— Своей матери бизнес-класс оплатил, а я в экономе должна ютиться? — возмутилась тёща, когда зять ограничил ее в средствах

— Милый, у нас с мамой возникла неприятная ситуация, — Алина посмотрела на мужа поверх новых очков. У нее было все в порядке со зрением, просто она очень любила покупать себе новые аксессуары и считала, что дорогая брендовая оправа ей очень идет.

— Я в курсе, — смотря мимо нее, ответил Павел.

— Значит, проблема уже решена? Ты уже позвонил в банк и разобрался с этими «неучами», которые сидят и протирают штаны в своих кабинетах, вместо того, чтобы обслуживать нас и предоставлять только качественный сервис!

Павел не ответил.

— Что ты молчишь?!

— А что я должен сказать?

— Почему мы не смогли оплатить покупки?

— Не вы. Твоя мать. — поправил Павел.

— Какая разница?!

— Очень даже большая. Я еще кое-как могу терпеть, когда с твоей карты сливаются средства, но когда с моего счета происходит покупка двух одинаковых шубок или сережек, это немного напрягает. Скажи, с какой стороны я похож на Султана?

Алина нахмурила брови, точнее, постаралась, но укол красоты не позволил ей выразить всю гамму эмоций.

— Я не понимаю.

— Если б я был Султан… Знаешь как дальше?

— Нет.

— Я б имел трех жён.

Алина прикусила губу. Ей не нравилось то, какой оборот принимал этот разговор.

— Какие жёны?! Я у тебя одна! Или, может, я чего-то не знаю?!

— Это, может быть, я чего-то не знаю? — передразнил ее Павел. — С какой стати твоя мать ведет так, словно она моя вторая жена?

— Ты преувеличиваешь, Паша.

— А, по-моему, это она «преувеличила» мои расходы за последние три дня в миллион раз. Это никуда не годится. Мне было бы дешевле содержать гарем, чем твою мать.

— Но я не могу запретить ей совершать покупки! Она тоже женщина, и тоже хочет выглядеть хорошо.

— У нее есть свой муж.

— Ты знаешь, что Геннадий Андреевич — скупердяй.

— Поэтому я должен отдуваться за двоих? И вообще, Геннадий Андреевич — разумный мужик. А вот насчет умственных способностей твоей матери я стал сомневаться.

— Перестань оскорблять тёщу, Павел! Она замечательная женщина, со всей душой к тебе!

— К моему кошельку.

— Значит, это ты заблокировал карту? — наконец, догадалась Алина.

— Нет, это она решила, что пора иметь совесть.

— Я серьезно, а ты шутишь!

— Вовсе нет.

Алина закатила глаза. Она ненавидела такие моменты. Совсем недавно ей казалось, что Павел — ее идеал. Щедрый, любящий, богатый… но с недавних пор у них в отношениях что-то изменилось. Он стал без объяснений блокировать ее карты, спрашивать, куда и зачем она потратила некоторые, по ее меркам скромные суммы.

Например, недавно он попросил ее принести чек из салона красоты!

— Какой чек, милый? Они работают за наличные, — округлила глаза Алина.

— Тогда позволь спросить, почему у них цены такие, словно у тебя в губах закачано золото или нефть?!

— Красота требует затрат. Тебе же хочется, чтобы я выглядела на миллион? Вот и плати.

— Если посчитать, сколько я уже «заплатил», то ты должна выглядеть на миллиард! Алина, я прошу тебя, перестань заниматься глупостями.

Павел предупредил жену. Но Алина не прислушалась к предостережению Павла.

Поэтому через неделю он положил перед ней бумагу, похожую на смету.

— Что это?

— Твои траты.

— Ты будешь меня тыкать носом? Что с тобой, Паша?! — Глаза Алины наполнились слезами.

— Послушай, милая… я понимаю, что ты до мозга костей девочка. Но даже кукла Барби не делает маникюр и педикюр два раза в день! Как ты можешь это объяснить?! — он ткнул пальцем в три одинаковых чека. В тот день Алина взяла с собой на ногти маму и подругу. Они отлично провели время, устроив настоящий девичник. Но когда пришло время расплачиваться, оказалось, что у мамы не нашлось наличности. Алина заплатила за всех, даже не думая о том, что скажет муж.

— У нас был девичник. За мать заплатить — святое дело. А у Миланы сейчас тяжелая ситуация, ее бросил мужчина… она не может себе позволить такой дорогой салон.

— А ты, значит, можешь себе позволить?

— Милый, у тебя проблемы в бизнесе? — испугалась Алина. — У нас теперь нет денег?!

— Алин, ты думаешь не о том. Вопрос не в заработанных деньгах, а в потраченных. Я уже разбаловал одну женщину и мне хватает этого. Баловать Милан, Анжел, Вероник… я не намерен. В долг дать могу, если там совсем все печально. Но благотворительностью заниматься не буду. У меня уже есть список более важных мест, где действительно нуждаются в моей помощи. Я лучше в фонд борьбы с неизлечимой болезнью перечислю эти деньги.

Алина не ответила. Она потупила взгляд и посмотрела на ногти. Стоили ли они тех денег, что она заплатила? Вряд ли. Но у Алины были другие мысли. Она думала, что Павел закручивает гайки, начинает ее воспитывать. И ей это не нравилось.

— Хорошо. Я поняла. Буду ходить без маникюра. Посмотрим, что скажут твои партнеры и друзья, — насупилась она.

— Я не ограничиваю тебя. Просто обращаю внимание, что не потерплю пустой траты денег на ветер. Будем считать, что девичник был твоим подарком на… — он посмотрел на календарь, — на Хеллоуин. У вас был не девичник, а шабаш. Идет?

— Да.

— Поздравляю с профессиональным праздником твою подругу и мать. В ближайшее время праздников не планируется. Поэтому будь любезна тратить деньги с умом.

— Хорошо, — Алина нехотя кивнула.

А через пару недель во время шопинга Жанна Витальевна не смогла провести оплату картой, которую ей выделила дочь. Алина решила, что раз Павел контролирует ее расходы, то будет более правильно, оформить еще одну карту, чтобы деньги списывались с разных счетов. Алина понятия не имела о порядке движения средств на счету у мужа и не предполагала, что Павел контролирует все до копейки.

Поэтому первая крупная покупка прошла. А на вторую пришел отказ.

— Банк отклонил операцию, — вежливо улыбаясь, сказала продавщица в ювелирном.

— Как это? Не может быть! — Алина удивилась.

— Давай еще раз попробуем, — предложила мама.

— Возможно, у вас недостаточно средств.

— Мой муж достаточно обеспечен! — опровергла теорию продавщицы Алина. — Это у вас какие-то проблемы! Идем, мама… купим тебе серьги в другом месте.

Женщины ушли без покупки. Но в другом магазине произошло то же самое. Карта Алины работала, а карта, которую она «выдала» Жанне Витальевне — нет.

— Я оплачу с той же карты. Она точно работает, — в конце концов, не выдержала Алина. Они вернулись в первый магазин, чтобы купить те самые серьги, но на этот раз карта Алины тоже оказалась заблокированной.

— Да вы издеваетесь! — она отчитала продавщицу, и они с матерью уехали. А вечером состоялся тот самый, неприятный разговор с мужем.

— Но с какой стати ты ограничил обе карты?

— Потому что одна пара сережек в день — это еще ладно, но две— это слишком. Хотя… если ты покажешь мне, где так тщательно скрывала от меня еще одну пару ушей… то, так и быть, я прямо сейчас куплю вторую пару таких же серёг.

Павел не смог сдержать ухмылку, а вот Алине было не до смеха. Она боялась, что муж, взявшись за «кнут», ограничит жену в средствах и ей самой придется экономить, не говоря уже о том, чтобы баловать мать.

— Я хотела купить обе пары, потому что не знала, какие мне больше подойдут, — тут же оправдалась Алина, решив действовать хитростью. Как будто бы только что не говорила мужу, что его тёща имеет право на траты.

— То есть ты планировала вернуть одну из них?

— Да.

— Ты прекрасно знаешь, что ювелирка не подлежит обмену и возврату. Алин, перестань держать меня за глупца. Я в бизнесе дольше, чем ты живешь на свете, — Павел стал серьезным. — Давай так: ты прямо сейчас позвонишь своей матери и скажешь, что твой муж, то есть я, больше не станет ее содержать. А я разблокирую твою карту. Идет?

Алина кивнула. Она сделала все, что сказал Павел. Мама, конечно, немного обиделась, но решила, что нужно дать зятю время остыть и все снова станет как раньше.

К тому же у Жанны Витальевны как раз планировался «День матери», на который Алина и купила ей те самые серьги. Павел не стал отчитывать жену. Сделал вид, что не заметил. Своей маме он купил огромный букет и подвеску с бриллиантом.

Надо отметить, что свекровь у Алины была дамой интеллигентной и не вытягивала из сына деньги. Она не отказывалась от его подарков и помощи, но только тогда, когда это было уместно. В ее доме не было «золотых унитазов», а пережив времена дефицита, она, даже имея средства, старалась жить скромно.

Но и ей иногда требовались крупные траты. Так случилось, что свекрови срочно понадобилась дорогостоящая операция. Конечно же, любящий сын сразу же перевел на ее счет нужную сумму. Кроме этого, он оплатил ей перелет, проживание и реабилитацию в лучшей клинике. На здоровье близких Павел не экономил.

Алина с пониманием отнеслась к тому, что муж занимался вопросом лечения свекрови. Она даже пыталась принять участие в этом и чем-то помочь, но у нее из знакомых были только пластические хирурги, которые не смогли бы вылечить маму мужа.

Павел заботу жены оценил. Поэтому когда маме наконец-то стало лучше, он сказал, что хочет отдохнуть.

— Месяц выдался напряженным. Я решил взять небольшой отпуск и махнуть к пальмам. Ты согласна, Алина?

— Конечно, любимый! — у красотки загорелись глаза. Мысленно она тут же перенеслась в бутики, чтобы набрать кучу новых вещей к отпуску.

— Тогда я бронирую отель.

— А мама? Мы возьмем ее? — Алина сделала жалостливые глаза. — Ты не представляешь, как ей хочется поехать на море!

— В чем проблема? Пусть едет. И вообще, если мне не изменяет память, они совсем недавно летали в Сочи.

— Сочи хорошо, но ведь мы полетим на острова! Мама всю жизнь мечтала там побывать! Ну пожалуйста, что тебе стоит осчастливить женщину! Скоро у нее день рождения, — Алина предъявила последний «аргумент».

— Ок. Но тогда с нами поедет и моя мать.

Алина застыла. Слова мужа некоторое время добирались до ее сознания.

— Она тоже давно мечтала. Ей будет полезно.

— А как она долетит после операции?

— Это не твои проблемы. Я решу этот вопрос.

Алина пожала плечами. Наличие или отсутствие свекрови было не самой большой проблемой, если ее мать поехала бы с ними.

— Тогда решено. Едем вместе.

Алина в тот же день осчастливила мать. Жанна Витальевна очень обрадовалась, и они вместе с дочкой пошли по магазинам, чтобы в очередной раз опустошить кошелек Павла. Но на этот раз у них был весомый повод: отпуск.

И все было бы вполне неплохо, если бы не странная претензия тёщи.

Когда Алина попросила ее выбрать для себя билеты на самолет, Жанна Витальевна со всей ответственностью подошла к делу.

Она проанализировала рейсы и остановилась на самом дорогом перелете. Дороже было бы только арендовать личный самолет.

— Мам… а других вариантов не было? — даже транжира Алина удивилась сумме за билет.

— Это самая надежная авиакомпания.  Я не хочу лететь десять часов на кукурузнике.

— Ну ладно… — Алина решила поговорить с мужем, но Павел на этот раз ответил жене такими словами, которых она от него еще не слышала.

— Твоя мать — удивительная женщина, — сказал он. — Ее надо в музей.

— Так что, не будем покупать эти билеты?

— Нет! Вот, три минуты и я нашел в десять раз дешевле! — он продемонстрировал жене экран смартфона. Мы можем десять раз слетать туда и обратно на эту сумму. Я лучше отель возьму подороже, чем буду переплачивать за название авиакомпании.

Алина не стала спорить. Она знала, что Павел не будет экономить на безопасности и комфорте. Но и расточительством заниматься он бы не стал. Поэтому она оставила покупку билетов на его совесть. Но вот Жанне Витальевне такой расклад не понравился.

— Павел, я не совсем понимаю… мы что летим разным классом с твоей матерью? У меня написано «эконом-класс».

— Все верно. Она после операции, ей нужно удобство.

— Но я не хочу лететь экономом! Это не то, на что я рассчитывала! Мой муж, когда мы летали в Сочи, покупал бизнес-класс.

— Может быть, Геннадий оплатит ваш билет? Я вовсе не против, — сказал Павел, глядя на тёщу.

— Я думала, что мы обсудили мою поездку. И то, что я лечу за ваш счет.

— В таком случае вы полетите там, где вас посадят. Эконом-класс — это тот же самолет. Там тоже летают люди и ничего. Никто еще не умирал.

— А собаки вообще летают в багаже! Но я же не собака!

— Жанна Витальевна… к чему споры? Если вы хотите более комфортного перелета, платите за билет сами, — настаивал Павел. Он пошел на принцип после того, как у тёщи от жадности снесло крышу.

— Своей матери бизнес-класс оплатил, а я в экономе должна ютиться? — продолжала возмущаться тёща.

Она начала говорить много и не по делу, припоминая зятю излишнюю бережливость и двойные стандарты.

— А ведь я тоже мать! Вторая. Но ко мне у тебя всегда было предвзятое отношение!

— Вы правы, Жанна Витальева. Я виноват. Допустил ошибку, — сказал Павел.

Тёща расплылась в довольной улыбке, предвкушая, что Павел тотчас же купит для нее лучшие места в салоне. А заодно в отпуске она в качестве компенсации «неудобств» от лишних переживаний сможет потратить все, что было у зятя. ©Стелла Кьярри

Жанна Витальевна отлично знала, какие качественные меха продавались на курорте, куда они собирались лететь и планировала хорошенько закупиться. Вот только зять почему-то забрал у нее из рук солнечные очки и надел на плюшевого медведя.

— А мишке идет! Лучше, чем вам. Не находите?

— Что за дурачества, Паша? — удивилась Жанна Витальевна. Она покупала очки вовсе не для этого.

— Я совершил ошибку, исправляюсь. В отпуск с нами поедет медведь. Он с удовольствием посидит в эконом-классе, а вообще, ему даже места не надо, поедет в багаже. Так что, Жанна Витальевна, на этот раз вы остаетесь дома. Мы передумали вас брать.

— Но…

— Извините, у меня дела.

Павел вновь обратил свое внимание на документы, лежащие на столе, давая понять, что разговор окончен.

— Паша… как ты можешь так! Она же моя мама! — Алина надула пухлые губы. Все это время она стояла молча. Ей не нравилась идея матери, приходить к зятю на работу и устраивать скандал. Она ждала, что добром это не кончится.

— Павел Валентинович, у вас через пять минут встреча. Вы готовы? — напомнил секретарь, постучав в кабинет.

— Да, мои «дорогие» дамы уже уходят, — сухо сказал Павел, и Алине ничего не осталось, как взять мать под руку и увести ее.

— Ну и ну… а еще зять называется. — бросила напоследок Жанна Витальева. — Зять, не.фиг взять, — в рифму продолжила она, понимая, что теперь и правда, кроме «фиги», ей от Павла больше ничего не светит.

В тот же день Алина была поставлена перед фактом:

— Либо ты едешь со мной, либо остаешься с мамой, — сказал Павел, вернувшись с работы.

Разумеется, жена выбрала первый вариант. Они улетели и провели замечательный отпуск. Мать Павла тоже не поехала, не захотела мешать супругам отдыхать. А вот Жанна Витальевна очень злилась и обижалась. Но до ее обиды никому не было дела. Алина побоялась идти против мужа, боясь потерять то, что у нее имелось. Она стала согласовывать крупные траты и перестала спускать его деньги, чтобы не остаться с «фигой», как и ее мать.

Оцените статью
— Своей матери бизнес-класс оплатил, а я в экономе должна ютиться? — возмутилась тёща, когда зять ограничил ее в средствах
И от первого ушла, и от третьего ушла, и детей не родила… Людмила Чурсина осталась бездетной, но прославилась по фильму “Угрюм-река”