает приходить на его концерты