Мама сказала, что сын не мой

— Я хочу сделать тест ДНК!

Иван стоял в проеме двери, всем своим грозным видом показывая, что он не шутит.

Маша в этот момент мыла посуду, и даже подумала, что из-за шума воды ей все это послышалось.

Поэтому, выключив воду, она переспросила у своего мужа.

— Что ты сказал?

— Я хочу сделать тест ДНК нашему ребенку.

— Зачем? – вытирая руки, спросила Маша.

— Потому что думаю, что сын не мой.

Вот это новости… Их сыну Тимофею было уже четыре года. Конечно, Ваню нельзя назвать отцом года, но к сыну он всегда относился с теплом. Проводил с ним время, покупал игрушки, даже иногда оставался с ним вечером вдвоем, когда Маше нужно было куда-то сходить.

И никогда в жизни он не заикался о том, что сомневается в отцовстве. Притом, даже поводов сомневаться у него не было. Маша с Ваней поженились шесть лет назад, а через год женщина узнала, что беременна.

Этот год они были счастливы, и у Маши, конечно же, никого на стороне не было. Да и быть не могло! Тогда с чего все это?

— А можно спросить, почему ты это решил? – уточнила женщина.

Ваня тут же усмехнулся. А затем как-то недобро посмотрел на свою жену.

— Вот! Ты уже пытаешься меня отговорить! Если бы твоя совесть была чиста, тебе бы и бояться было нечего!

Это казалось каким-то бредом.

Какой-то неземной любви у Маши и Вани не было, но женщина, в принципе, считала, что это все сказка. Что вообще такое, эта ваша любовь? Если тебе с человеком хорошо, вы друг друга уважаете, не изменяете, то это же, в целом, и есть та самая любовь.

Но никогда за годы брака ее муж так не унижал ее, как сейчас. У них было и уважение, и доверие, а теперь он открыто выдвигает ей такие обвинения!

— Я не пытаюсь тебя отговорить, — как можно спокойнее произнесла Маша. – Мне просто интересно, почему, спустя четыре года после рождения Тимки ты вдруг начал думать, что это не твой сын?

— Так он на меня даже не похож! – выдвинул муж, как ему казалось, неоспоримый аргумент. – Я блондин, да и все в моей семье светлые, а Тимка с темными волосами и карими глазами!

— А ничего, что у меня темные волосы и карие глаза? – поинтересовалась Маша. – Да и он копия моего папы, ты же сам это видишь!

— Не вижу, — тут же опроверг слова жены Ваня. Хотя сам еще полгода назад удивлялся тому, как Тима похож на дедушку. – Зато я вижу, как он похож на твоего коллегу!

— Это какого? – ради интереса спросила Маша.

— Какого, какого? – передразнил ее муж. – На этого, Марата!

Маша не смогла сдержаться от смешка. Она еще до беременности работала в магазине мебели менеджером, и у них там был грузчик Марат. И, к слову, Тима на него ни капли не похож. Только что темными волосами.

— Вань, это какой-то бред, — покачала головой Маша. – Ты прекрасно знаешь, что я тебе никогда не изменяла!

— Вот мне и мама с сестрой говорили, что ты отпираться будешь! В общем, хочешь-не хочешь, а я тест сделаю!

Ах, вот оно что… Все встало на свои места.

Маша была из тех людей, которые всем нравились. Добрая, легкая в общении, готовая прийти на помощь. Но при этом в ней был и жесткий стержень, который не позволял другим людям на ней ездить. Если ей что-то не нравилось, она всегда об этом говорила. Да и не подхалимничала никогда.

Со свекровью отношения не заладились сразу. Точнее, вначале мама Вани ей показалась приятной женщиной. Всегда накрывала стол, когда они с мужем приходили к ней в гости, говорила Маше комплименты, не забывая упомянуть, как ее сыну повезло, что встретил такую умницу и красавицу. И Маша радовалась, что ей так повезло со свекровью, а то, кого не послушаешь, у всех ведьмы, а у нее – милейшая женщина.

Но вскоре выяснилось, что эта милейшая женщина за столом ей улыбается, а за спиной говорит про Машу гадости. И что она глупая, и хозяйка плохая, да и страшная, как черт. И за последнее было совсем обидно, потому что Маша, объективно, была очень даже симпатичной.

Естественно, что Маша не стала закрывать на это глаза. И при следующем визите выложила все, как на духу, не забыв уточнить, чтобы свекровь определилась уже во мнении о ней.

Тогда-то вся скверная натура женщины и проявилась во всей красе. Но Маша решила эту проблему просто – перестала с ней общаться. Муж ездил в гости, в том числе и с сыном, но к себе Маша ее не звала.

Сестра Вани была под стать своей мамочке. Тоже любила посплетничать и полить всех грязью. При том все всегда у нее были виноваты. И в том, что муж ушел (хотя, он просто узнал про любовника), и что с работы ее выгнали (поймали на воровстве), и что электричество в квартире отключили (еще бы: полгода не платила!). И поначалу Маша пыталась найти с ней общий язык, но поняла, что молча выслушивать ее жалобы, да еще и поддакивать ей, совесть не позволяет. А, правда, как известно, никому не нужна.

И вот сейчас выясняется, что любимая мамочка и сестренка науськали ее мужа. Видимо, давно на мозги капают, и все же добились своего.

Маша решила, что даст Ване шанс одуматься. Она села за стол и попросила мужа тоже присесть.

— Вань, ты же знаешь, что твои родственники, мягко говоря, меня недолюбливают. И они тебе в голову втемяшили какую-то чушь, из-за которой наш брак может распасться.

— Если тебе нечего скрывать, — произнес супруг, словно ее не слыша,- тогда сделаем тест.

— Хорошо, — сдалась Маша. – Сделаем. Но только с одним условием.

— Это еще каким? – усмехнулся Ваня.

— Когда тест покажет, что ребенок твой (а он это покажет), ты собираешь свои вещи и уезжаешь к мамочке. И мы разводимся.

— С чего это? – нахмурился Ваня.

— Потому что я не стану жить с мужчиной, который мне не доверяет, хотя у него для этого нет никаких оснований. Если мнение мамы для тебя важнее, вперед! А если ты все же будешь думать своей головой, то поймешь, что я бы никогда в жизни тебя не предала.

Иван задумался. И женщина уже понадеялась, что ее супруг все же придет в себя и перестанет страдать ерундой. Но, видимо, его хорошо перепрограммировали, потому что спустя пару минут Ваня заявил:

— Делаем тест. И точка.

— Ладно, — кивнула Маша.

Возможно, Ваню убедили, что сын не его. А может, он просто не воспринял слова своей жены всерьез. Но уже на следующий день у мужа и Тимы взяли образцы ДНК.

Тест делался неделю. Всю эту неделю Ваня и Маша не разговаривали. Притом женщина заметила, что муж и с сыном холоден.

Она уже и сама с нетерпением ждала результатов теста. Чтобы ткнуть ими в лицо мужу. Маша уже все твердо решила. И если бы это он сам вдруг начал думать, что она нагуляла Тимку, она бы еще это приняла. Так ведь нет, у них же все было хорошо, пока он не послушал мамочку. А что будет дальше? Может, свекровь еще что-то придумает, лишь бы их рассорить и очернить свою невестку. Маша этого терпеть не собиралась.

Когда на почту пришел результат, Маша позвала Ваню. Она открыла тест, и даже не стала на него смотреть. Результат она и так знала. Просто повернула телефон экраном к мужу.

Тот что-то долго и придирчиво изучал, а потом улыбнулся.

— Все-таки Тимка мой! Ух, прямо гора с плеч! Надо по этому поводу праздник устроить!

— Конечно, надо, — кивнула Маша. – Только не по поводу твоего отцовства – это было известно сразу, когда я забеременела. А по поводу нашего развода.

— Какого развода? – нахмурился Ваня. – Маш, ты серьезно? Да, я сомневался! А ты знаешь, сколько мужиков воспитывают не своих детей?

— Не знаю, и знать не хочу, — отрезала женщина. – Но я точно знаю, что не собираюсь жить с тем, кто думает не своей головой. Кто готов обидеть близкого человека, только потому, что кто-то там что-то сказал. Кто даже к сыну неделю не подходил, потому что сам себе что-то придумал. Уходи, Вань.

Иван еще долгое время пытался сохранить семью. Даже извинился за свое поведение и пообещал впредь не слушать родню.

Но Маша была неумолима. Казалось бы, какая ерунда, а так хорошо раскрыла суть мужчины, с которым она жила и от которого родила ребенка.

А еще Маша сочувствовала той, с кем когда-нибудь сойдется Ваня. Потому что ей тоже явно будет непросто, учитывая злые языки его родни. Но, может, Ваня сделал хоть какой-то вывод, и впредь будет умнее. Хотя, навряд ли. Люди же не меняются.

Оцените статью
Мама сказала, что сын не мой
Газманов прокомментировал решение русских граждан покинуть страну