Не каждая хозяйка умеет правильно пользоваться теркой. Вот вы знаете про ее полный функционал?

Понимаю, что звучит смешно, но я и вправду пользовалась теркой, как меня мама научила, а ту бабушка. Но наша простая помощница не так уж проста. Если какая-то сторона не используется — это не значит, что она не нужна. Вы просто не умеете ею готовить!

А самая частая ошибка — неправильно держать терочку. Ее нужно класть горизонтально, а не ставить. Таким образом она становится самой в себе емкостью для натертых продуктов, их легко переложить в миску. Не нужно давить теркой на тарелку. Ах, сообразить бы раньше, я их столько раздавила!

Сторона со средними зубчиками — самая нужная. Хоть морковку натереть для обжарки, хоть сыр для посыпки. А некоторые обтягивают пленкой — и трут чеснок. Он сразу собирается на полиэтилен, не пачкая металл. Терка не впитывает запах чесночного сока, ее не приходится мыть.

Сторона пробитых дырочек самая опасная, вся колючая, как еж. Ну для чего она?

Оказывается, у нее приличный функционал.

  • ободрать чешую с рыбы;
  • содрать цедру с лимона;
  • растереть овощи для сока;
  • если пригорела выпечка, такой теркой снимают почерневший слой, как наждаком.

Сторона с крупными дырочками — просто супер.

Петрушку можно почистить, сами попробуйте! Продернуть стебель сквозь отверстие — и вот уже листики отдельно, палки отдельно. Не нужно ощипывать, разбирать, справитесь одним движением.

Сторона с двумя прорезями — для слайсов. Это сейчас есть терки бернера и прочие слайсеры. А раньше самым простым способом получали идеальные пластинки равномерной толщины. Резали сыр, колбаску, даже картошку для жарки и огурцы для декора стола. Праздничная нарезка в СССР вообще была больной темой. Питались вкусно, но украсить стол было сложно. Потому и старались хозяйки изобретать новые способы. Идеальный сыр ресторанной подачи здорово облагораживал непритязательный советский быт.

Оцените статью
Не каждая хозяйка умеет правильно пользоваться теркой. Вот вы знаете про ее полный функционал?
Юрий Соломин был женат больше шестидесяти лет. Только одно смогло разлучить супругов